lornalin
Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Часть I.
Диалог с мамой


В ответ на её:


Нет, я не вернусь!..
Зачем мне, глотнувшему свободы и согретому теплом дружеской заботы, возвращаться в мир картонных стен, где всё – иллюзорное, ненастоящее, фальшивое? Там вместо людей – история семьи, вместо чувств – союзы, вместо права на мечту – долг перед родом и прагматичные перспективы расчётливого ума?
Зачем всё это мне, мама?
Мне – разбивавшему колени, кусавшему губы в кровь, готовому бросить палочку и стесать костяшки ударом о челюсть зарвавшегося наглеца?
Как ты не поймешь, мама, мне холодно в этих стенах! Я добавил огня, раскрасив алым и золотым старые гобелены, но теплее не стало. Я кутался по ночам в одеяло, просил растопить камин – и снова нет. Я замерзал в лицемерном царстве вашего равнодушного благородства, цена которому – меньше кната, цены которому и вовсе нет, ибо я готов отдать задаром все эти выцветшие традиции и потрескавшиеся от времени портреты. Они не нужны мне.
Я не вернусь, мама.
Я вырвался из плена холодных картонных стен в мир ослепительного солнца и смеха, и безграничных возможностей – возможностей быть счастливым.
Здесь – я вечный ребенок, бегающий босиком по траве, стреляющий из рогатки, поглядывающий из шалаша на проплывающие в небе облака.
Здесь, вдали от Гриммо, живет тот ребенок, которого вы пытались вытравить из меня с самого детства – непоседливый и живой, настоящий, подвижный проказник. Мне нравится он, мы не хотим расставаться.
Нет, я никогда не вернусь домой, мама.

Часть II.
Диалог со временем


Уроки Маггловедения не бесполезны. Иногда нужно вытащить из шкафа обычный короткий пиджак и спуститься в лондонское метро. Проехать одну линию из одного конца в другой. Подумать.
На станции пересадки вышли почти все.
Я стою у окна, рядом у другого — мальчишка. Короткие кудрявые волосы, их бы чуть причесать, уложить... славно получится. Ему на вид — лет 11-12, и взгляд такой грустный-грустный. Я в его годы тоже думал, чем меньше усилий, тем лучше — хуже от этого не стану, а мать позлится.

Ему на вид лет 11-12, мне сейчас — около 20.
В его годы я был таким же.
Слишком таким же, чтобы сейчас поверить, что не столкнулся нос-к-носу с собственной тенью.

@темы: про-ИГР-off-ое, Разница уровней, Отвага и слабоумие, Оставшиеся герои, На пути домой, Каждый сходит с ума по-своему, И что бы ни случилось я буду ставить на красное ©, Заложники ролей, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Вечные семнадцать, Безумству храбрых венки со скидкой ©, It's music, baby!