Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
09:05 

Очередной поворотный сюжет

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Это простая игра:
Кто-то должен первый сойти с ума..
(с) Nizzze

Знакомство с ХС Реутова не могло оставаться долго незамеченным со стороны моего сознания. Уже в первых главах появились закладки, к которым я потом, по мере продвижения работы с текстом, не раз возвращалось. Самое интересное, что собственно и приковало мое внимание к «Хакерам», а после и к первооснове, было изначальное знакомство с отдельными их исследовательскими методиками. Частично они были принесены из Королевства, частично основаны на чем-то подсознательным, а потому необъяснимом, том, что было заложено в меня изначально, как бы сказал Роман, «программой Духа». Взять то же созерцание… только на него тратится приблизительно 30% моего дня (разумеется, я говорю о разной степени поверхности).
Что меня заинтересовало из техник хакеров, так это Пасьянс Медичи. С упоминанием самого пасьянса я уже встречалась и ранее, но идея, что при его помощи можно планировать будущее (именно расставлять ключевые моменты в последовательности, приводящей к достижению результата), меня потрясла. Жаль, Реутов не дает полного описания этого приема, вернее дает достаточно полное, но не достаточное для того, чтобы ответить текстом на все возникающие у меня вопросы. Впрочем, в сети по этой теме материал имеется, его достаточно много и кое-что я даже сохранила в Избранном, чтоб заняться изучением после прочтения первоосновы.
Теперь же дело за малым – приобрести всю серию интересующих меня книг – собрание сочинений Кастанеды. На данном этапе у меня есть только первый том, при том, каюсь, мне пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не купить сразу четвертый, где речь идет о сноведенческих техниках. Помогло в этом и то, что реализовать на жизненном уровне ни одно из наставлений Романа я еще не пыталась – нужна концентрация, которая пока в темп моей жизни не укладывается. Я решила сперва ознакомиться с теоретической частью, надеясь, что когда-нибудь мне доведется побеседовать с хакерами первого пришествия…

Был потрясающий дождь. Отдавая должное МакДаку и всей его вредности, мы с Гермес все-таки зашли в него и потратили последние деньги. В приобретении желаемого собрания сочинений они бы вряд ли помогли…
Вообще я люблю вечернюю Москву, жизнь в ней становится размеренней, загадочней, такой столица мне напоминает Петербург. Вот и сегодня, гуляя под дождем и по центру, было приятно влиться в этот город, любимый, но не до конца еще принятый и на этот вечер таки его принять. Выходить из фаст-фуда не очень хотелось, предчувствие, что сухой домой мне не добраться смутно маячило в голове, так что как и сознание невозможности сидеть здесь вечно. Мы с Гермес направились к метро.

«Монументальные колонны, поддерживающие подземные своды, вагоны бегающие по замкнутому кругу от станции - в туннель, от станции – в туннель - во всем этом, безусловно, есть свое очарование, под действие которого мы попадаем сразу же, как только оказываемся на ступенях, ведущих вниз. И ровным счетом, какие именно это ступени, не имеет значения, обычная лестница или плывущие на встречу друг другу ленты эскалатора.
Многим людям метро представляется лишь удобным средством передвижения. Но стоит приглядеться, как за овальнообразными стеклами с надписью «не прислоняться» проплывают не только станции и лица пассажиров, но и сюжеты целых жизней, разыгранных по правилам комедий и драм в мире андерграунда.
Залы и переходы – огромный подземный замок, построенный безымянными мастерами, настолько близкий понятию «чудо» и настолько же, если не более, от него далекий. И на этих лестницах-переходах снуют туда-сюда актеры большой и маленькой сцены, надевают на себя величественные маски шуты и наряжают королей в обноски.
Но отыграв свою роль, каждый актер заходит в подкативший вагон и устало скидывает с лица свою маску, обнажая грубость и почитания интересов самого себя. Затем среди затуманенных лиц мелькнет гримаса ужаса, отвращения или стыда – это какой-нибудь инвалид зайдет в вагон и пройдет мимо, заглядывая в бездонные колодцы глаз в поисках луча света и надежды, но встретит ее не у многих. Те остальные либо погрузятся в хороводы печатных буков своих газет, либо устремят свой взор далеко за пределы этого замкнутого пространства, туда, где в сумрачной тени мелькают линии черно-серых оттенков.
Линии, бесконечные прямые, стирающие грань между сном и реальностью, временем и вечностью. Они несутся куда-то в неизвестность, наивно рассчитывая обрести свободу и вырваться из туннеля. И вслед за ними несутся мысли пассажиров, шутов и королей, трагиков и комедиантов этой тихой и такой буйной жизни, обнажающей в своем течении недостатки каждого из нас»

1 ноября 2007

Собственно, ничего нового. Люди, поезда, все то же, что было в подземке чуть меньше, чем год назад, когда писались приведенные чуть выше строки. Я перехожу на свою линию (зеленую к слову, совсем эльфийскую) и вместе с другими пассажирами захожу в вагон, останавливаюсь у двери и облокачиваюсь на ручку, не имея привычки сидеть. Поезд трогается. Я наблюдаю за тем, как мельтешат в окне провода и сваи, или что там еще в этих туннелях, думая о чем-то незначительном, постороннем. Потом я отвлеклась, не удивляйтесь, на темноту за окном, думая о том, что такое страх и откуда он появляется в человеке.

«…люди не могут этому противостоять, а бессмертные – делать вид, что ничего не видят».

Я не помню дословно то, что было рождено в моей голове, то, что возникало само по себе и при этом имело смысл. Я привыкла думать, что человек, как, впрочем, и любое другое существо, вправе сам определять свою судьбу, прибегая к помощи Высшего лишь за советом или подмогой, когда последняя действительно требуется. Внутренний монолог же говорил, что человек ограничен и не в праве распоряжаться своей жизнью.

«Человек не свободен. Он находится в рабстве собственных предрассудков и стереотипов, а потому просто не может быть собой».

Если бы я находилась не в вагоне поезда и если бы не телефонный звонок, вырвавший меня из этого псевдо-пространства, я либо начала бы задавать вопросы, либо кинулась записывать услышанную мысль. Но ни одно из двух условий соблюдено так и не было – какая бы гениальная идея не проскользнула у меня в голове и кому бы она не принадлежала, в конце концов, у меня остался лишь незначительный ее осколок. Возможно, когда-нибудь я ее восстановлю, конечно, если вспомню, к чему сводился вывод…
Что ж, и такое бывает.


@музыка: Nizzze_Простая игра

@настроение: Одержимость

@темы: Неоконченный роман, Мысли вслух, Гамлетовские вопросы, Все по сценарию, Возвращаясь к вечным вопросам, В рутине будничных дней, Берите в руки карандаш и ценной делайте бумагу ©, А город как большой улей, Vocum separatum – особое мнение, Потрясающие находки

URL
Комментарии
2008-09-11 в 20:14 

Вообще я люблю вечернюю Москву, жизнь в ней становится размеренней, загадочней, такой столица мне напоминает Петербург.
не могу не согласиться -)

   

my soul in the sporran

главная