lornalin
Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Вчера вечером мы упоролись с К. Он заявил мне, что я его идеальный Король-Солнце, и мы упоролись еще раз.
А утром, пересматривая карточки, я думала, что в самом деле мне не хватает чего-то гардемаринского. Даже не гардемаринского, а вот именно того, куртуазно-дерзкого, которое на выстрел и на удачу. Безумств не юности, но молодости, когда влезаешь с розой в зубах в окна к даме даже после того, как она тебе сто раз ответила «нет». Когда максимализм и эгоизм складываются во что-то опьяняющее и кажется, что весь мир под твоими ногами.
Это ощущение 21-22 лет.
Раньше — слишком много сомнений. Потому что много ситуаций, в которых опыта тебе еще не достает. Слишком много «первых» разов в том и в этом, с теми и с другими. Не только в любви, но в жизни вообще.
А после 25 уже теряешь легкость.
Легкой походкой небитого человека, заметил Метелин.
Просто — легкой походкой.
Можно сколько угодно о чем угодно говорить, но после 25 лет настоящей легкости не встретишь. А если и встретишь, то это уже извращение. Болезнь. Можно оставаться легким человеком по складу характера или легким на подъем, но не легким самому по себе. Потому что слишком много отношений, которые заставляют нести ответственность — от отношений с людьми до отношений с государством. Это нормально. Так и должно быть.

Но вот сейчас безумно хочется безумных поступков молодости (страшно, наверное, из моих уст звучит, да?).
Хочется стрелять из пистолетов, поэтому в пятницу мы едем с ребятами из 33-й в тир, а там, может, и на соревнования. Потому что молодость пронзительна как выстрел. И быстра. И прямолинейна. И иногда не обдуманна. А еще она бывает роковой и обрывает что-то. Будущее или всю жизнь, не успевшую даже расцвести полноценным бутоном.
Хочется безумных поступков молодости и скорости. Скорости — через поля и в лес, пусть даже тонкие ветки хлестают по телу, пусть.
Молодость свободна и хочется именно её.
В том числе и играть.
Это не Хогвартс и не Лаик, потому что и то, и другое — детский сад. Слишком рано, какой бы характер ни взять.
Это и не «Пёсий двор» даже, потому что там примерно тот возраст, но уже головная боль.
Я не знаю, что это, но оно где-то здесь:




Шаг, шаг, шаг по мокрой мостовой - осанна грозам!
Гром твердит о склонности небес к стрельбе...
Шаг меж струй, туда, где кровоточат мантии и розы.
Тот не жил, кто никогда не шел к тебе.

Летний дождь, как занавес, раскроется в полнеба.
Низкий дым окутает изножье стен.
Тот не жил, кто никогда в твоих объятьях не был.
Тот не жил, кто не был взят тобою в плен.


Твои солдатские и царственные контуры
И наслажденье, и мучение для глаз.
Твое гасконское лицо парит над окнами
В рассветный час.

Твоя жестокость - это вид благословения.
Блаженны те, кто не вступал с тобою в спор!
В твоих белесых небесах - мое затмение,
Мой приговор.

Мой век...
Мой дом застыл на стрелках стройной цифрою "17".
В этот час он вылизан дождем и тих.
Тот не жил, кто не мечтал в полях твоих остаться.
Тот не жил, кто не мечтал воскреснуть в них.

Летит меж дулами уверенная конница,
Шуршат страницы под надушенной рукой.

В твоих распахнутых ночах моя бессонница,
Мой непокой.

Твоя фортуна, легконогая и быстрая,
Встает над мертвыми, ликуя и крича.
Несу меж крыльев на спине, как след от выстрела,
Твою печать.
Твою печать,

мой век, мой гений злой. Моя судьба тобой была хранима.
Между карт вращался компас золотой.
Ты, смеясь, ломаешь мне хребет неумолимо.
Ты, смеясь, останешься всегда со мной.


Последние две строфы из песни и вовсе складываются в портрет.
Сударь, я узнаю вас в гриме, но соответствующий тег не ставлю.
Это будет нашей маленькой тайной.

@темы: Разница уровней, Оставшиеся герои, Осколки прошлого, Мысли вслух, Каждый сходит с ума по-своему, Заложники ролей, Градация настроений, Вся правда о рыцарях, Вечные семнадцать, Ветряные мельницы и воздушные замки, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, It's music, baby!