• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: про-игр-off-ое (список заголовков)
21:59 

БЖ, запись #475: про борьбу.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Обычно к нему приходила я — лет восемь, не меньше. Он сидел под своим дубом и играл на арфе в тысяче историй, рассказанных мною ранее, — легендарным предком, тенью, призраком, музой. Он никогда никуда не девался, вшитый шестой нитью голубого цвета где-то между Стерлингом с графами Мара и Уэддерберном с семейством Феа.
А в Самайн он пришёл ко мне сам. Пришёл, уселся напротив и не спел, _рассказал_ историю.
Впервые его пальцы не касались струн, а мне не хотелось пойти впляс, но после _произнесенных_ им слов запел вась мир — для меня. Москва замоталась в тартан: всюду вокруг меня пляшет клетка — серая, синяя, зелёная, фиолетовая, красная, коричневая, желтая. Стоит мне вспомнить его песни, как вокруг собираются известные поэты и певцы, сидят на корточках в круг, внимают, жадно ловят слова. Ленты пестрят видами зелёных холмов и спрятанных в туманах озёр, страницами саг об исторических подвигах горцев, плачем одинокой волынки и хмельными пирами.

Она видит все это. Моя Австрия. Видит и нестерпимо ревнует.
Она уже смирилась с тем, что не всегда самолёты несут меня к ней, что не всегда я славлю только её, но это... гордая любовница поняла, какая нежность связывает двух супругов.
Австрия всюду - подкидывает мне карточки моих любимых замков, дышит горячим шоколадом в лицо со страниц дневников очарованных ею на бегу друзей, вербуя из них союзников, манит сценами театров и концертными залами любимых мною композиторов. У этой красавицы «каменный» характер и она не стесняется показывать свой нрав: рядом с графами Мара обнаруживаются очередные Штейны, ее козырь десятилетней выдержки в шелковом рукаве дорогого платья величественной императрицы.

Австрия и Шотландия борются за мое внимание.
Глупые мои, гордые, любимые мои женщины. Я бы сказала, что меня хватит на всех, но скажу лишь, что где-то там, где на высоте ваших самых высоких пик распято мое сердце. И не так уж важно, вспорол мне грудь Бен Невис или Гросглокнер, все равно это случилось на уровне неба, а значит - случилось навсегда.

@темы: про-ИГР-off-ое, Я искал себя на глобусе, Чувства вместо скальпеля, ХР-хроники, Сколь много нам открытий чудных ©, Сказки Кельтского Лиса, Разница уровней, ПоЧитатели, По дороге сна ©, Отвага и слабоумие, Оставшиеся герои, Осколки прошлого, Небесная канцелярия, На пути домой, На Западном фронте..., Мысли вслух, Моя страна островов, туманов и дождей, Мир под лупой, Иносказательные повести. Разгадаешь?, И что бы ни случилось я буду ставить на красное ©, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Заложники ролей, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Градация настроений, Вся правда о рыцарях, Ветряные мельницы и воздушные замки, Благой Двор Его Величества, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности

20:37 

БЖ, запись #474: про боль.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Ночные игры все больше удручают меня потерянным на следующий день огромным куском времени. Это ещё один признак взросления наравне с готовностью заплатить за билет больше, но добраться до места быстрее — чтобы потратить время более эффективно, чем бездарно на дорогу.

С утра — ужасно болит десна. Вот она, цена утраченной мудрости. Впору шутить шутки про сапожника без шапог и сетовать, что в этой реальности мутноватая жидкость в склянке, подписанной как «костерост», не работает. Работала бы - я бы уже отрастила бы свой зуб обратно.
Матушка подозревает, что боль усилилась из-за холода. Я ей не скажу, конечно, но сколько в легком плаще можно было бегать по улице? С другой стороны, я старательно игнорирую проблему уже три дня как. Три дня. Готова понять организм, привлекающий внимание к себе всеми правдами и не правдами.
Между тем, в ближайшие три дня к стоматологу я не попаду, уже писала — на работе предстоит адское веселье, туда даже экзамен в ГИБДД вставать отказывается. Вернее — меня на этот экзамен начальство не уверено, что сможет отпустить.
Можно было бы сходить, конечно, в ближайшую клинику, но толку? Стоматолог меня направит к хирургу, тут даже спорить и гадать не надо. Мысленно готовлюсь выложить им на пару в этом месяце слишком большую гору денег, а потом ещё морально и физически умирать ближайшие полгода.
Да даже уже не готовлюсь, смирение уже пришло.
Можно мне просто сил пережить ближайшие три дня?
Больно говорить, глотать, пить, есть. Малейшее движение челюстью — боль. А всем вокруг, как назло, хочется внимания и общения, что неуместно вдвойне, если учесть приближение битвы. Да, меня могут не отпустить на экзамен, но это не отменяет необходимость к нему готовиться

@темы: про-ИГР-off-ое, Чувства вместо скальпеля, То, что не нравится Валмонам..., Под конвоем, Памяти того дня, Отвага и слабоумие, Мысли вслух, Заложники ролей, Жизненный эпизод, Градация настроений, Ветряные мельницы и воздушные замки, В рутине будничных дней, Будет и на нашей кухне телевизор! ©, Безумству храбрых венки со скидкой ©, БЖ: бортовой журнал, [ЭКЗ]екуция сознания, она же сессия

21:35 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:47 

БЖ, запись #464: про диалоги.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Часть I.
Диалог с мамой


В ответ на её:


Нет, я не вернусь!..
Зачем мне, глотнувшему свободы и согретому теплом дружеской заботы, возвращаться в мир картонных стен, где всё – иллюзорное, ненастоящее, фальшивое? Там вместо людей – история семьи, вместо чувств – союзы, вместо права на мечту – долг перед родом и прагматичные перспективы расчётливого ума?
Зачем всё это мне, мама?
Мне – разбивавшему колени, кусавшему губы в кровь, готовому бросить палочку и стесать костяшки ударом о челюсть зарвавшегося наглеца?
Как ты не поймешь, мама, мне холодно в этих стенах! Я добавил огня, раскрасив алым и золотым старые гобелены, но теплее не стало. Я кутался по ночам в одеяло, просил растопить камин – и снова нет. Я замерзал в лицемерном царстве вашего равнодушного благородства, цена которому – меньше кната, цены которому и вовсе нет, ибо я готов отдать задаром все эти выцветшие традиции и потрескавшиеся от времени портреты. Они не нужны мне.
Я не вернусь, мама.
Я вырвался из плена холодных картонных стен в мир ослепительного солнца и смеха, и безграничных возможностей – возможностей быть счастливым.
Здесь – я вечный ребенок, бегающий босиком по траве, стреляющий из рогатки, поглядывающий из шалаша на проплывающие в небе облака.
Здесь, вдали от Гриммо, живет тот ребенок, которого вы пытались вытравить из меня с самого детства – непоседливый и живой, настоящий, подвижный проказник. Мне нравится он, мы не хотим расставаться.
Нет, я никогда не вернусь домой, мама.

Часть II.
Диалог со временем


Уроки Маггловедения не бесполезны. Иногда нужно вытащить из шкафа обычный короткий пиджак и спуститься в лондонское метро. Проехать одну линию из одного конца в другой. Подумать.
На станции пересадки вышли почти все.
Я стою у окна, рядом у другого — мальчишка. Короткие кудрявые волосы, их бы чуть причесать, уложить... славно получится. Ему на вид — лет 11-12, и взгляд такой грустный-грустный. Я в его годы тоже думал, чем меньше усилий, тем лучше — хуже от этого не стану, а мать позлится.

Ему на вид лет 11-12, мне сейчас — около 20.
В его годы я был таким же.
Слишком таким же, чтобы сейчас поверить, что не столкнулся нос-к-носу с собственной тенью.

@темы: про-ИГР-off-ое, Разница уровней, Отвага и слабоумие, Оставшиеся герои, На пути домой, Каждый сходит с ума по-своему, И что бы ни случилось я буду ставить на красное ©, Заложники ролей, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Вечные семнадцать, Безумству храбрых венки со скидкой ©, It's music, baby!

03:03 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:10 

Отчет с игры [околоБиблия; «Милости всех просим в Ад»].

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Обстоятельные отчеты @дневники не любят (еще одна причина, по которой я их не пишу), поэтому будем хитро изворачиваться набором ссылок.

Начинать рекомендуется с ПРОЛОГА, ибо только он дает возможность в полной мере постичь глубину дна.
Далее - СЫГРОВКА, которая была 10 марта и которую я перед игрой умышленно закрывал для чтения. Сыгровка, как и отчет, не претендуют на дословное воспроизведение всех диалогов и хронологии - потому что и первые, и вторая пали жертвой ОБВМ-а. То, что в памяти осталось, в основном, впечатления, было доструктурировано до какой-то логики, чтобы случайным читателям было примерно понятно, о чем речь.
Далее, собственно, ОТЧЕТ - он в записи, которую вы читаете прямо сейчас. Если не боитесь апокрифов, смело идите под МОРЕ.
После попытки описать игровые события - самое время ЭПИЛОГУ.
Ниже в комментариях к записи - БЛОК БЛАГОДАРНОСТЕЙ #1, 2, 3, 4, 5.
ФОТООТЧЕТ можно посмотреть в instagram.

Евангелие игровых событий, или Апокриф о том, как архангел Михаил в Ад спускался.

@темы: про-ИГР-off-ое, Оставшиеся герои, Небесная канцелярия, Вся правда о рыцарях, Ветряные мельницы и воздушные замки, Безумству храбрых поем мы песню ©, Безумству храбрых венки со скидкой ©

01:56 

БЖ, запись #450: про субботнюю сыгровку, или Апокриф от Михаила [потоком сознания]

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Выбор твой – вот твоя цена [ц]

День тишиной охвачен,
Раны небес горят.
Среди всего, что утрачу,
Ты - большая из утрат.
Что ж, видно так того желал Господь!
Что ж, видно так того желал Господь!
[ц]


Когда Отец меня создал и я почувствовал, как свет заполняет все моё существо напополам с разумом, я остро ощутил и свою потребность быть полезным Ему. Изучая глубину сфер в одиночестве, я молил Его указать мне, чем Ему помочь, но Он твердил, что мне следует набраться терпения и подождать, придёт и мне черёд вплести свою ноту в хоры Вселенной.
Потом я встретил его - Светоносного, гордого и сильного. Он спросил:
- Ты мой младший брат?
А я отвечал:
- Всего лишь один из, - и это было правдой, ибо после меня придут многие, а я среди них буду лишь первым среди равных. Тогда я ещё не знал, что за роль была мне уготована, я не стремился бы лидером, а зелень моего оперения была надёжна сокрыта серебром - сиянием ослепительной чистоты, чести и благости.
Люцифер тем временем спросил:
- Ты будешь мне помогать?
И внутри я изумился: я ведь был создан орудием Господа, но не ангела. Впрочем, разве не для того же создан и прекрасный брат мой? Вместе мы будем возделывать небесные сады и розы них зацветут так сладко, что будут благоухать у подножия трона Вседержителя.
И ответил я брату так:
- Скажи, в чем ищешь ты помощи, и я найду в себе силы помочь тебе.
И была в том правда, чтобы не ведал я ещё всех скрытых во мне талантов, а Люцифер, что был старше меня и опытнее, испытывал мои силы и, кажется, остался мною доволен.
Во след мне и в самом деле появились другие ангелы. Мы воспитывали их вместе, пока не был сотворён Ориэль. Я встретил его первым и тут же понял, что он родственен мне по духу, а потому удалились мы прочь от остальных и я обучал его искусствам, которыми владел сам и делился знаниями, которые успел стяжать.
Отсутствие моё заметил Люцифер и, отправившись на поиски, нашёл нас в тиши за книгами.
- Кто это? - с сомнением спросил он, ревностно оглядывая новоприбывшего.
- Мой брат, - отвечал я, впервые полагая что-то моим, ибо он был послан Отцом в помощники уже мне. - Я должен обучить его.
- Кто это, Михаил? - спросил уже Ориэль.
- Наш старший брат, - ответил я, и это «наш», кажется, было единственным, что усыпило возмущение Люцифера.
Впрочем, Светоносный так до конца и не понял, что не все ангелы призваны усаживать цветами его гору и вживлять пламенеющие искры в камни у её подножия. То и дело я находил его в компании ангелов, что забывали представить в срок свой отчёт для внесения его в Книгу Знаний, либо же тех, кто оставлял подопечных ради его общества. Тогда я укорял их, да и старшего брата, ибо и у него были дела, о которых он полагал возможным думать после удовлетворения своих личных нужд, что никак не соотносились с намерениями нашего Отца. В такие мгновения я чувствовал, как во мне поднимается ярость, но Отец учил меня терпению, смирению и милосердию, а потому я сдерживал себя и наводил порядок среди легионов, не давая выхода эмоциям.
Я не сдержался, когда Люцифер чуть было не сжёг Землю - величайшее творение нашего Отца, обретшее, наконец, материальную форму. Мы уже успели поговорить с ним о Замысле, о том, что нам не надлежит вмешиваться в него, но он не услышал моих слов. Впрочем, он был дорог мне и я вскоре отправился к нему в поисках прощения за вспыльчивость.
В следующий раз он возроптал, когда на планете зародилась жизнь, он грозился скормить всех тварей морских своему дракону и обвинял Отца в воровстве, не понимая, что суть первых творений Господа в соединении материи с душой. Я, впрочем, сам ещё того же не зная, умолял Люцифера не роптать, но поговорить с Творцом, ведь не мог Тот, при всей Своей любви к старшему из крылатых детей, приписать Себе его заслуги. Люцифер поговорил и в следующий раз я услышал о нем, когда ангелы возопили:
- Михаил! Где Михаил?
Младшего из наших братьев Люцифер заключил в материальной оболочке, поместив на земную твердь. Тот, запертый в себе, утративший способность к полету, загнанной птицей бился в сосуд своего облачения до тех пор, пока не сошёл с ума. Кафриэль пытался его усмирить, но это не помогало, лишь усугубляло страдания.
- У тебя немного времени. Чтобы объяснить мне. Что тут происходит. И кто в этом виноват.
Я дрожал от гнева и чувствовал, что за такое можно развеять ангела. Слишком жестоко и очень больно. В первую очередь потому что я понимал, чувствовал, кто за этим стоит.
Кафриэль тем временем не мог ничего ответить.
- Исчезни, - сказал я.
- Но, Михаил, он безумен! Он бросается на всех подряд!
- Я сказал: исчезни, - повторил я, коснувшись запечатанного ангела крылом и погружая его в сон. - Ориэль, - позвал я. - Постарайся вернуть его на путь света.
Ориэль унёс недвижимое тело, я же полетел на поиски Люцифера, но он меня ждал и не желал видеть - пришлось поставить вокруг его горы сигнальные знаки, а другим ангелам запретить посещать его. Также открылось мне, что Ориэлю не хватит сил исцелить нашего брата, ибо для этого надлежит напрямую воззвать к Богу, что дано было лишь нам с Люцифером. Я унёс несчастного в уединенное место, впрочем, вскоре ко мне присоединились любопытствующий Кафриэль с Ориэлем. На первого я все ещё был зол, ибо чувствовал его причастность к «эксперименту» брата, а главное - не видел, чем он мог бы мне, в отличие от Ориэля, помочь, но я позволил ему остаться и мы смогли исцелить смущённый разум заточенного ангела. Ауриэль уже освободил его от оков тела, но духу тоже нужно было утешение и мы смогли ему его дать.

- Тебе ли, ничтожный, мне угрожать?!
Уходи с моей дороги, глупец!
[ц]

Признаться, выходки Люцифера мне уже порядком надоели. Мне казалось, он делает все мне на зло, мне - а не Отцу, чьё внимание, по его словам, он пытался привлечь. Все это мне, Стражу Рая, настолько надоело, что я поставил на этот раз сигналки вокруг планеты, а, когда они сработали, нашёл его в образе змеи на сфере и выдворил прочь, в атмосферу, где ему пришлось вернуть себе истинный облик.
- Ты надоел мне, Михаил, - зло сказал он.
- Ты больше не подойдёшь к этой планете.
- Уйди, Михаил. Пока я не отправил тебя на край Вселенной. Я могу. Ты же знаешь. Неужели не страшно?
- Нет, - упрямо отвечаю я, готовый, если надо, противостоять брату и защищать созданное Отцом, даже если исполнение долга обернётся для меня гибелью.
- Ты слабее меня, ты не сможешь мне помешать.
Я взываю к Отцу: «Дай мне сил противостоять Ему, если он попытается вмешаться в Твой Замысел». Я взываю и понимаю, как меняется природа установленного мною сигнала.
- Хорошо, - говорю, - ты сможешь пройти, если твои помысли не нарушат хода Творения.
Люцифер, ликуя, проскальзывает мимо, но не дождавшись моей реакции, быстро начинает скучать и удаляется. Я же, выставляя вокруг Земли легионы свои и Гавриила, удаляюсь к своим делам, ибо сколь бы ни был значим этот разноцветный космический шар, я не могу стоять подле него дозором, забыв все остальное.
Мой покой нарушает Ориэль. Я вижу, он весь дрожит, и заботливо укрываю его своим крылом, пытаясь ободрить, мягко глажу волны золотых волос, стремясь успокоить, и спрашиваю, что случилось. Он отвечает, что видит в Люцифере тьму (впрочем, он не знает пока, что это, да и я тоже), что он меняется и что дорога, которой он идет, разрушит его, погубит и уничтожит.
- Михаил, поговори с ним! Поговори с Отцом! - рыдая у моей груди, бормочет маленький брат. - Я пытался говорить с Ним про Люцифера, но Он не слышит меня! Тебе Он ответит! Попроси Его вернуть нам Люцифера, Он ведь может, Он же все может!
Я пытаюсь объяснить Ориэлю, что мы не можем вмешиваться в чужой выбор, что Люцифер в нем свободен и даже Бог не станет нарушать своих же правил, так что и мы не должны стремиться к этому, хотя я мог бы призвать свои легионы и все вместе мы могли бы внушить Люциферу дорогу, которой следует идти. И все же я обещаю Ориэлю поговорить с братом. И с Отцом.
- Да, поговорю. Но я не стану Его просить изменить или преступить правила, - сразу отрезаю я, понимая, что как бы слезно я ни просил, Бог не пойдёт на это, он и так из любви к Люциферу слишком на многое и слишком долго закрывал глаза. - Я узнаю у Него, что происходит и чем мы можем помочь брату, но просить Его нарушить однажды изречённое Слово, я не могу. В конце концов, это выбор Люцифера.
Наконец, на этих условиях Ориэль соглашается, но я, прежде чем пойти к брату, возношусь со своими вопросами к Отцу и он обращает меня к самым ранним, самым первым моим урокам - урокам терпения, прощения, снисхождения. Он говорит мне, что мы должны верить в то, что наш брат выдержит испытание и по мере сил оказывать ему помощь в его прохождении, говорить с ним, обращать его к воспоминаниям о счастливых днях, вести его дорогой познания, которое он в своей обиде слепо отрицает и потому не способен постичь.
Я иду к Люциферу. Меж нами, когда-то делившими на двоих вечность, многое изменилось. Не сходясь во мнениях, не единожды мы расходились, сталкивались, сражались, меряясь мудростью и силой, в которой он, сотворённый первым, превосходил меня, но которую я компенсировал своей верой Отцу и верностью. Я запрещал ему приближаться к тварной планете и населяющим её существам, он закрывал от меня гору, на которой обитал. Многое между нами изменилось и многое было, но, видимо, место Надежде и в самом деле осталось в наших сердцах, ибо он услышал мой призыв, возможно, истосковавшись по тем временам, когда сталкиваться лбами для нас ещё не вошло в привычку, когда мы были поддержкой и утешением друг другу, когда я сто крат чаще являл свою заботу о нем - вот как сейчас. Он позволил мне приблизиться к себе и спросить:
- Что с тобой, брат?
- А ты сам не видишь?
В его голосе я слышал горечь и неизбывную тоску, они убаюкивали злобу и обиду Люцифера, чувствовать которые в нем я уже привык, делали старшего брата слабым, мягким и отзывчивым. И я действительно видел сам. Иначе бы не сумел смирить свой гнев на брата, иначе бы не волновался за него, как и Ориэль, не боялся бы за него, хотя существу моему и не свойственен страх.
- Я вижу, что твой свет гаснет. Это беспокоит меня, брат мой.
- Зато Ему все равно!
Он вспылил, и огонь, высекая в воздух искры, скользнул по его крыльям. Я распахнул свои, опуская на золото его огня серебро своих перьев, смиряя его гнев и забывая все наши прежние склоки.
- Ты ошибаешься. Я говорил с Ним. Он, как и прежде, любит тебя вперёд всех нас.
- Ты говорил с ним? Когда?!
Я удивлён его любопытством. Разве что есть в том удивительное, что мы можем общаться с Отцом?
- Перед тем, как прийти сюда, - честно отвечаю я не без некоторого смущения. Я ангел и не могу солгать. - Я искал у него совета, а нашёл веру. В тебя. Признаться, я почти был готов признать, что она меня оставила.
- Мне Он не отвечает! Он не говорил со мной с тех пор, как создал этих существ в воде!
- А ты обращался к Нему?
Он долгое время молчит, я вижу, как хмурятся его брови, как в душе - плещется море:
- Нет.
- Тогда чему удивляешься ты?
- Раньше Он сам приходил ко мне!
- Раньше у Него было меньше забот. У всех нас.
- Вот именно! Но Он не хочет принять мою помощь!
- А ты предлагал?
- Да! Сотни, тысячи раз! Но после того, как я создал для Земли огонь, согревающий её, он отказывает мне в моих идеях.
- Возможно, ещё просто не пришло время? - ласково спрашиваю я, словно у ребёнка. Даже странно, что я утешаю старшего брата, я ведь младше, он же - сильный и несгибаемый. Я наклоняюсь ниже и, кажется, вижу в излучинах его глаз блеск слезы. - Знаешь, когда я только был Им сотворён, я тоже искал способа облегчить Его труды и принять на себя их часть. Тогда Отец преподал мне урок терпения, объяснил, что моё время ещё не пришло. Возможно, ты нужен Ему для великих дел, которым мы лишь готовим почву.
- Но я не понимаю, почему я не могу приобщиться к этим делам уже сейчас? Почему я не могу вносить своё видение в ту глину, с которой мне предстоит работать?
- Пути Господни неисповедимы. Но ты должен помнить главное: Отец любит нас и никому не может желать или причинять зла.
- Да! Нас Он любит! Сейчас! Но свою новую игрушку Он будет любить больше!
- Новую игрушку?
Мне трудно сдержать удивление. В первую очередь удивлением тем словам, что для откровения выбирает Люцифер.
- Ты не знаешь? Он не сказал тебе, что завтра Он создаст «нечто особенное»? Человека? Человека, который будет венцом всех Его творений! Но все Его нынешние творения слабы! И каждое последующее слабее предыдущего! Даже я сотворил существо более совершенное и неуязвимое, чем сейчас выходят из Его рук!
- Люцифер, - укоряюще говорю я, вздыхая, - ты так и не научился ценить малое. Иногда в песчинке силы больше, чем в скале. Иногда малым можно совершить великое. Возможно, преемственность поколений и есть тот дар Отца, что делает Его новые творения особенными. В них есть искра, которую ни повторить, ни создать не способен ни один из нас. Даже ты. Вероятно, передавая эту искру от родителя к потомку, растения и животные совершенствуются. И, возможно, пока это ускользает от наших глаз, но однажды мы прозреем и постигнем всю глубину их совершенства. Пока же нам следует довольствоваться малым и наслаждаться свежестью их новосозданной красоты.
- Но ты же знаешь! Я не могу довольствоваться малым! Я люблю силу! Истинное величие должно быть заметно издалека!
- Если так, брат, то отчего же гаснет твой свет? - я смеюсь, пряча лицо в его перьях, вынуждая его оглянуться. - А ведь ты сильнее всех нас, лучше. Верни свой свет, Люцифер, и смири своё нетерпение. Мы должны верить в Отца.
- Верить... Я верю в Него... но порой мне кажется, Он не верит в меня!
- Он верит, что тебе достаточно сил, чтобы пройти дорогой пути, который ты изберёшь.
Брат смотрит на меня с недоумением, потом потрясается головой:
- Это другое.
- Да. Но это Господь для того, чтобы мы верили в него. Наша роль иная.
- Но я не хочу иной роли! Я хочу быть с ним! Там!
- Люцифер! - мои слова призваны одернуть его. - Тебе нечего делать Там.
- Не потому ли, что он боится?
- Боится?
- Если бы Он любил меня больше, чем боялся, разве не забрал бы Он меня к себе, как Своего другого Сына?
- Наш Отец триедин. Его Сын, как и Его Дух, неотчуждаемая Его часть.
- Я тоже хочу быть Его частью!
Мне отчаянно хочется отвесить брату подзатыльник крылом, но я ограничиваюсь лишь тяжёлым вздохом.
- Да простит мне Отец эту мысль, но представим на миг, на краткий миг, что это невозможное возможно, разве не придётся тебе отзататься от своих крыльев, от своей индивидуальности... от нас, твоих братьев, от нашей дружбы? Кроме того, скажи мне, мой несносный брат, - я слышу под крылом смешок, - разве ты не помнишь, что лишь мы двое можем говорить с Богом? Разве готов ты отказаться от бесед со своими друзьями и слышать лишь меня?
- Какой же ты зануда, Михаил, - Люцифер все же смеется, но вскоре замирает в глубокой задумчивости. - Мне ни к чему их дружба. Мне вообще ни к чему эта дружба. Все они слабы. Ты ещё хоть что-то можешь, но они...
- И тем не менее они любят тебя. Не меньше, чем я. И они всегда готовы тебя поддержать. Как и я. Ты можешь свободно говорить с нами, делиться своими открытиями и переживаниями, дорогой брат. Ты можешь многое, поэтому не позволяй себе гаснуть.
- Ты прав, - Люцифер встрепенулся, выпутываясь из лучей моего света, но не выпуская руки, - мне следует вернуть свой свет. Я сделаю это.
- Обещаешь? - я мягко улыбаюсь ему кончиками губ. Когда причиной моей улыбки последний раз был он?
- Да.
На его лице ответная улыбка борется с душевными терзаниями. Но я вижу, он не лжёт, давая мне обещание. Я уже научился чувствовать, когда его слова расходятся с его намерениями или мыслями.
- Пообещай мне ещё одно? - тихо прошу я.
- Я слушаю тебя, Михаил.
- Не разочаровывай меня, не огорчай, хорошо?
Люцифер смеется, у входа в пещеру мелькает фигура Ориэля и я вижу, как брат хмурится, не желая закрываться обратно. Он хмурится, Ориэль вопросительно смотрит на меня в поиске разрешения остаться, но я отрицательно качаю головой младшему брату и тот исчезает. Люцифер выдыхает и на дне его сияющих глаз я вижу печаль:
- А что, если я и был создан для того, чтобы разочаровывать? Его я, кажется, уже разочаровал...
- Это не так, - уверенно говорю я, опровергая сразу оба предположения.
- Откуда ты знаешь?
- Ну, в конце концов, я же Ангел Разума. Знания тоже относятся к сфере моих забот.
Люцифер снова улыбается и смотрит на землю. Все ещё - с тревогой. Разогнать эту тревогу я, видимо, бессилен, но сгущающаяся вокруг него тьма все-таки отступила.
- Я попытаюсь, Михаил, - наконец, говорит брат. - Обещаю попытаться.
Я киваю и сердце моё наполняет радость. Мы любуемся тем, как в атмосфере молодой планеты медленно угасают алые всполохи заката и наступает ночь. Кажется, что не было между нами всех этих ссор и споров. Кажется, что мы вновь столь же юны, как на заре своего явления среди черноты небес.
* * *

- Было время - спиной стояли к спине,
Нынче время - лицом к лицу нам стоять!

-Поверить не могу! Ты ль - мой послушный брат?
Где преданный твой вид? Где твой покорный взгляд?
Тот брат, что верил мне,
В огонь за мною шел?
- Тот брат сгорел в огне,
Который ты разжег!
[ц]

Новый день начинается собором ангелов всех чинов и возрастов. Я не удивлён тому - Люцифер предупреждал, что на шестой день Отец увенчает воплощённый мир явлением Человека. Если я и огорчён тем, что этой тайны Отец мне не открыл, то лишь малость - Его волю принимаю со смирением, Он и без того открыл мне более, чем иным из братьев. Кроме того радость примирения Люцифера, обуздание его гордыни греют мне сердце.
Но спокойствие моё недолговечно. Со звоном оно разбивается, подобное струе родника, бьющей в каменную глыбу источника - на приказ Отца преклониться перед хозяином Его Райского Сада Люцифер отвечает гордым отказом, встаёт и уходит, увлекая вслед за собой тех, кого полагает недостойными своей дружбы, тех, кто ищет её, но способен вкусить лишь иллюзорный плод собственных ослепляющих желаний.
Я смежаю веки, но внутренний взор мой столь же ясен. Я не хочу видеть, как вместе с отдаляющимися фигурами братьев в высоте небес тают и обещания, что накануне, буквально вчера давал мне Люцифер. Буквально вчера!
Я не хочу видеть, как тлеет след угасающей Надежды, но вижу, как возмущенно сложились домиком брови Гавриила, как Рафаил качнул головой, как замер Ориэль, как забегали глаза младших, пытаясь осмыслить всю невозможность произошедшего.
Я выжидаю момента, когда почтение моё к Человеку будет испито им до конца, затем поднимаюсь и буря обнимает мои золотые сандалии - я не злюсь, я смиряю свой гнев и тяну руки к мысли, что ещё один разговор позволит исправить случившееся, что Люцифер одумается, он же обещал не разочаровывать меня.
Я отправляюсь к его горе, но она вновь закрыта. Я взываю к нему, я чувствую, что мои слова достигают его разума, но он, позволяя им звучать в голове, остаётся к ним равнодушным. Он призывает своих друзей куда-то идти, что-то делать, но из всего потока его слов моего слуха достигают лишь малые капли. Я решаюсь идти к Отцу, я собираюсь просить Его дать брату время, но у подножия Престола я сталкиваюсь с младшими братьями.
- Гавриил, отправляйся к Земле. Возьми мои легионы, если нужно.
Да, я буду говорить с Отцом, но Бог, в отличие от Люцифера, не спешит в своих деяниях. Я боюсь, что брат совершит нечто ужасное, пока я буду искать у Творца силы, чтобы достучаться до старшего.
Гавриил понимает меня и исчезает на горизонте. Я оборачиваюсь и собираюсь расправить крылья, как свет застилает мне глаза, отрезая своим потоком от младших, от всего на свете.
- Извлеки меч сердца своего, Михаил, - велит мне мой Господь и Отец.
И моя рука стремится исполнить приказ, ибо мыслью я едва поспеваю за ней, ещё не ведая, что кроется в этом слове, но уже трепеща от предчувствия своей злой судьбы.
Где-то там, где мои закрылки растворяются в узелке света, я нащупываю рукоять и тяну за неё. Меч, как из ножен, выходит из груди моей, я крепко сжимаю его в ладони и ещё не знаю, сколь сильно принятие мною моего рока изменило меня.
Биенье сердца чувствует клинок,
Пронзая плоть и кровь освобождая...
Передо мною тысячи дорог,
Но вот - земля уходит из-под ног,
И Тьма меня безмолвно окружает...

Божественным ли промыслом влеком,
Иль дьявольским соблазном ты прельстился?!
Быть может, братства преступив закон,
Быть может, став карающим клинком,
Пойму я, что обрел, а с чем простился...

Каждый из нас обрел свое
В час испытания огнем:
Все потеряв, но выстояв,
Я Путь увидел истинный!

Боль в сердце чувствует клинок,
Но сделан шаг - и нет пути обратно...
Мой тяжкий долг, иль мой тяжелый рок?
Я - словно слеп, меня ведет клинок...
Клинок стремится к Цели. К сердцу брата...
[ц]

- Останови своего брата, Михаил, - велит мне мой Господь. - Он хочет сжечь мир, что вручён тебе под защиту.

Я вспоминаю свои же слова:
- Ты надоел мне, Михаил, - зло сказал он. - Уйди.
- Нет, Люцифер. Отец вверил мне защищать эту планету и Его творения.
На лице брата криво дёргается мышца, лишая его совершенной красоты.


Защита. Да. Мой удел вечно противостоять брату, защищая младших детей Отца.
И все же я медлю. Медлю, потому что мне трудно поверить, что надежды для Люцифера больше нет, что он перешёл ту границу, от которой обещал мне держаться далеко. Ещё вчера моя вера спасала его, но сегодня... сегодня я сам должен стать брату палачом. Я! Тот, которому он - единственный старший брат. Тот, с которым он столь щедро делился первыми мгновениями этой Вселенной - бесконечно долгими мгновениями, бесконечно короткими вечностями!
Внутри меня рушатся скалы и падают в расщелины горы. Я пытаюсь пережить это откровение, ставшее для меня потрясением, а Рафаил смотрит в мои глаза - решительно, требовательно, вынуждая шагнуть к порогу, за которым я лицом к лицу встречу своё Проклятье.
Шаг, ещё шаг... и вот я вижу, как вдалеке Гавриил встал перед легионами, закрывая их своей спиной:
- Уходи, Люцифер! Я не позволю тебе причинить зло этому миру!
- Молчи, глупец. И отойди. Иначе я тебя уничтожу.
Гавриил выступает вперёд, ему тоже не ведом страх, но вот мгновение - и младший брат летит в облака. Рафаил срывается с места, спеша ему на помощь и бросая мне на прощанье суровый взгляд, а в ладонях Люцифера зажигается пламя, превосходящее то, что днями ранее он уже направил в Землю перед тем, как твердь, по воле Отца, поглотила его. Огонь разрастается, а моя ладонь лишь крепче сжимает рукоять и в тот миг, когда огненный шар срывается с кончиков пальцев моего старшего брата, я устремляюсь вперёд, чтобы настигнуть его у самого края и разрубить. Опрокинувшиеся полушария пламени растеклись лавой и хлынули бушующим водопадом вниз, в бездну, оставляя нетронутой мою маленькую планету.
Я вновь заношу меч и, едва прочитав ужас в глазах бунтующих братьев, вонзаю его в облако под их ногами. Остатки лавы, не успевшие опрокинуться вниз, вспенились, надулись у ног непокорных шарами и захватили их, чтобы, подобно ртути, присоединиться к основной своей массе. Пролетая мимо Цветущего Рая, огненные пузыри отпустили Люцифера и он, втянутый атмосферой планеты, рухнул на землю, которую пытался уничтожить. Вслед за ним пали и те, кто посмел не покориться воле Отца.
Я, перевесившись через край, видел, как они корчатся на земле от боли, как крылья их вывернулись и помялись, как почернело от пламени их оперение, а на голове меткой позора и бесчестья выросли роговые наросты, лишая их ангельской красоты и превращая в уродов. Моё лицо скривилось и я, не способный созерцать это превращение, вернулся к Гавриилу, чтобы убедиться, что тот в порядке.
В этот момент мимо меня к выжженной пламенем дыре скользнул Ориэль.
- Куда ты? - строго спросил я, хватая брата за плечо.
- Я должен помочь ему! - выдохнул он, и пальцы мои разжались, отпуская его навстречу бездне. Я не мог удержать Ориэля, ибо знал - он сделал свой выбор. Но не мог и не прошептать с горечью ему вслед:
- Уже поздно.
Я обернулся к братьям лишь когда брешь в облаках вновь затянулась.
- Михаил... - тихо прошептали они, вызывая моё любопытство, ибо причиной их удивления был я. Ответ на свой немой вопрос я прочитал на дне их глаз, ибо своё сознание они, в отличие от ушедших, от меня не закрывали. Мои крылья, что раньше сияли серебром, горели теперь золотом дня, ибо я покрыл себя богоугодной и правоверной славой, о которой никогда не помышлял. Поверх одеяний я был облачен в доспехи, а меч, что извлёк я из сердца, нашёл своё место под левым крылом.

* * *

Спустя много лет и много битв против брата, которого я по старшинству сменил в Царстве Небесном, мы встретимся с ним в недрах мира, где пылает пламя Гиены Огненной. И тогда он спросит меня:
- Ну и каково быть архангелом, склонившимся перед этим... человеком?
И я, глядя в его глаза, услышу меж этих гордых слов неизбывную тоску по былым временам, по дому и по Отцу. А ещё по тем разговорам, что имели место меж нами накануне его падения.
И я скажу ему, что Отец милосерден и что для каждого у него найдётся прощение.
И всем сердцем я буду верить, что и для него - тоже. Прежде всего - для него.
Будет день – впервые за много лет -
Не откажут крылья и боль пройдет,
И, простив ненужность свою Земле,
Вновь начнешь оборванный свой полет.

Сердце как звезда и ясны пути,
Ночи и венец серебра луны.
Позабудь о земле, лед оков – прости,
Подари Земле Золотые Сны.

О тепле любви, что сметает страх,
О величье веры и красоты
Сердце мира бьется в твоих руках.
Так прими, достойный своей мечты.

Возвращайся, родина в Небесах,
Ведь не зря казалась земля тесна.
Сердце мира бьется звездой в руках,
И дорога в Вечность светла, ясна

И свобода рядом навек, сестра.
Не откажет больше крыло твое.
Лишь держа звезду в молодых руках,
Не забудь о мире, где взял её
[ц]


 

@темы: про-ИГР-off-ое, Разница уровней, Под конвоем, Памяти того дня, Оставшиеся герои, Небесная канцелярия, Каждый сходит с ума по-своему, Заложники ролей, Вся правда о рыцарях, Все по сценарию, Возвращаясь к вечным вопросам, Ветряные мельницы и воздушные замки, Безумству храбрых венки со скидкой ©, БЖ: бортовой журнал

09:02 

Мы сделаем это, потому что кто-то должен. Вэлком, гайз! Мы замышляем ШАЛОСТЬ.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Анонс «Рождественский экспресс»

Апрель 2016 года

впервые в истории российских ролевых игр
ВАГОННАЯ РОЛЕВАЯ ИГРА
по мотивам серии книг о Гарри Поттере
by МГ «Три рождественских оленя» в лице ~Анориэль~, dariana & lornalin


OST

Признайтесь, вы ждали этого давно.
Пусть вам уже не 11 лет, вы всё ещё не теряете надежды однажды отправиться туда — в Хогвартс, самую известную в мире школу чародейства и волшебства.
Сколько раз в мечтах вы держали в руках заветный билет? Сколько раз представляли, как пересекаете платформу 9 и 3/4 и видите перед собой локомотив, который на долгие 10 месяцев увезет вас в место, где магия реальна.

Хогварт-экспресс.
Эта игра — ваш реальный шанс сесть на поезд и услышать под ногами стук самых настоящих колес, уносящих вас на север, в заснеженную Шотландию. Вы сможете бегать по соседним купе, выпытывая у друзей и однокурсников, как прошли каникулы и что им подарили на Рождество. Вас ждут рождественские слухи и сплетни взрослого мира, загадки и тайны, которые невозможно скрыть от детских глаз, как бы ни старались взрослые. А главное — вас ждут друзья и враги, с которыми вы будете заперты в одном вагоне на несколько часов. Вы готовы к этому?

Ясно одно — устоять невозможно.
Всем известно, что настоящие приключения начинаются с дороги к ним. Пришло время ступить на эту дорогу.
Испытайте себя.

ВО ЧТО ИГРАЕМ

Дата проведения: 15, 16 или 17 апреля 2016 года (точная дата будет определена в соответствии с расписанием поездов на апрель)
Место проведения: поезд «Невский экспресс» Москва - Санкт-Петербург или Санкт-Петербург - Москва.
Количество участников: ровно 45 человек
Взнос: ориентировочно 1500-2000 рублей (размер взноса будет зависеть от цен на билеты; стоимость билета на поезд включена во взнос)
Сообщество игры: click.

РЕПОСТ ПРИВЕТСТВУЕТСЯ.

@темы: Анонс, про-ИГР-off-ое, Каждый сходит с ума по-своему, Безумству храбрых венки со скидкой ©

23:46 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Отчет унара Франсуа, который скрытый Валме, с игры «Тайна старого монастыря». Или же его подобие, более похожее на размышления вслух вокруг двух предметов, всплывавших так или иначе всю игру.

По умолчанию, открыт тем, кто в большей или меньшей степени упомянут в тексте. Если вы вдруг хотите это прочитать для общего развития, не смотря на... маякните куда-нибудь.

URL
22:13 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:05 

Первые впечатления после игры [«Estron reve»; авторский, но почти наш мир, хоррор].

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Кратко об игре.
У нас был свой Майдан с блэкджеком и шлюхами.
Мы строили баррикады, раздавали людям стеклотару, чтобы хоть как-то вооружиться против полчищ сектантов. Мы умирали свободными.

В целом, мне очень даже зашло.
Я вообще большой поклонник небесной канцелярии, процесса миротворения и божественного вмешательства.
Конец мне кажется очень красивым и логичным. Мы победили, потому что доказали, что человек — венец творения, боги уже не в праве решать за нас.

— Чего хотите вы? Лично вы? Во что вы верите? — спрашивает меня падший ангел-хранитель, а я, еще пока не проводя параллель с Готье на ТБ, отвечаю:
— В себя. В здравый смысл.

На этой игре было очень много от Алекса. Было сопротивление, были баррикады, была вера и надежда на то, что все не может кончиться Т-А-К, такие уроды не могут одержать верх, не могут победить.
И в то же время каждый из нас был смертником, мы отчетливо понимали это, поэтому Оуэн и не настаивал на том, чтобы увести с собой жену и дочь. Потому что увести... куда? В этой секте у них еще, быть может, есть надежда. А если всё обман, то он вернется за ними. Даже после конца света.

И если правда там кто-нибудь поставлен судьбы решать
Я вырву право на этот путь себе, как право дышать...


В конце концов, когда ты Хранитель, ты веришь только в это. В свой Объект. В то, что у тебя есть силы защитить его. В то, что ты бессмертен и вечен. Тебе не нужны хитроумные реверансы то в одну сторону, то в другую. Ты всемогущ. Даже если в твоем кармане всего лишь костяная табличка...

— Почему ты не веришь этой милой девушке? Почему ты веришь в Предметы, а ей нет?! — жена не понимает твоего упрямства даже когда ты сказал ей, кто ты.
— Потому что люди лгут, а Предметы - нет. Предмет — это просто вещь. Все зависит от того, кто и как его использует.


И я очень рада, что Атлантида перед самым концом таки воссоединилась с отцом. Когда Оуэн присоединился к «нигилистам», он, опасаясь, что могут сделать мясо и из сторонников культа «Любви», прекрасно понимал, как выглядит со стороны его выбор. И сильно заранее решил, что если его жена и дочь погибнут, то и он покончит с собой. Потому что и в горе, и в радости. И смерть не разлучит нас...
Выжившая Атлантида спасла его от самоубийства, что, как мне кажется, очень важно перед лицом некоего Высшего Судьи. Я написала бы здесь и про Страшный Суд, но кто знает, что ждет нас всех потом, за порогом жизни?
Пока что я рада, что Оуэн ушел туда свободным и честным в своих убеждениях. И точно также забрал с собой дочь. Себе.
Мне вспоминается экранизация «Войны миров» с Томом Крузом. Там было что-то подобное в конце. И эта ассоциация еще один приятный штрих к финалу.

Очень жалко Рослин. Очень.
Но зато персонаж Вернитты, наконец-то, умер раньше моего! Да, всего на 5 минут, но зато снова можно складывать ее мужей без зазрения совести :D
Ладно. Шутка. Я их люблю слишком для этого.
Серди спросила меня в электричке:
— А если бы мы выжили потом, ты бы сказал мне, что это не моя настоящая мать?
— Нет. А зачем?
Это «А зачем?» в моей голове звучит, как боль-грусть-печаль-тоска, а главное — как признание, что Рослин и была этой самой «настоящей матерью». Во всяком случае, она была лучше, чем биологический отец Антарктиды. Про давным-давно ушедшую мать девочки я вообще молчу!
В общем, в этом вопросе столько благодарности-нежности-любви, что ими можно захлебнуться (о нет, простите, неудачная метафора!).
При том, что этот брак был корыстным для обеих сторон и что любви там, наверное, особенной не было, от привязанности и нежности, которые сложно не чувствовать к человеку, с которым ты живешь больше 10 лет, никуда не деться.

Покойся с миром
РОСЛИН КРЕЙТОН
Мы скоро тебя догоним.
Любящие муж и дочь


Вообще я никогда не устану повторять. Лучшее, что дала мне Воскресенская, это фраза: «Муж женою спасется». Это справедливо для многих моих персонажей, иногда работает в обратную сторону, но, имхо, именно это и есть любовь: люди находят свое спасение друг в друге и не важно, насколько они при этом меркантильны. Спасаться же можно от чего угодно! Хоть бы и от миграционного законодательства ;)

В общем, в семью мне тоже поигралось. Оуэн был лучше в тех вещах, в которых он должен был быть ужасен, но это же я. Я не могу играть совсем мудака! Крейтон не изменил жене во время игры, честно проводил время с дочерью, нашел семейству безопасное и теплое спальное место, а потом всю ночь шипел на сволочей, которые рвались в комнату и тревожили покой его близких, утомленных происходящем донельзя. А, и еще он был бесконечно возмущен намерением на глазах у детей и уставших женщин приложить к кровавым отпечаткам ладоней на зеркале найденные в комнате отрубленные руки. Цитируя зомби, он думал: «МОЗГИ! ЕСТЬ ЛИ ТУТ У КОГО-ТО МОЗГИ?!?!».

Как правильно было замечено кем-то из собравшихся, мы были наиболее адекватными в сложившихся обстоятельствах. Мы только что пережили кораблекрушение и бесконечно утомлены. Мы не верили в происходящее вокруг безумие и оно нас не касалось. Интерес к «комедии» у моего персонажа проснулся только тогда, когда окружающие начали говорить более-менее осмысленные и похожие на правду вещи о Предметах. Тут уже включился и Хранитель, и безумие, идущее с ним в комплекте. А до этого — Оуэн был просто отцом семейства.

Момент с выбором стороны — очень сложный. Как семьянин, Оуэн поступил не очень правильно (да, именно так «не очень», потому что я считаю, что частично мотивация была здравой), как Хранитель и человек — вполне верно. Но вообще, конечно, он пытался усидеть на двух стульях: сохранить и семейственность, и индивидуальность. Хорошо, что он умер в момент, когда дочь уже оказалась рядом, но еще не сказала отцу, что он мудак.

И таки да. Мы умерли свободными.

Отчет? Какой отчет? Не, не слышал.
Благодарности, если что, допишу потом, на моих часах уже почти три. СПАТЬ! Хоть бы и вечным сном...

ПС. То, как мы добирались до базы, — это отдельная история. Как это часто бывает и особенно у меня %)
Мои чудесные белые штаны, покойтесь с миром, раз уж этот мир все равно закончился.

@темы: Памяти того дня, Дивный новый мир, БЖ: бортовой журнал, про-ИГР-off-ое

17:19 

БЖ, запись #417: про то, что Валмонам нравится.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Валмоны делают с девушками страшное.
Мало того, что я всю неделю хожу исключительно в платьях и с пышными локонами, так еще сегодня психанула и с благословения обоих моих Валмонов купила обувь. Три пары. Не психую на этот счет я только потому что одна из них — новые ботфорты, которые, наконец-то, выше колена и все-как-я-люблю, жаль только не отворачиваются. Зато две другие пары — туфли. На огого-каком каблуке. И я искренне считаю, что это еще маленький! Хочу больше! Выше! В небо!..
Дальше должен быть абзац про то, как сложно быть высокой девушкой.

Продолжаю обрастать изумрудами. По-прежнему их не люблю.
Единственное, что меня примиряет с этими камнями — все те же Валмоны. Валмонов, в отличие от изумрудов, я люблю нежною любовью, но я по-прежнему Савиньяк, просто Савиньяк, на которого успели дурно повлиять уже просто все %)

Кстати. Чем дальше, тем больше странно выбрасывает на берега моего сознания память.
Обсуждали недавно с Магдаленой, что Готье бы сделал своему правнуку Марселю атата за убийство Фердинанда. На вопрос, не сделал бы ли сам Готье такое для друга, я сказала, что тут ведь как... Фердинанд-то как раз потомок того самого друга, возможно, даже последний, если слухи про отцовство Алвы правда.
А сегодня меня ударило по голове осознанием, что мой же Федериго Дельгадо травил с помощью Ровены, а потом и резал сына и племянника Готье.
— Арно... — выдыхаю я и в голове незамедлительно протекает ряд переездов (сын-то, конечно, важнее племянника, уж простите).
Очень бы хотелось сказать, что Арно не виноват, что он был просто фигурой на шахматной доске, что вся соль была в Рамиро, а смерть экстерриора Талига — лишь способ достижения нужных кэналлийцам политических целей, но увы. После того разговора Валмона и Савиньяка с невестой Дельгадо, Федерико уже жаждал кровной мести. Так что оправдания у меня нет...
Самое ужасное, я ведь, как Валмон, даже оправдать сына не могу (а хочется!), потому что не разговаривают так с женщинами благородного происхождения, даже если они пять раз преступницы и шесть раз дуры. В общем, и этому моему потомку атата, он вроде выжил.
Как-то не везет мне с потомками, при всем их очаровании.
С другой стороны, за что боролся, на то и напоролся.
Родоначальник убил священника, потомок — короля. В промежутке степень пиздеца постепенно нарастала...

А вообще не знаю, как мне играть завтра и через неделю.
Не сказать, чтобы Валмоны стали активными жильцами на моей крыше и вытесняют с нее других персонажей, просто они своим присутствием апеллируют ко всему девочковому, что будет мешать играть кого-то еще.

Я вот хожу весь день и страдаю, например, об отросших корнях, и раз за разом спрашиваю себя, почему я их не покрасила еще неделю назад. Потом вспоминаю, что неделю назад я очень боялась оказаться рыжее нашего Манрика в марагонском блоке. И что? Все равно же не помогло :D
Спрашиваю, что меня останавливает сейчас. Ах, да. Алекс. Отросшие корни — тот элемент пофигизма, который должен присутствовать в облике приличного рокера. И...
Сто-о-о-оп! Мне же не надо на завтра рисовать татушки, правда? Я НЕ ГОТОВА. У МЕНЯ ОСТРЫЙ ПРИСТУП ДЕВОЧКОВОСТИ!!!

А тем временем наступил март, хотя и кажется, что уже совсем-совсем апрель.
На работе я писала поздравления женщинам, читая которые пресс-секретарь смеялась, а начальник отдела — шмыгала носом. Ну, конечно, я же только с ТБ, кто же лучше найдет слова восхищения женщинами, чем влюбленный Шапри-Валмон?
Только вот это нечестно. Я же девочка! Я тоже в числе тех, кого должны поздравлять! Почему же тогда тексты пишу я, а не мужики?!
Ответ на этот вопрос я, конечно, знаю.

Весна вообще приносит мудрость. Солнца становится больше, оно проливается на события жизни, выводит их из сумрака и обнажает перед твоими глазами, демонстрируя всю их неприглядность.
Мое сердце остывает, а апрель-который-на-самом-деле-март напоминает мне, за чем я на самом деле пошла в журналистику. Но эй, город, я все еще пока не готова писать про «сиськи Волочковой»! Я вообще понимаю с предельной ясностью, что по мне аналитика плачет.
Аналитика и приключения. Потому что если через пару недель в Крыму все не успокоится, после игры я поеду в Севастополь. Да-да, расскажите мне про отвагу и слабоумие еще.

И напоследок еще пара разрозненных мыслей, которые я не успела записать средь недели:
1) Спасибо квиддичу. После трех или сколько-там-лет в судейской бригаде я теперь на любом соревновании болею за судей. Во всяком случае именно этим я могу объяснить, что на фотографиях с тенниса их чуть ли не больше, чем игроков.
2) Удивительно, но будни в качестве домовых эльфов, кажется, подошли к концу. Всю неделю уходила с работы не позже семи, а это рано, правда, рано, особенно с учетом йоги!
3) «Шрам не болел уже девятнадцать лет. Всё было хорошо». И от себя добавлю: ... и спокойно.

@темы: БЖ: бортовой журнал, В рутине будничных дней, Дивный новый мир, Жизненный эпизод, Мысли вслух, Пока улыбаются чеширские коты, Разница уровней, Слово, которого нет, То, что не нравится Валмонам..., Я искал себя на глобусе, про-ИГР-off-ое

13:01 

БЖ, запись #416: про возвращения и города.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Все еще не отпускает мысль, что нам сдали Кабителлу аккурат в День Защитника Отечества.
Ребята, вы молодцы, это пять %)

А потом ты приезжаешь в столицу и первым, что выхватывает взгляд на вокзале, становится герб города — рыцарь, убивающий дракона на пурпурном полотне.
— Здравствуй, Победитель Дракона, — тихо шепчешь ты.
А утром, идя на работу, ты проходишь уже мимо развевающихся флагов. Снова тот же рыцарь, тот же гибнущий дракон.
И ты знаешь, что со всех сторон камеры, но просто не можешь удержаться — склоняешь в легком поклоне голову к плечу, подносишь ладонь к сердцу...

Твой друг — твой король. Теперь уже совсем по-настоящему.
Для нас с Жураво тоже кончилась эпоха.
И я бы, как Арсен, тоже хотел бы написать об этом, но слова задыхаются в какой-то горечи.
Пустой город. Здесь разрушено все. Решительно ВСЕ. И кем — не ясно. Вроде бы это мы пришли к стенам Кабителлы, вроде бы это мы разбили под ними лагерь, обрекая людей на голодные смерти. Но отчего-то даже тогда, в лагере, было чувство, что мы пришли на пустое место, что все было уничтожено уже до нас, а перед нами — кладбище, останки, зарытые на котором, уже давным-давно разложились. И нам предстоит войти на это кладбище. И построить на нем что-то новое, потому что уйти нельзя, никак нельзя, ведь иначе все бессмысленно! Бессмысленно было стоять долгие месяцы лагерем, убивать их людей, рисковать своими...

Франциск вошел в город и город покорился. Но корона тяжелее, чем кажется, и уйти он не может. Да и хочет ли?
Как бы там ни было, твое место — рядом с ним. Так всегда было и всегда будет.

ПС. Отчет, думается мне, будет, но чуть позже. С т.з. игрока, потому что анализ что-то там показал и это стоит отфиксировать.
Пока же я не перестаю удивляться вот чему. Я бываю в Питере минимум раз в полгода, но почти всегда — на играх. И хотя в этом городе у меня довольно много знакомых, я с ними все равно не вижусь. А в это раз, до кучи, я поймала еще и ощущение, что Питер перестал восприниматься, как другой город, и поездка туда — уже даже не путешествие. Это как доехать из одного конца Москвы в другой. Или от меня — до дачи или Электры.
На моем внутреннем глобусе Москва поглотила железнодорожные пути и доросла до Питера. Мир сужается до размеров спичечного коробка.
Это странно.

@темы: про-ИГР-off-ое, Я искал себя на глобусе, То, что не нравится Валмонам..., На пути домой, Мысли вслух, Градация настроений, БЖ: бортовой журнал

08:40 

01:28 БЖ, запись #415: про скорую осаду Кабителы.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Эй, Шапри! Что с тобой не так?!
Сначала — аскетичный костюм без каких-либо кружев или иной отделки. Не потому что некогда или лениво, а потому что Готье посмотрел на то, что выходит, и решил, что любое излишество тут будет слишком пошлым.
А вчера мы с ним не только НЕ опоздали на поезд, но и даже приехали ЗАРАНЕЕ. Вы представляете? ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ?!
Да и тяжелый рюкзак этот товарищ поднимает, как перышко %)
В общем, Готье, ты какой-то неправильный Валмон!
Надеюсь, это очередное не предвестие того, что все будет плохо...

Ну и в качестве напоминания себе. На всякий случай.
Умереть за короля.
Умереть за даму.
Даже если все плохо, меч можно привязать запястью.

ПС. Меч, кстати, привлекает в транспорте внимания больше, чем шпага!
ППС. Переспали с ним. С мечом. Странные ощущение!

@темы: Мысли вслух, То, что не нравится Валмонам..., про-ИГР-off-ое

01:28 

Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:48 

БЖ, запись #405: про титулы.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
В поисках вдохновения заставляю людей смотреть со мной странные фильмы. Зато имею что по этому поводу сказать.
Люди делятся на два типа — тех, кто на «Тарнике» после смерти Франциска называл Фердинанда «Его Величество», и тех, кто кто на «Тарнике» после смерти Франциска называл Фердинанда «Его Высочество». Так вот. Правильно быть первыми! Потому что НУ В САМОМ ДЕЛЕ КОМУ НАФИГ НУЖНА КОРОНАЦИЯ?!..

ПС. Да, это можно считать сообщением клуба «Все еще не король» (неофициальное название «Все еще не король И СЛАВА БОГУ!»). Оказывается, у меня персонажей, состоящих в этом клубе, куда больше, чем я думала! :D
ППС. Первый аватар, выскочивший к этому сообщению, все-таки был круче.
ПППС. А история коронаций, кстати, штука интересная. Это я вам, как дипломат и чемодан три раза все-еще-не-король говорю :D

@темы: про-ИГР-off-ое, Разница уровней, Мысли вслух, Концепция мира, Как в кино, Гамлетовские вопросы, БЖ: бортовой журнал

21:22 

БЖ, запись #400: про то, что ложка хороша к обеду (по мотивам игры).

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Вообще в моем игровом опыте второй раз сталкиваюсь с несвоевременностью проблемы.
Первый раз был, когда я играла Фердинарда, весь двор убеждал меня отказаться от помолвки с Магдалой Эпинэ. Я и мой персонаж смотрели на окружающих большими глазами: «Ребят, а где вы все были, когда я ВСЕГО ЛИШЬ неделю назад делал этой Магдале предложение?! Почему вы тогда не схватили меня за рукав и не сказали: МАЛЬЧИК, ОСТАНОВИСЬ! Тем более предложение я делал по желанию моих родителей. Куда смотрели дядя и кардинал, да и сам, похоже, изменивший отношение к этой помолвке отец ТОГДА, ВСЕГО НЕДЕЛЮ НАЗАД?! Я - будущий КОРОЛЬ этой страны. Я не буду отказываться от всего неделю назад данного слова, если у меня не будет для этого веского повода! И я, как честный человек, не позволю провоцировать скандал вокруг моей невесты и ставить под удар ее репутацию!».

Вот примерно также и в этой ситуации с ребенком.
Зачем-то мы весь вечер делили шкуру неубитого медведя. Мы с Августой женаты меньше года. Мы не ждем ребенка и, если честно, даже не думали пока об этом. Хотя каждый раз, когда я говорил, что «у нас пока нет ребенка и мы не знаем еще, когда он будет», она так очаровательно бросала на меня возмущенные взгляды, словно думала, что я вообще не хочу детей и была намерена в ближайшие пару лет это исправить^^ И вообще, вдруг у нас родятся пять девочек (а с характером моей жены может быть и такое!)), которые НУ НИЧЕМ не помогут семье Лонгботтом. А мы весь рождественский вечер делим сына, которого не то, что нет, которого может не быть никогда!..

Вообще если Орест просто помирился бы с семьей на этом вечере, если бы речь не шла о детях, это могло бы стать настоящим чудом.
Я, как игрок и человек, не верю, что раз отлученного от семьи можно принять обратно, я считаю что лишение наследства в магическом мире происходит по специальной формуле, это некое таинство. И как нельзя вернуть выжженного человека с родового древа обратно, так нельзя и восстановить в магических правах. Это очень жестокое наказание, потому что подвернуть ему можно лишь единожды, обратного хода нет. Нельзя же прийти к Магии и сказать: «Хэй, ты знаешь, мы, короче, погорячились, теперь вот передумали, верни все, как было». Вернее, может, и можно, но без суровой и страшной цены тут не обойдется, дешевле оставить уж, как есть.
Поэтому если бы Орест помирился бы с семьей, наследником семьи он бы все равно не стал. Но для его детей, возможно, и в самом деле не все потеряно, не знаю, не думала об этом.

Поэтому примирение стало бы чудом, да. Рождественским чудом.
А вместо этого мы весь рождественский сочельник (!!!) ломали копья о какие-то зыбкие фантазии о неопределенно далеком будущем, которое пять миллионов раз вилами по воде писано. Зачем? Мы с Орестом так и не поняли, но ощущение праздника у персонажа как-то быстро стерлось. Ну не бывает праздника там, где царят слова «долг перед родом» и «ты должен». Слышишь, Блэк? Счастья они не приносят. А я сейчас — счастлив.

Сразу вспоминается песенка «Мечта» из мультика «Летучий корабль». Вот оно — то самое ощущение домашнего счастья.

Маленький домик, русская печка,
Пол деревянный, лавка и свечка,
И ребятишек в доме орава,
Вот оно счастье, правда, Забава.


Или даже:

Маленький домик, русская печка,
Пол деревянный, лавка и свечка,
Котик-мурлыка, муж работящий,
Вот оно счастье, нет его слаще.


Я же так и сказал, что, может, меня и лишили наследства, но у меня остается мое главное сокровище — моя жена. И вот только в этом уже — большое счастье. Не нужны никакие деньги, плантации, торговые сети. Счастье — просто прийти вечером после благотворительного вечера домой, поговорить, успокоиться и лечь спать. И знать, что во сне к тебе прижимается самое прекрасное, доброе и смелое создание в этом мире.

Да, в течение вечера рождественское настроение куда-то ушло. Но это правильно и жизненно. И очень здорово, на мой игроковский взгляд.

Что? Я там в предыдущем посте сказала, что не буду пока ничего писать? Бгг!
Ладно, там для персонажного фидбэка еще куча всего есть, а уж сколько для НЕперсонажного! Но посмотрим. Для остального сперва анализ и только потом фидбэк.

PS. Перечитала свои прошлые посты с психологическим анализом персонажей. МУХАХА, хочу сказать я.
PPS. Ну как же можно жить без шуток про персонажей?

@темы: про-ИГР-off-ое, Первое Рождество, На Западном фронте..., БЖ: бортовой журнал

20:54 

КРИ «Первое Рождество. Благотворительный прием в пользу клиники Св.Мунго»: СПАСИБЫ

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Оно случилось. И даже в заявленные сроки. ВАУ.
На самом деле, не буду пока ничего писать. Надо сесть с Лёном, кофе и сигаретами, подумать.

Но несколько спасиб хочу сказать здесь и сейчас.
Во-первых, Jess и Pol Rattierre — за то, что у нас был ответ на вопрос «где?» и всяческую хорошую помощь. Как здорово, что где-то вы есть.

Во-вторых, @Seighin — за прекрасную хозяйку вечера и подарки для каждого из гостей. Да-да, чудесные пакетики под ёлкой были инициативой этой замечательной девушки, все благодарности за них сыпать ей!
Отдельно бы хотелось отметить и твою речь. Она чудесно получилась. Моему персонажу от нее очень хотелось выйти в окно, ко многим пришел ОБВМ... в общем, я даже немного жалею, что мы не начали с нее, она сразу бы задала правильное настроение.
В общем, безграничные лучи любви и благодарности тебе от нас с Лёном, вот.

В-третьих, нашему чудесному подозрительному министру Gwailome — спасибо, что взялась за эту роль, что приехала и вообще. Мы тебя любим, ты был прекрасен и прекрасно танцевал наших дам :3

В-четвёртых, andersapproves— спасибо, что взялась походить журналистом! Мы знаем, мы внезапны, но мне хотелось выколоть себе глаз от мысли, что на таком приеме не будет прессы. Надеюсь, тебе хоть чуть-чуть было интересно :3

Вообще спасиб можно было бы сказать еще много, особенно если говорить их с учетом персонажных. Например, моим родителям (captain pan и Анжольрас уже не раз) и сестре (Хеллечка) за то, что они все-таки были. Электре (Электра*) - за то, что составила мне в прошлый понедельник компанию, спасла Ореста от нехорошего поступке и свела Элс с Лестрейнджами (хотя я все равно не одобряю их в качестве женихов для своей сестренки!!!). Джейн (-feuervogel-) - за разговоры на балконе, а Алекс (~Диметра~) - за милое дитя и возможность/готовность дурачиться на великосветском приеме.

Ну и, конечно, моей прекрасной жене (|Andromeda|). За то, что она прекрасна и солидарна со мной насчет ребенка, за то, что она моя жена, за то, что предпочла такого «удачливого» меня министру магии на котильоне, за наш «добрый» семейный юмор и за то, что она меня не убила. Хотя в ее случае, конечно, проще не убивать, а не собирать в следующий раз :3
Надеюсь, что прежде, чем идти разговаривать с моими родителями, ты дашь мне объяснить, почему я не хочу, чтобы ты это делала. Хотя... ты же колдомедик и, наверное, менее категорична. И тогда это мало что изменит...

Остальное, пожалуй, позже — после заявленных Лёна, кофе и сигарет :) организаторский отчет вряд ли осмысленно писать, персонажный — странно, учитывая, что ни после «Хранимой земли», ни после НЗФ отчетов не было, но какие-то мысли, конечно же, будут.

@темы: Первое Рождество, На Западном фронте..., про-ИГР-off-ое

22:11 

БЖ, запись #393: про подготовку к играм.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Адепты заявляться на игры за неделю до события шьются, конечно же, в последнюю ночь.
И на этот раз дело даже не в том, что играть не в чем, а в том, что я села и решила: Хэннер как хочет, но ему завтра влезать в этот генеральский мундир. Потому что за белый я расстреляю. Нельзя же так выпендриваться, в самом деле!
А если серьезно, на самом деле эти мундиры палка о двух концах. Если одеть Эрвина в белый, он будет сильно выделяться на нашем темно-черно-коричнево-зеленом фоне. Если одеть его в генеральский, то мой мундир на его фоне потеряется, а это, учитывая, чины — плохо. Остается единственный выход: вытряхнуть из своего чудо-пакетика всю имеющуюся у меня серебряную фурнитуру и приделать ее на мундир Арно. Олененок, к слову, в шоке и даже готов на меня обидеться. Он-то думал, что дело обойдется одной шпагой, а теперь оказывается, что его форма подвергается настоящим издательствам! Зато хоть польза, может, серебряной шитье тоже вампирам не понравится, а?..
В общем, у меня есть где-то 12 часов на новую отделку и эполеты. В идеале надо еще рукава рубашке переделать и кокетку подшить, но сдается мне, что это уже за гранью реального.

@темы: про-ИГР-off-ое, Мысли вслух, БЖ: бортовой журнал

12:09 

БЖ, запись #391: про вопросы и вампиров.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Генератор случайных цитат прекрасен:
«Мне хотелось каким-то образом продемонстрировать чудовищность собственной натуры в надежде, что это поможет мне вновь вернуться к моим смертным собратьям. Пусть лучше они в страхе убегут, чем не заметят моего существования, думал я тогда. Пусть лучше знают, что я монстр, чем я вечно буду скитаться по миру, никому не известный и не признанный теми, на кого готов был молиться».
Энн Райс «Вампир Лестат»

Это при том, что только вчера, даже сегодня уже, мы с Электрой обсуждали, что делать, если кто-то из нас станет вампиром. Ну, вдруг? И я, объясняя для себя приоритеты выбора своего персонажа, как раз пыталась вспомнить, могли ли вампиры у Энн Райс заниматься любовью. Вроде бы что-то подобное было в «Интервью с вампиром», но я не помню техническую сторону общения с теми двумя девицами, которых Лестат притащил Луи и которых они потом, естественно, выпили.
Впрочем, пока такой поворот сюжета кажется маловероятным. Разве что матушка, если она вдруг оправдывает слухи, про нее ходящие, решит подарить единственному и пока любимому сыночку вечную жизнь.

А игра, между тем, уже завтра.
Я с трудом представляю, как выкроить время, чтобы купить ткань и отделку. Я все еще могу думать только о социальных конфликтах, а вампиры... они так, потому что ну в самом деле, какие вампиры?..
Но, главное, я все еще не могу окончательно ответить для себя на вопрос: выигрывать ролевую игру или играть характер? Никогда еще этот выбор не был столь мучителен %) впрочем, судя по тому, что письмо я собираюсь показать тем, кому было бы лучше его НЕ показывать, свой выбор я сделала. Интересно, а что выбрали бы вы?

Вопрос: Что делать?
1. выигрывать ролевую игру 
2  (15.38%)
2. играть характер (что, наверняка, приведет к проёбу половины полимеров) 
11  (84.62%)
Всего: 13

@темы: про-ИГР-off-ое, Чужими словами, Опрос общественного мнения, БЖ: бортовой журнал

my soul in the sporran

главная