Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: иносказательные повести. разгадаешь? (список заголовков)
00:02 

Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:24 

Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Приготовления с сражению.

URL
18:01 

БЖ, запись #424: про сказочный мимимиметр.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Мой мимимиметр зашкалил, когда как-то зимой (кажется, я тогда только купила свой любимый оленесвитер) матушка меня месяц с чем-то называла «олененком» и прочими иными диво-дивными производными от оленя. Нет, я, конечно, понимаю, что на давшую старт всей этой мимимиэстафете фразу «Сквчи, олененок!» ее именно свитер и вдохновил, но... учитывая, что человек не читал Камшу, не знает про Савиньяка... в общем, нувыпонимаете.

А тут нынче утром... разбудили меня словами: «Эй, прекрасный принц, просыпайся!».
Ну и, в общем, это, пожалуй, всё, что моё высочество может сейчас сказать вразумительного, ибо мой мимимиметр на этом месте банально взорвался. То есть...

@темы: А мы все еще живем в социуме, БЖ: бортовой журнал, Благой Двор Его Величества, Ветряные мельницы и воздушные замки, Иносказательные повести. Разгадаешь?, На пути домой, Осколки прошлого, Пока улыбаются чеширские коты, Разница уровней, Чужими словами

20:38 

Вырванный листок из Бортового Журнала #13.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Стоит лишь прислушаться к песням ветра, стоит лишь позволить себе маленькую слабость, лишь чуть-чуть поддаться свойственной тебе от природы мягкости и чувственности... и вот ты уже чувствуешь, как болит каждый шрам на твоем сердце. Каждый чертов маленький шрам!..

— О чем ты плачешь?
— Обо всем.
— О чем ты плачешь?
— О своей стране. О тех, кто заставляет ее кричать от боли, кто виноват в страшной гримасе на нее лице. Страшно становится, когда начинаешь мыслить архетипами. Когда вспоминаешь песни своего народа. Русь-матушка, когда ты стала мачехой? Когда дочь и сестра стала тебе нелюбимой патчерицей? Ты же сама вплетала ей в косы полевые цветы! Не такое у тебя лицо, Русь-матушка! Материнское лицо у тебя. Не загребущие руки у тебя, Русь-матушка! Они работящие, ласковые да щедрые. Больно тебе, Русь-матушка, болит твое сердце, плачет оно ветром, стучит оно в стекла, рвется на волю вольную. Бедная ты, моя Русь! Бедная, но привычная... Не услышат тебя.
— О чем ты плачешь?
— О прошедшем и грядущем. О забытом и памятном. О винах выпитых и винах пролитых. То грядет, что в Лету должно кануть было. За то пьют, что ношей неподъемной прибить к столешнице персты должно. Те пьют, в ком не кровь, а вода.
— О чем плачешь ты?
— О пространстве и времени. И о путях, которыми мы под их гнетом скованы.
— О чем плачешь ты?
— О волшебных словах, каждое из которых проклятьем из тебя вышибает дух.

@темы: Сказки Кельтского Лиса, Разница уровней, Под конвоем, Осколки прошлого, Неоконченный роман, Мысли вслух, Моя страна островов, туманов и дождей, Иносказательные повести. Разгадаешь?, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Вырванное, Благой Двор Его Величества, БЖ: бортовой журнал, А город как большой улей, Vocum separatum – особое мнение, Слово, которого нет

12:40 

Вырванный листок из Бортового Журнала #12.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Я стала жадной до тепла, разучилась его дарить людям. Теперь я просто наблюдаю за ними и боюсь привязать их к себе, приручить, сделать зависимыми. Даже тех, кого мне больше всего на свете хочется согреть.

Возвращение к холоду, ко Благому двору.
Сразу вспоминается прекрасное стихотворение, которое читал Pol Rattierre:
«Но это глупо и бесполезно - я сам притягиваю беду: дымится рядом со мной железо и вьётся чей-то недобрый дух, и холод, холод со мною рядом и чьи-то странные голоса. И если станет жизнь сроду аду - я буду в этом виновен сам.

Я знаю - должен уйти скорее и за собою стереть пути.
Но...»

Это только они забывают привычный быт.
Имена — те давно утратили суть и соль.
Но зачем же другим тогда причиняют боль
Те, чей след во Вселенной уже остыл?..

Дар исцеления не покинул меня. Я сама от него отказалась. Таково уж наше проклятье... Наша судьба. Наш выбор.

@темы: Чужими словами, Чувства вместо скальпеля, Слово, которого нет, Пока улыбаются чеширские коты, Мысли вслух, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Вырванное, Благой Двор Его Величества, Берите в руки карандаш и ценной делайте бумагу ©, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, А мы все еще живем в социуме

URL
03:53 

БЖ, запись #359: про пути наименьшего сопротивления.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Чего-то я посидела сейчас... и осознала, что вторую ночь подряд перелопачивать тонны текста мой мозг отказывается. Пришла к мнению, что в данном случае, пожалуй, про мою манеру прыгать выше головы пока стоит забыть и сложить оружие. Поборемся потом. Летом. Если война еще не кончится.
Это что касается реала.

Что касается ролевых игр, в плане удивительной статистики мы продвинулись еще дальше. Под катом — чуть больше размышлений о персонажах, свидетельствующих, что вот как дело делать — это мозг спит, а как фигней страдать...

Вопрос: И да, мне все еще нужна удача!
1. Держи, солнышко! Удачи!  17  (100%)
Всего: 17

@темы: [ЭКЗ]екуция сознания, она же сессия, БЖ: бортовой журнал, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Мысли вслух, про-ИГР-off-ое

00:11 

БЖ, запись #333: про переложенную систему координат.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Стоило сопоставить два факта, как мозг сделал забавный вывод. Кажется, существующие авторитеты взяли и обрушились. Обнаружила, что, оказывается, могу взять и высказать свое мнение, абсолютно наплевав на то, оскорбит это чувства человека или нет. По-моему, я подключилась к какому-то каналу сверху, который измеряет все планкой объективности и дает право бить линейкой по затылку. Что, ты не знаешь элементарных понятий, а хочешь сойти за умного? Бэмс! И линейкой по затылку. Что, вам кажется, что кошечка — это курочка и поэтому вы пытаетесь заставить бедное животное снести вам яйцо? Еще один бэмс и снова линейкой. Вот вам и вся технология наставления на путь истинный, и что-то подсказывает мне, что освоить ее надо было давно.
Знаете, у Жириновского есть прекрасная фраза — хватит этот терпеть.
Вот сейчас мне кажется, что в самом деле — хватит. Хватит уже гладить по головке идиотов всех мастей и калибров. Мир от этого лучше не станет. Мозговые патологии надо лечить и не примером своей воспитанной и утонченной души, направо и налево разливающей терпение и терпимость.
Нет-нет. Твои ощущения, твоя уверенность — вот мерило правды. Как минимум, твоей правды. И тот, кто считает свою правду весомей, пусть учится ссылаться на те авторитеты, которые еще каким-то чудом уцелели в этой войне с дубовыми идолами. Потому что лишь тогда человек сможет признать свою ошибку и попытаться ее исправить. Да, исправить. Это то самое, что должно получиться на финишной прямой, потому что иначе проделанная работа и гроша ломаного не стоит.
В общем, не знаю, хорошо оно или плохо, но однозначно — правильно и полезно. Во всяком случае, в этом мире.
И нет. Лучше не спрашивайте, откуда вынесены такие мысли.

@темы: Разница уровней, Под конвоем, Неоконченный роман, Мысли вслух, Мир под лупой, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Возвращаясь к вечным вопросам, БЖ: бортовой журнал, А мы все еще живем в социуме, Vocum separatum – особое мнение

19:09 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Новый урок.

URL
17:55 

БЖ, запись #206: про дипломатию.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Дипломатия — это, безусловно, искусство. Я даже не о политике, я о жизни. Но, как это часто бывает с искусством, раз прыгнув выше головы и упав обратно на бренную землю, ты начинаешь страдать. И чем быстрее падаешь, тем острее ощущаешь боль от приземления. Вот смотрю я на последние полтора месяца своей жизни и думаю: дипломатия. Очень удачная такая дипломатия: правильные слова и жесты, умение поставить себя вовремя на место другого человека, логические хитросплетения и даже интриги. Все, как надо, все к месту, Валмоны и матушка были бы довольны, если бы не одно НО.
Для дипломата нет ничего хуже отсутствия за плечами крепости, на которую можно положиться. Воюешь, воюешь на чужой территории, одерживаешь победы, заключаешь перемирия и выгодные соглашения, а вернувшись к себе задумываешься: для чего оно все, а? Вот я дипломат. И отец у меня тоже, как ни странно. Мы не любим повышенных тонов, бьем редко, но метко и главное стремительно. Но кого? Я бы назвала это гражданской войной, потому что воевать приходится с матушкой. Не в открытую, разумеется, мы же о дипломатии? Психологически и эмоционально.
Я не люблю лишних слов и не люблю тех, кто не может придумать новые, повторяя старые, эти самые, лишние. Не люблю, потому что запоминаю их с первого раза и в последствие считаю повторения бессодержательными. Дипломат — это, к слову, человек тонкой душевной организации. Он запоминает мелочи на случай, если доведется шанс пустить их в игру. Дипломат не скажет лишнего слова, он предпочтет услышать то, что скажут ему — авось узнает говорящего и снимет лишние маски. Дипломат — эстет, он все ценит в соотношении красоты и качества, содержания и формы. Для дипломата важно слышать движение собственных мыслей, которые так часто заглушают люди, создающие из ничего... шум. Воевать с шумом трудно. Это как пыль, застилающая глаза. Огонь, плавящий металл. Преждевременно выкинутая козырная масть, подпортившая финал.
Дипломат презирает шум, ибо шум порождает суматоху, а та всегда плохо сказывается на качестве игры. Проигрывает, разумеется, в игре только плохой дипломат, остановливает игру — только глупый. Человек же, в силу скорее своего честолюбия, нежели по иным причинам, предпочитает оказывать вне числа первых и вторых. Ограждают от этого числа себя все по-разному, но чаще всего перестают слышать то, что считают по выпавшим мастям сором, и сами создают легкомысленный шум — но уже вкруг того, что важно по-настоящему. Кто-то копит козыри, кто-то набивает цену, а плохой и глупый дипломаты совершают общую ошибку — выдают в себе невеж и раскрывают карты. Тайн больше нет. Их место заменяет досада. Не от легкой победы (глупость не победить, воспитание не сбросить со счетов, характер не сломать), а от того, что ты внезапно осознаешь, что под одной крышей и двум хорошим дипломатам один плохой способен испортить игру, породить суматоху и опрокинуть колоду. Хорошую мину при плохой игре сделать можно. Без игры не сделать никакой мины. Не говоря уже про лицо. А ведь дипломаты не бывают добрыми... Вежливыми разве что. В лучшем случае.



Иными словами, я зол на обстоятельства и крайне недоволен тем, что мне спутали карты. Так легко и глупо, как это всегда и бывает при исполнении хитрого хода.
Иными словами, первая половина дня была слишком приятной, чтоб не предвидеть гнетущей тяготы второй. До чего же я ненавижу оправдываться, когда не считаю себя виноватым!..
А надо. Это ведь просто новый виток Игры.

@темы: Разница уровней, Пока улыбаются чеширские коты, Под конвоем, Неоконченный роман, Мысли вслух, Чувства вместо скальпеля, Мир под лупой, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Градация настроений, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, А мы все еще живем в социуме

16:54 

Мерцающие огоньки

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Нельзя дважды войти в одну и ту же реку.
Собственно, в этом оно, наверное, и дело. Я очень скучаю по дневникам, в которые автор вкладывает душу и в ответ на записи которого приходится обнажать свою. В моей жизни был только один такой дневник, в котором не было меня, а было только это, внутреннее — светящий сгусток света, извлекаемый откуда-то из самой глубины моего существа. Тогда каждый комментарий к записи вызывал бурю эмоций: было страшно-волнительно и волнительно-обнадеживающее. Страшно — от того, что самым диким казалось непонимание собеседником твоей мысли, что, в общем-то, вполне реально, если ты говоришь не разумом, но сердцем. Может быть, неприятие этой мысли, порождающее разочарование и от того лишь горше, что разочаровываться придется не тебе, а в тебе. И в тоже время какой-то подсознательный голос успокаивал, откуда-то бралась эта святая уверенность, что тот, перед кем ты обнажаешь душу, если не разделит твою позицию, то, по крайней мере, примет ее, как в принципе достойную права существовать в этом мире. Даже если твоя мысль парадоксальна и в своей парадоксальности неверна, то он не станет брызгать слюной и указывать на ошибку. Вместо этого сделает эфемерное замечание и предоставит возможность Будущему расставить все на свои места. Такого собеседника не приходилось бояться, а потому каждое сообщение от него, отмеченное на главной странице, воспринималось вдвойне радостно: обещая откровение, которое не сможет тебя огорчить ни одним своим словом.
Конечно, я говорю про одного человека. Больше в моем читательском опыте таких замечательных, светлых и чувственных людей не встречалось. С помощью бумажного листа он был способен запечатлевать мгновения во всех возможных для того формах — слово, картина, фото — но при этом не лишать мига подвижности. Сохранять улыбки.
Да, я определенно скучаю.
И хочу читать такие дневники.
Во всех остальных я либо ненастоящая, либо настоящая, но слишком.

@темы: Пока улыбаются чеширские коты, Неоконченный роман, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Градация настроений, Благой Двор Его Величества, А мы все еще живем в социуме, С уважением, дорогой мой Читатель!

00:51 

А мир бетонных коробок так скуп на краски...

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©

*просто понравилось, хотя, к чему скрывать, порой бывает и так

Холодно. Тихо. Вязко
В потоке собственных мыслей,
Где каждая опечатка –
Полшага к самоубийству.

Дорога покрыта пылью,
Куплено небо за доллар.
Кризис – его не просили…
Чувства? Для них слишком поздно.

Немного осталось для счастья:
Вагон полутемный и ветер.
Ищу
Фонтанку на карте. –
Приду за тобой на рассвете.


Смеяться от души. Смущаться. Плакать. Или чувствовать, что задыхаешься. По сути, нет никакой разницы, когда посмотрел какой-то глупый фильм и потом, проникшись его настроением, идешь по городу, щедро разбрасывая по улицам улыбки. Шлеп, шлеп.
Сегодня в задумчивости сушила волосы, смотрела на ярко-красные концы и думала, что права Софи, говоря о бесполезности предпоследней строчки подписи. Теперь. По крайней мере, в отношении меня, а не персонажа. Цена общения с веселым человеком – смех сквозь слезы, ноющие мышцы живота и 50 минут вместо положенных 30. Это не то, чего я хотела. Хотя, если быть чуточку более искренней… :))

А метрополитен с возрастом не меняется. Станции такие же, люди такие же, только город над ним становится все мрачнее. Глядя сквозь запыленное окно с надписью «не прислоняться», я чувствовала отвращение и к тающему в сугробах снегу, и по-весеннему чистому небу, антиподом которого стал жуткий серый город, расположившийся на земле. Машины, бегущие по автостраде, облепленные едва ли не по самые стекла толстым слоем грязи, люди, в черных пальто, с хмурыми лицами – Москва ужаснула меня своим обликом и, в который раз, я поняла, что променяю ее на другой город, где не будет этих кошмаров цивилизации.
Единственное, мне не дает покоя мысль, что так выглядит не только столица. Я отдала сердце Питеру пару нет назад, но тогда я видела летний город, с цветущими парками и серебрящейся под солнцем водой Невы… Да и практически все города – либо припорошенные сверкающими снегами, либо затопленные голубизной небес. Что, если зима так же преображает и их?
Что если внутреннее опустошение так же преображает человека?
Не хочу думать об этом. Уже почти час.

Есть еще пара дел, пара глав и пару визитов по зеркалам-порталам. Я взяла моду заглядывать в Петербург около четырех. На одну сказку. Для одного любимого человека. Мы можем встретиться в пять у Фонтанки и доказать, что города бывают не только грязно-серыми.


@темы: Слово, которого нет, Неоконченный роман, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Запахом скошенной травы, Возвращаясь к вечным вопросам, В рутине будничных дней, А город как большой улей, Смена сезонов

00:07 

Отголоски забытой флейты

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Зачем мы так кропотливо собирали яркую мозаику? Придумали целый мир, полный чувств, для того, чтобы потом его разбирали по крупицам, растаскивали, сдавали в металлолом, сжигали, клеймили, отрывали с руками и ногами от того, что принято называть жизнью, и потом предавали вечному забвению, которое будет всегда стоять суровой насмешкой Судьбы над изголовьям.
Ты перебираешь паутинки и плетешь из них дивной красоты узоры. Иногда, чуть реже, играешь на флейте и читаешь мои мысли. Мы еще не знакомы, хотя столько раз вели разговоры «по делу» или «ни о чем», искренне выдыхали самые сокровенные чувства, зная, что им назначат совершенно другую цену. Мы выдаем правду за спонтанность, эмоциональность или легкомысленность, зная, что ее под такой личиной не воспримут всерьез. И тем не менее мы любим. И ждем, что тот, кому однажды мы сказали замаскированное слово, однажды его разгадает.
И тогда будет Весна. Мы будем счастливы и вместе, даже если никто нас не поймет. И мы будет жить своей правдой, умирать за нее, одинокие, гордые, влюбленные… и бесконечно счастливые. Нас будут оплакивать звезды и под сенью новых дней, когда наши руки снова переплетутся, мы узнаем друг друга и поставим многоточие там, где большинство людей почему-то видит конец.


@темы: Мысли вслух, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Градация настроений, Неоконченный роман, Разница уровней

00:38 

В колыбели полуночи пьяной... (с)

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Люби меня, припоминай и плачь.
Все плачущие не равны ль пред Богом.
Прощай, прощай! Меня ведет палач
По голубым предутренним дорогам.
© А. Ахматова

Поза эмбриона идеальна.
Вот мне интересно, была ли ты всегда со мной рядом до того, как мы были официально представлены? У меня такое чувство, что была. По-моему, ты всегда со мной. Я ощущаю твое незримое присутствие постоянно. Когда я счастлива, тебя никогда не видно. Ты не хочешь, чтобы я разменивала эти моменты на поиски тебя, обмен взглядами или мыслями. И мне интересно, как тебе, при всем твоем ослепительном свете, удается быть тенью? Но когда мне плохо, ты выходишь из сумрака и наполняешь воцаряющуюся ночь светом, который льется через твои вечно молодые глаза, исходит от шелкового ручья волос и жемчужной кожи. Он доказывает, что есть еще что-то, что-то впереди, важное и светлое.
Так и теперь. Через тонкий махровый плед я ощущаю твою руку на плече. Иногда, словно сбрасывая сонное оцепенение, ты проводишь ей по моему предплечью, касаешься запястий, горла, лопаток, и в том месте, где твои лунные пальцы дотронулись до моего тела, боль на несколько мгновений угасает. Ты улыбаешься, даруя мне исцеление, печалясь, зная, как все болит. Почему…

- Nana… hantale… hantale -тихо шепчут пересохшие губы.
- Dineir i hinanya, - доносится в ответ переливающийся звук в моей голове.

Когда-нибудь, я в этом уверена, я сойду с ума. Я перестану помнить о том, что люди слепы к той магии и тем чудесам, что царят вокруг. И тогда я не буду слагать песни миру, из которого люди ушли, от которого отказались и который будут еще долго оплакивать. Тогда я в открытую назову действительность ложной, как сейчас бы назвала тебя своим ангелом, если б не знала, что ангелов для эльфов нет. Мой, смертный, и та где-то бродит. Nana… на самом деле, у этого слова нет перевода.

Ты можешь быть сколько угодно
странен. недосягаем. невозможен.

Ты все равно остаешься еще одним

большим витамином жизни,

в которую мы все играем.

Люблю.

Цвет коньяка и деревьев.


@музыка: Dario_Marianelli_-_Dawn

@настроение: Сонный порошок

@темы: Неоконченный роман, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Градация настроений

URL
00:27 

Пометка осколком дня на стекле

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Ну как удержаться и на вопрос матери: "Чего ты все хочешь?"
не ответить просто и честно: "Счастья..." © из переписки
Полночь. В квартире удивительно тихо, дверь в комнату закрыта, что бывает крайне редко. Только шумит компьютер, звучат в голове стихи и им вторят клавиши. Почти семнадцать. Будет через 15 часов и 54 минуты. Я знаю, но не могу понять – действительно ли я выросла.
Помню свое четырнадцатилетие, пятнадцатилетие и шестнадцатилетие - все эти даты всегда сопоставлялись в моем понимании с морем возможностей и океаном планов, надежд, далеко не все из которых были в последствии реализованы. Сейчас я смотрю на календарь и вижу число: 17 октября. Год 2008. Я знаю, чего я хочу и знаю, что будет. Также как и то, что в этот свой день рождения я не мечтаю.
***
Струны, песни, танцы. Король восседает на троне и его внимательный, лучащийся справедливостью взор скользит по вальсирующей зале. Лица с тонкими чертами, бледные, но однозначно прекрасные, сливаются, перемещаются в пространстве, рождая извечную причудливую игру теней…
Я просыпаюсь. Мне чуть больше шести. Дом старый, время от времени то в одном его закоулке, то в другом слышатся таинственные шорохи: скрип половиц, стуки в окно. Возможно, если бы мне не приходилось частенько бывать у бабушки, то оказавшись перед лицом ночи, пусть и лунной, я непременно бы испугалась. Мне явились бы чудища, скрытые за створками шкафа, вылезающие из-под кровати и жаждущие ухватить меня за ногу. Но все же я не боюсь – знаю, что этот старый скрипучий дом – чуть ли не самое безопасное место на свете, по крайней мере, для меня. Пройдет еще лет восемь прежде, чем я узнаю точно, что чудеса существуют, что они делятся на добрых и злых и постоянно ведут борьбу между собой. Потом, спустя еще несколько месяцев, мне станет известно и то, что у каждой из вечно борющихся сторон есть свои оплоты, что их тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч – от больших, просто огромных, вроде Атлантиды, и до маленьких и не заметных, как ручей и место, скрытое под тенью цветущей липы.
Но сейчас мне чуть больше шести, я провожу время у бабушки, готовясь следующей осенью пойти в школу. Эта идея мне совсем не нравится, так же, как необходимость ее реализовать уже сейчас не нравится второкласснику Жене. А еще я не люблю сказки, хотя каждый вечер упорно прошу бабушку почитать или рассказать мне что-нибудь перед сном, будь то Толкиен, Ле Гуин или Стругацкие. Интересно, что, слушая рассказы бабушки, меня никогда не клонит в сон. Вместо этого я смотрю, как горит ночник и вижу в его мерцании вальсирующих эльфов на пиру Трандуила или Лучика, снующего туда-сюда. Когда бабушка уходит и гасит свет, я удобнее устраиваюсь под одеялом и мечтаю: о спасении мира, сверх-людях и волшебных существах, непонятных, но чрезвычайно привлекательных для моего детского ума. Потом я засыпаю, вижу сны, прожигая очередную ночь своей жизни, а по утру бегу в сад, даже не позавтракав – разбрасывать листья и строить золотые крепости, валяясь в пыли. Что изменилось?
Я просыпаюсь. Вроде бы уже осень, но я отчетливо слышу писк комара и не понимаю, почему дедушка говорит, что теперь их бояться не надо, ибо все насекомые спят. Мало идей может возникнуть в голове ребенка? В моей возникла следующая: найти и обезвредить. Вооружившись «Алисой в стране чудес» я спустила босые ноги на старый, тертый-перетертый ковер, поднялась и начала бродить по комнате, в темноте размахивая несчастной книгой. А звук крыльев, нагло звонкий, уводил все дальше и дальше – к запертой двери, повелевая распахнуть ее, затем спуститься вниз и выпорхнуть наружу. Что я сделала? То и сделала, выскочила на крыльцо, уселась на перилах и слушала ночную музыку, треск деревьев, трав, изгибающихся по ветру. Недолго.
Следующим утром была обычная жизнь, сад, листья, дедушка и чай с пирогами. Потом еще почти 11 лет жизни. Тише, эльфийка, не спугни же =)


@темы: Осколки прошлого, Неоконченный роман, Каждый сходит с ума по-своему, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Жизненный эпизод, Градация настроений, Анатомия личности, Памяти того дня, Смена сезонов

23:46 

Борьба с собственным ЭГО

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©

Бросила ночь пустые аккорды
В низкого неба горизонталь –
Это, презрев удач горизонты,

Вдохновение скрылось вдаль.

И пускай моя песня не будет допета

На ленте останется пустота,

Я просто дождусь подходящего лета

И выброшу гитару с разводного моста.

Может быть, я уеду восстанавливать церкви

Или партизанить в Никарагуа,

А пока я скрываюсь от собственной лени

В поезде Санкт-Петербург-Москва.

© ЭП


И, знаешь, даже не скажешь ничего. Потому что напиши «да», придется объяснять, натягивать маску «обиженного и оскорбленного», хотя эта пьеса несколько более современна, чем произведения Достоевского.
Ну что поделать, не люблю я односложные ответы. Не переношу просто. Я согласна подождать. День, два, неделю, в конце концов, но только чтобы не видеть в ответ на свои мысли знак равенства и две скобки. Понятно, что нельзя заменить человеческое общение сетевым, но можно научиться передавать при помощи него свои мысли, слова. Но не эмоции. Любой смайлик – фальшь, уже по определению, ибо тех же улыбок сотни. А тут ты что пытался выразить? Улыбка не ответ на вопрос, а право слушать и наблюдать принадлежит в данной ситуации исключительно мне. Дайте мне хоть сейчас побыть эгоисткой, а то будет в пору подыскивать себе нимб и крылья, а мне до них еще дослужиться надо…
Ладно, все это не важно. Я справилась с желанием присвоить себе чужой принцип и сделать вид, что меня ничего и никто на этом свете не волнует. Вот этим я на самом деле немного даже горжусь – знаю, что допусти я такой поворот событий, наши отношения закончились вообще, даже без выяснения деталей и поводов. Спасибо Ари. Нет, правда, огромное ей спасибо. Она просто прелесть. Теперь, может быть, я хоть эту интересную страничку в книге собственной жизни дочитаю.
***
Жизнь почти прошла,
А я все никак не решу на что ее тратить:
То ли сердце отдать революции,
То ли голос за демократию.

© ЭП


Хороший эльф парирует удар. Меч блеснул в серебристом воздухе сталью и завис, замерев на месте. Тиллион прекрасен, когда у него у руках оружие; мастер боя и клинка, его техники безупречны. Порой я даже немного жалею, что мне не дано приобщиться к его «религии». Конечно, на то есть свои причины, все имеет альтернативную стоимость, за каждое незначительное, казалось бы, решение взимается своя плата. Возьми я меч или используй лук по назначению, придется отказаться от того весьма посредственного умения писать, которое в свое время я получила в обмен на умение рисовать. Наверное, сейчас я об этом очень жалею…
- Что за привычка ходить в одежде простых смертных?
- Что такое Сила?
- Очень хороший вопрос. Я сам не знаю.
- Но ты же воин.
- Нет. Я только учусь им быть.
- Ты учишься, но не знаешь чему?
- Для начала я учусь быть собой.
- Этому все учатся.
- Большинство только делает вид.
- Тогда это должны делать все. В любом случае, что это дает тебе?
- Ограничение власти силы надо мной. Сила приходит извне со стремлением поглотить тебя. Если ты не сможешь отличить свою волю от воли оружия, которым владеешь, будь то меч или мандолина, ты не способен будешь выиграть бой, даже, если враг будет много слабее.
- Ладно, хорошо, считай, что поняла. Меня еще русский ждет, мне пора.
Пара вопросов об изучении эльфийского и вот я уже удаляюсь от его поляны, перебирая ногами по опавшей золотой листве. Плохая погода здесь, как всегда, редкость, зато хмурые мысли в голове как всегда превосходно компенсируют эту приятную мелочь. Вот например, собственный максимализм. Это отличное оружие защиты от воздействия любого агрессора, но в то же время это повышенная самооценка собственных возможностей, которая заранее обрекает любое мероприятие на провал. Но, о Эру! как же люди любят говорить о себе и как же это порой раздражает, когда маленькая важная новость требует ей поделиться, а твой собеседник говорит сотню глупостей в ответ, игнорируя действительно важное.


Все. Решено. Объявляю пятницу Днем Разговора о Других. Не сплетен, нет, конечно. Просто из принципа постараюсь ни разу не использовать слов «я», «мне», «по-моему».

@музыка: ЭП_Может быть

@настроение: Препарирующее задумчивую реальность

@темы: Повинуясь стадному чувству, Неоконченный роман, Каждый сходит с ума по-своему, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Анатомия личности, It's music, baby!, ХР-хроники

22:42 

Наверное, это действительно могло быть важно...

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Не характеризуйте заранее важность сказанной мысли © Артур Блох
Солнце медленно отступало к горизонту, меняя свои золотистые цвета на оранжевые, напоминающие по оттенку сочные апельсины, а затем и на ярко-алые. Кое-где проскакивал оттенок розового, а порой я лиловый. Впрочем, небо было самым обычным, хотя в мире смертных последнее время погода особой приветливостью и разнообразием красок не баловала: ясное поднебесье и лучи ласкового солнца лишь раз в декаду ласкали земли краев Внешних Земель.
- Все рисуешь? – произнесла я, заглядывая через плечо Ольморо на рисунок, предварительно проведя ладонью по серебряным листкам на ветке.
От моего прикосновение листья зазвенели, предупреждая о появлении на поляне лишней пары глаз, ушей и всего прочего, прилагающегося в комплекте. Мне не хотелось нарушать уединение светловолосого эльфа, рождающего кусочком мела на листе мало знакомые образы, но еще меньше мне хотелось внести в их череду смуту, явив собственным приходом эффект неожиданности.
- Давно тебя не было видно, - отозвался юноша, окидывая придирчивым взглядом набросок.
Я ожидала, что он еще что-то скажет, потому что мне самой было сложно выбрать подходящие слова. Не потому что в воздухе повисла некоторая неловкость, свойственная подобным ситуациям, когда спустя некоторый отрезок времени вы встречаете человека, с которым давно не виделись и понимаете, что не знаете о чем с ним говорить. Ничего подобного я не испытывала по двум причинам. Во-первых, речь шла о Королевстве, где подобные ощущения вообще немыслимы. А во-вторых, мы говорим об Ольморо, эльфе, который был первым встреченным мной на пути домой. Если не считать тот дух, что обитал в подвале дома, ранее служившего резиденцией во Внешних Землях наследнику эльфийского трона.
- Да уж… - улыбнулась я и глубоко вдохнула запах, витающий в воздухе.
Пахло скошенной травой, ароматом, который привлекал меня с ранних лет и которому я верна до сих пор. И хотя лишать траву жизни несколько печально, ее предсмертный аромат напоминает старую Песнь Надежды, которую Менестрель играл в начале Лета.
- Чем ты занималась все это время? – Ольморо взял кисточку и, окунув ее в краску, сделал первый пробный мазок. – Надеюсь, это было достойно того, чтобы прерывать уроки Мастера.
- Тебя ведь интересует честный ответ? – лукаво взглянула я на эльфа, догадываясь, что сейчас абсолютно права. – В таком случае нет. Я занималась сущими глупостями, отсутствие которых, возможно, мне принесло бы на порядок больше пользы, чем я имею сейчас. Но зато это наполняло течение моих дней хоть каким-то смыслом.
Ольморо удивленно поднял на меня глаза, впервые с того момента, как я предложила ему свою компанию. Я говорю, что предложила, потому что нам, эльфам, прибывающим в Потаенном Мире, свойственно являться лишь к зовущим нас. Для того, чтобы отправить свой призыв, нужны отнюдь не слова – Сила. И эта Сила приходит из звуков, надежд, мечтаний, слез, обращенных в скрытые от посторонних глаз земли, затем, чтобы пройдя грань миров, явить зовущему полный покой и безмятежность души. Эльф, не чувствующий этого зова, никогда не явится, более того, раз за разом он будет отдаляться и в один день забудет дорогу туда, где его не ждут.
- Ты еще даже не успела найти смысл, а говоришь, что уже его потеряла, - юноша нахмурился, и в его голубых глазах заблестели нехорошие огоньки. – Хотелось бы быть посвященным в детали.
- Не думаю, что оно того стоит, - я закинула руки за плечи и откинулась на траву. – Просто последнее время я наделала столько глупостей, что они мне теперь не дают покоя. Душа тяготеет ощущением упущенных возможностей и хочется понять, почему я не могу бросить также все остальное и убежать на край света? Ну хотя бы обратно в Королевство…
- Могу объяснить лишь последнее – еще не пришло время родиться в этом мире. Будь терпелива.
- Да знаю я! Просто это так нечестно, знать, что рядом с тобой существует райское местечко и не иметь возможности в него попасть.
- С каких пор ты не имеешь возможности сюда попасть? – Ольморо снова взялся за кисть и окинул меня подозрительным взглядом, наверное, стараясь понять, не причастно ли к моему перемещению некое иное колдовство, не имеющее связи с обычным.
- Да это я так, - мне пришлось для демонстративности махнуть в воздухе рукой, - для красного словца. Можно было, конечно, и о смертных порассуждать, но мы сейчас не об этом…
- Никогда не уводи разговор из одной плоскости в другую, - строго прервал меня эльф. – Чего людям не дано, того с них не спросишь, а любой дар следует заслужить.
- Никогда не имей привычку перебивать человека, изливающего тебе душу, - вторя тону друга, произнесла я. – Иначе у него может отбиться желание тебя посвящать в свои тайны и тебе не будет дано узнать то, что ты мог бы получить и желаешь узнать.
Я поднялась с земли и, опершись на локти, стала наблюдать за движениями кисти по холсту. Стоило эльфу поднять на меня глаза, как я показала ему язык и широко улыбнулась, стараясь всем видом показать, что моя выходка невинна, а потому не достойна порицания с его стороны. Но Ольморо, видимо, все же не мог удержаться от комментария в мой адрес.
- Ты ведешь себя, как смертная!
- Я и есть смертная, ты забыл? – и снова по моему лицу растеклось выражение детской наивности, которое на этот раз вызвало улыбку на губах юноши.
- С тобой очень непросто, - чуть качнув головой, шепнул эльф, будто выдавая свои потаенные мысли. – Стоит тебе на несколько месяцев исчезнуть в мире людей, как ты почти сливаешься с ними. Стоит провести некоторое время здесь, в тебе остается так мало человеческого, что это вызывает и удивление, и уважение одновременно.
- Ветром было занесено семя жизни в подзвездный предел, им же будут разнесены плоды его, когда оно созреет, - напустив в голосе как можно более таинственности, нараспев произнесла я, срывая непонятную травинку и засовывая ее кончик в рот.
- Это не к месту, - вновь покачал головой светловолосый мой собеседник. – И…
- Знаю, просто очень занятное место в легенде.
- Теперь ты меня перебила.
- Тоже знаю, - я усмехнулась. – Будем считать, что это моя маленькая месть. Так что там дальше?
- А дальше то, что и с травами нужно тебе быть поаккуратней, - улыбнулся Ольморо, сворачивая все свои листки и закупоривая баночки.
- Ты уже закончил рисунок? – удивленно спросила я, прикидывая, что это мало вероятно, если учитывать, что не более как пять или десять минут назад на свернутом свитке был только набросок и ему надлежало быть доведенным до конца.
- Закончу вечером, - произнес эльф и взмахнул рукой, заставляя все свои подсобные материалы для художеств исчезнуть, переместив их в свои замковые апартаменты. – Сегодня ты многословна, а я не в настроении слишком сильно тебе уступать, поэтому приходится делать выбор.
Я задумчиво посмотрела в траву, а затем, опершись на протянутую руку юноши, поднялась с ним рядом. Если уж Ольморо решил не просто уделить мне время, выделенное для упражнения в созидании, да при том, отдав его в полное распоряжение моей нынешней болтливости, то спрашивается, почему бы мне не использовать эту редкую возможность по максимуму? Я посмотрела на свои джинсы и кроссовки – не самая эльфийская одежда. Но переодеваться мне не хотелось. Находясь в отдалении от Жемчужного Города, в достаточно уединенном месте, тратить время на это просто грешно.
Мы с Ольморо, держась под руки, пошли вдоль небольшой аллеи. Первое, о чем меня спросил мой остроухий друг, были новости из Внешнего Мира. Говорить мне об этом не хотелось, особенно если вспомнить южно-осетинский конфликт, количество погибших в нем ни в чем не повинных людей и то, в каком невыгодном свете перед мировым сообществом вновь пришлось выступить моей стране. Кратко пояснив ситуацию эльфу, я заметила, что и ему эти известия особой радости не доставили.
- Если люди до сих пор занимаются такими глупостями, то я сомневаюсь, что им открыт путь назад.
Я прекрасно поняла, о чем говорил юноша. Смертные покинули Потаенные Земли после того, как в их сердцах проснулось беспричинное недоверие к Эльфийским Владыкам, стоящим на страже этих земель в Кровавые Времена. Это недоверие породили враги, стараясь достичь разрозненности воинства, стоящего на стороне справедливости. И хоть победу в конце концов одержало светлое знамя, люди высшей волей были отправлены искупать свою вину. «И не ведать покоя мятежным сердцам до тех пор, пока нога Короля их не ступит на землю забытую и давно брошенную…»
После этого мы с эльфом некоторое время говорили обо мне. Не хотелось бы в даваться в детали самого разговора, но из того, что был приведен много выше, можно догадаться, что выводы, сделанные мной из этой беседы не так радостны, как хотелось бы. Была и еще одна тема наших бесед в этот вечер – понятие свободы. То, что ни один человек не является абсолютно свободным, я прекрасно усвоила из психологии творчества. Есть общество и оно, главным образом, ограничивает каждого из нас. Но в данном случае в свете последних событий меня интересовал иной вопрос – вправе ли я добавлять к этому общему ограничению свободы еще и те рамки, что состоят из моих личных чувств. Не в одном произведении идет речь о том, что ради долга или чести или чувства или еще чего, вышесказанному подобному, человек оказывается привязанным и лишается своей воли. Мне не раз говорили о том, что своими словами я могу причинить духовную боль, передавая с их помощью собственные чувствах (более – такие примеры имеются в моем дневнике), но понять имею ли я на то право оказалось все же сложнее моих собственных возможностей. Самым поразительным оказалось то, что Ольморо исчерпывающего ответа так и не дал.
- Знаешь, займись рисованием, - сказал он с улыбкой, провожая взглядом последние лучи уходящего солнца. – Это не так опасно, как слова. Кстати, мне кажется, или у тебя на вечер планы?
- Так и есть, - чуть смущенно отозвалась я, сворачивая в аллею, перпендикулярную той, куда мы только что направлялись. – Я допишу по дороге, окей?
Уже кувыркаясь в воздухе междумирья, я слышала отголосок собственного голоса, который уносил ветер. Мне было ведомо и то, что после моего исчезновения, Ольморо резко развернулся и на его плечах оказался темно-зеленый бархатный плащ. Затем эльф быстро зашагал в сторону замка, поднялся к себе и, наверняка, взялся за неоконченный рисунок. И мне показалось, что хоть мой друг и не так давно пристрастился к живописи, некоторые авторы из тех, чьи работы я сегодня изучала в Третьяковке, могли бы у него чему-нибудь да поучиться. А потом над головой прогрохотал звук турбины самолета…

@музыка: Йовин_У Последних Строк

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Возвращаясь к вечным вопросам, Неоконченный роман

15:32 

Непонятности, несерьезности, не-флешмобности

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Ностальгия - это когда вокруг полно воздуха, а дышать нечем. ©
Ты вспоминаешь, как хорошо было сидеть перед уютным камином, но уже не помнишь,

как пилил дрова для него. ©

Память - единственный рай, из которого нас не могут изгнать. ©

Не хочется ни о чем писать, хотя где-то в глубине сознания я понимаю всю необходимость этим, наконец, заняться. Сейчас хочется вернуться опять на дачу, туда, где не будет умирать телефон из-за невозможности его подзарядить, где небо совершенно потрясающее, а по нему скользят совершенно потрясающие облака: сами тяжелые и мутные, но снизу светящиеся, словно Люк передумал проливаться нынче дождем. И мне кажется, что молодой, давно знакомый мне волшебник, заправляющий тучами, вытащил фонарик и сквозь сантиметры испарившийся воды пускает на землю свои электрические солнечные зайчики.
На крыльце вьется виноград. Самое поразительное, что он стал плодоносить, хотя и не делал этого уже два или три года. А вот лягушки не квакают, что меня огорчает. Помню тот концерт, что устраивал Крисси по ночам под окнами: с десяток лягушек сидели в траве и пели свои серенады. Вроде бы ничего особенного – да что особенного в обыкновенных лягушках, ведь им не суждено превратиться даже в прекрасных принцев?! – но все равно очень приятно. А вы говорите «злодей», «вампир», «сердцеед»..! Главное, помнить, что когда-то, столетия назад, он тоже был эльфом, да еще и славным воином. Жаль, что все меняется, и мы не можем контролировать течения жизни. Здесь, пожалуй, стоит улыбнуться и сказать, что я начинаю размышлять, как эльф, успевший похоронить частичку себя вместе с дорогим и любимым сердцу.
Осенью мы посадим жасмин. Это обещал мне Странник. Хотя я опасаюсь за дальнейшее счастливое существование этого растения, если вышеуказанная личность возьмется за лопату. А с другой стороны, почему бы нет? Ведь мы говорим о Нашей Резиденции, месте, окутанным древним волшебством, любовью и осколками нашего детства, которые мы до сих пор лелеем в наших сердцах.
Кстати, если говорить об осколках, то в среду мне в руки соскользнул плед. С бахромой по краям, красный с зелеными квадратиками и немного колючий. Его специально для меня покупала бабушка, а сейчас он напоминает мне Шотландию и килты. Ну и кое-что еще он мне напоминает своими напоминаниями. Помнится, я даже нарисовала это воспоминание, но так и не решилась выложить – больно оно личное и волнующее. Это как поймать бриз и долго с ним шептаться. Это как сказка о Ветре, который полюбил Одуванчик. Или как звездопады.
У меня ни осталось ни одной смс-ки с тех пор, как мы считали звезды. Зато остались стихи, эпиграф к одной из записей в дневнике и тоскливое ощущение в сердце, сознающим, что мы потеряли его. Нет, человека всегда можно вернуть в свою Вселенную, но иногда прежде, чем сделать что-то, нужно подумать. И я думаю: зачем? Главное, я знаю, что он сможет найти меня, если в том будет необходимость, если захочется поговорить, высказаться, а вокруг не будет никого, кто смог бы открыть форточку и впустить в комнату немного ветра. Чтобы не задохнуться совсем.

Кстати, наличие такого человека и мне не помешает. В последнее время задумываюсь над тем, что в моих ностальгических настроениях Странник сам часть того мира, который постепенно ускользает в прошлое. Прошлым не вылечить этого странного чувства, которое царит в душе. У меня есть еще несколько книг, в том числе и «Дневник мага», который мне советовали почитать и до которого я так и не добралась. Есть еще «Рождественский пирог», «Последний самурай», сборники произведений Коэльо и Уальда, «Улис» Джойса, книга восточных притч, еще одна всемирных сказок и последняя часть небесных. Вкупе – еще пара учебников и справочник по квеньи. Книги на лето, из которых пока только прочитаны только Булгаков и Чехов, при чем первый – по собственному желанию, а второй – еще с прошлого года. Начатая «Молодая Гвардия» и вместе с ней на полочке лежит понимание того, что не одна слезинка упадет на страницы этой повести.
А помимо книг есть и жизнь. Она идет.

За прошедшие два с лишним года, что я веду дневник, эпиграф к нему не изменялся. Стихотворение было помещено туда перед тем, как была написана первая запись. После прочтения де Линта появились и две другие цитаты. Потом список желаний и музыка. Единственное, что меняется – это музыка. Вместе с настроением и жизненным этапом. Теперь, пожалуй, пора задуматься над тем, что делать дальше. И думать придется самой, не имея возможности посоветоваться или выплакаться в подушку. Но у нас есть лук, пара-тройка верных друзей, багаж воспоминаний и вера в себя. И до тех пор, пока мир не рухнет, все останется также. Разве что немного изменятся желания.

На данный момент я хочу:
1) сходить с кем-нибудь сказочным в Планетарий. Ну или просто сходить с кем-нибудь
2) узнать, что думают обо мне люди, с которыми я не знакома «в миру» и с которыми встретиться не предстоит.
3) нарисовать-таки наконец этот злосчастный герб
4) услышать рекомендации по дизайну

Кто-нибудь может помочь со всем этим?

@музыка: Из эпиграфа

@темы: Смена декораций, Себе на заметку, С уважением, дорогой мой Читатель!, Потрясающие находки, Повинуясь стадному чувству, О собственной записной книжке, Неоконченный роман, Мысли вслух, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Затерявшись в переплетах, Запахом скошенной травы, Жизненный эпизод, Гамлетовские вопросы, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, Vocum separatum – особое мнение, Фотоальбом: в лицах и красках, Чувства вместо скальпеля

23:32 

[The Night Guest]

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Люди удивляются, люди поражаются...

Кто о чем, а мы все... Третий пост подряд за два дня про все то же. Стыдно мне право, господа. Но, так всегда бывает на пороге нового мира. Вот сегодня утром я заново взглянула на списки своих Избранных и ПЧитателей. Кто угадает – почему – на следующей встрече получит от меня конфетку -)
Ладно, буду исправляться. Отойду от выше-ниже обозначенной темы и возмущенно спрошу, чем опять мой персонаж не угодил займусь более привычным делом. Расскажу...
***
Ночь была жаркой, спать совершенно не хотелось и всякие подозрительные мысли спешили обосновать себе уютное гнездышко в моей голове. Сперва я еще как-то пыталась с ними бороться, а потом, махнув рукой, пустила все на самотек и стала вглядываться в тени на невидимом потолке. Тени, как это им и положено, сплетались в витиеватые узоры и, вызывая непонятные ассоциации, растекались под потолком. Я следила за этими неуловимыми движениями, пока у двери комнаты кто-то громко не чихнул.
Даже не столько громко, сколько неожиданно. Лежа на своем широком ложе, я подскочила от испуга. Все спят: в доме тихо. И только кто-то нерешительно топчется у дверей и кряхтит. Сперва я было подумала, что, наверняка, домовик. Но потом вспомнила, что не ранее как месяц назад он перебрался из моей комнаты под раковину в ванной, а это значит, что сейчас, ночью, делать ему у меня нечего.
Хотя, может, чай зашел попить? - кто этих домовых знает...
О своем домовике я знаю очень немного. Знаю, он вечно недоволен, когда родители задерживаются в дороге допоздна и возвращаются домой поздно ночью. Знаю, что когда я волнуюсь за них, он прохаживается по коридору и скрипит половицами, как бы выказывая свое присутствие. А когда я выключаю лампу и забираюсь под одеяло, он садится на краюшек кровати и тяжело вздыхает.
Еще я знаю, почему мой домовой в ванную перебрался. Чтоб в случае чего, меня успокоить. Я ведь вредная... обижусь, уйду, дверь закрою и никого не пущу. А домовой же помочь хочет и ему очень обидно, что не может.
Вообще с домовым мы знакомы чуть больше года. И он как-то отличается от всего, что есть в квартире. Он чувствуется по-другому. Даже феи, которые иногда залетают покачаться на лимонных веточках и покружиться у волшебного фонаря, - другие.
Вот и это существо, зашедшее ночью в гости, было другим. Хотя и похожим.
Оно постояло у двери полчаса, а потом исчезло, оставив за собой ворох осенних кленовых листьев и ощущение чего-то странного, далекого и очень одинокого. Мне стало жаль его, но было уже поздно.
Если оно зайдет еще разок, угощу его чаем. Думаю, зеленый ему понравится...


@музыка: Что-то легкое... ветер... ночь... поют звезды. В этот раз только мне.

@настроение: Поражательно-заразительное -)

@темы: Сказки Кельтского Лиса, С уважением, дорогой мой Читатель!, Неоконченный роман, Каждый сходит с ума по-своему, Иносказательные повести. Разгадаешь?, ХР-хроники

13:50 

Пять сантиметров секунду - скорость падения лепестков сакуры (с)

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Нежный цветок
На сакуру цветом похож.
Боль прошлого...
(с) Катана

Конечно, я не успела. Не успела вернуться вовремя и не успела сделать даже половину того, что мне сделать хотелось. Даже при способствовании Регента пару часов сложно растянуть на два дня, а atto и lindё вернуть в Тар-Марильян, отложив дипломатию до тех пор, пока ребенок наобщается с родителями. Зато... я видела ее. Кристиан проговорился и Регент сделал мне подарок. Странно было видеть ее, помолодевшую, со светлыми вьющимися волосами и как-то не к месту думать, почему я не унаследовала ее волос. Наверное, потому что у меня есть lindё, которая все равно прекрасней, как бы я не любила бабушку.
Я говорила с ней.... Сложно передать, каково это говорить с человеком, которого давно нет. Нет для других, но который всегда будет рядом с тобой. Наконец, я рассказала все. Даже про апельсин, который я сквозь слезы делила с крестным, совместно думая, как его собрать обратно. Глаза у нее больше не выцветшие, а ярко-голубые. Как у брата. Иногда и у меня такие бывают. А еще иногда они бывают зелеными, но это уже чистое волшебство.
Я жду когда зацветет сакура, надеясь, что [J]~ Zoisite ~[/J] составит мне компанию в ботанический сад. Еще я очень много думаю. О вечном. О смерти, например. Я помню уроки Регента достаточно хорошо, но почему-то не совсем в них верю.
Но самое главное, что я поняла главное – себя в себе. И невольно вырываются слова, о которых, я знаю, потом пожалею.
А за окном весна. Уже не Весна и еще не Весна. Просто весна. Вроде бы приток кислорода, а я задыхаюсь. Хочется позлиться, чтобы не было больно. Хочется влюбиться, чтобы не любить. Хочется начать жизнь заново, чтобы не было необходимости испытывать стыд или сомнения. Мне нужно написать письмо. Очень нужно – знаю, что он его ждет уже вторые сутки. Уже даже немножко поздно, но я знаю, что он все равно ждет. И я не знаю, что ему сказать, чтобы он понял. Сразу и все.
Завтра собрание.
Две недели сплошного невезение.
Возникло желание убежать из города и спрятаться в старой беседке среди яблонь. Чтобы было одиноко и никто не трогал.
Я не знаю, что делать, но с каждым днем меня это все больше волнует. И я знаю, что ни в его отношении, ни в их ничего сделать я пока не могу.
Ночи будут короче. Не из-за часов. Просто я не хочу снова доходить до состояния умопомешательства по Дому. И по Семье. Поэтому буду возвращаться по ночам. Еще я обещала писать бабушке письма. Чтобы она все знала.
В Прагу я тоже не хочу.

Это слишком близко, чтобы убежать.

Пять сантиметров – ни много, ни мало.
Пять сантиметров шагнуть человеку -
Мало конечно. Но пять для улитки -
Целая вечность, которой в ладони
Не поместиться, как бы не хотелось
Тем кто на это не смог не купиться.

Пять сантиметров в секунду – не скорость.
Что есть секунда – всего лишь мгновенье.
Но разве много для бабочки нежной
Этих мгновений день гаснущий дарит?
Очень немного... всего одни сутки,
А потом бабочка эта навек умирает.

Сакуры белой в цветущих одеждах
Долга ли жизнь? Долго ль радует взор
Танец ее лепестков белоснежных?
Только неделю. Всего лишь одну
В ветреном танце кружатся снежинки
Белых деревьев в цветущем саду.

Чистые, детским душам подобные,
Молча они угасают. Взгляду последнему,
Вверх устремленному только секунды
Отведены. Чтобы забыться. И беспробудным
Сном через пять коротких секунд
Вдруг замереть порою безлунною.

Только лишь пять незаметных мгновений
Танец богов отделяют от смерти,
Что обращает величие мира черной золою.
И ветер веселый, что всем на диво играл
С лепестками сакуры краткоцветущей,
Развеет по миру в трауре память о счастье.
(с) ~Lornalin del' Fea~



@музыка: Лора Бочарова_Романс Люца

@настроение: Меланхоличный пофигизм

@темы: Чувства вместо скальпеля, Слово, которого нет, Неоконченный роман, Мысли вслух, Каждый сходит с ума по-своему, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Запахом скошенной травы, Жизненный эпизод, Градация настроений, Гамлетовские вопросы, Анатомия личности, Я искал себя на глобусе

00:13 

Есть желания, бороться с которыми - лишь себе вредить...

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Весна - единственная революция на этом свете. (с) Федор Тютчев
И больше нет слов. Без слысла в хороводе желаний кружимся МЫ,
то растворяемся, то почти исчезаем, то делаемся ярче.
Так и хочется остановить этот мир. Крикнуть: "Подожди!"...
и пусть он обернется, пусть от неожиданности гаснет в окнах свет,
стоят в пробках машины, женщины не покупают еженедельных СМИ,
пусть приблежаются выборы, а у нас выбора не остается,
пусть рваный дождь стучит в окно и черные кошки по 10 раз на дню перебегают дорогу.
Пусть! Слышите пусть! У меня есть твои глаза. И твое плечо, в которое я могу уткнуться
и больше ни о чем не думать.
Мир исчезнет за поворотом.
Останемся только МЫ.
Если нам хватит сил найти друг друга в этом вечно изменяющемся мире.
(из писем в не-куда и не-к-кому)
Я просыпаюсь. И в ночи слышу отчетливое тиканье часов. Так темно, что стрелок не видно, но я четко знаю, что сейчас двадцать три минуты четвертого. Потому что в Зале Огненного Заката часы показывали ровно столько. А еще я знаю, что впервые за все то время, что меня тянет домой, мне приснился такой реалистичный сон, и что теперь мне точно не заснуть. Какое-то время я еще лежу в своей кровати, глядя куда-то в верх, в ту темноту, где, по идее, должен находиться потолок. Я горю. Где-то внутри меня живет ощущение, что я не до конца вернулась в этот мир, и уверенность, что со всеми эти перелетами между мирами надо завязывать, потому что я не могу быть уверенной в том, куда меня занесет в следующий раз и хватит ли мне сил вернуться обратно. Провалявшись какое-то время, я поднимаюсь и включаю настольную лампу. Тени в комнате быстро разбегаются, одна из них задевает тюль, и тот сдвигается в сторону, позволяя ночи еще на пару шагов проникнуть в квартиру.
Я опускаю голову на руки и пытаюсь привести дыхание в норму. Хочу почувствовать, что я в полном составе и ничто нигде не потерялось. Но вместо ощущения целостности в моей голове проносится образ ammё lindё, идущая по цветущему саду под руку с attonen arquenen. И вопреки всякой логике, я хочу побежать им на встречу и крепко обнять. Я хочу вернуть свое детство, которое было платой за Предназначение. Я снова думаю о nin vernos apamer и снова хочу домой.
А я еще моя голова трещит по швам и такое чувство, что сейчас никакой долг не удержит ramainen ore и я-таки сбегу отсюда домой, в тот сад, где цветет жасмин. В тот сад, где ветер вечно играет с его листвой и усыпает белоснежными лепестками витиеватые тропинки.
Я вспомнила, а как же то путешествие? То большое путешествие, которое мне обещали Ольморо и Кристиан? И еще... я ведь должна все-таки доучить этот язык.
- Ты уверена, что ты действительно этого хочешь? - спросил тогда Менестрель, протягивая мне толстый учебник эльфийского.
- Я ведь эльф, так? - спрашиваю я у него, подозрительно косясь на стопку листьев. - Так. Значит, я действительно этого хочу.
Я думаю о том, что преследую этот сон. И еще о том, что боюсь, как однажды придется проснуться и понять, что ничего не было. Что мне тогда делать? Но пока я облегченно вздыхаю, потому что это все есть. Это так же реально, как то, что сейчас ночь.
- Рискнешь ли? - спрашивает у меня тень и протягивает мне синий бархатный плащ.
Я вспоминаю о Саре из «Лабиринта», о том, что мне нужно увидеть этот фильм.
- Да, - я беру плащ, накидываю его на плечи и осторожно закалываю брошь.
Я знаю, что в нижнем ящике стола лежит Феникс. А зеркало – лучший портал в иной мир. Конечно, если ты знаешь, куда идешь. Я знаю.
- Домой.
Кулон ярко светится, а по поверхности зеркала пробегает серебристая рябь. Наконец передо мной раскрываются врата. Я оглядываюсь... все спят. Значит у меня есть еще пара часиков, прежде чем город услышит рог Рассвета. Я успею. А если нет, то Ольморо остановит время в этом мире. Однажды так уже было.
- Пара часиков...
И я ухожу. Только уже там, за дверью, понимаю, что не выключила свет в комнате и что домовой будет этим не доволен. Но все-таки я знаю о том, что он добрый и наверняка мне поможет, погасит лампу. Может, даже поиграет немного тенями.
- Пара? - спрашивает тихий голосок в квартире и маленький человечек с пышной гривой лохматых волос выходит из тени к зеркалу. - И ты правда думаешь, что успеешь?
Но я уже не слышу этого вопроса. Я уже далеко. Я вижу свет моего Солнца, отражающегося на склоне пограничных гор. Я слышу, как Хесталь несется мне навстречу через вечность. Дом близок и сердце бьется в преддверии встреч.
А еще ~Сильвен~ бывает здесь: ">=>

@настроение: Весна?

@темы: Неоконченный роман, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Чувства вместо скальпеля

my soul in the sporran

главная