• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: анатомия личности (список заголовков)
22:39 

Ловить золотые листья... вдыхать аромат Счастья!..

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Настоящая жизнь совершается там, где она не заметна (с) Лев Толстой
Большинство людей счастливы настолько, насколько они сами решили быть
счастливы (с) Авраам Линкольн

Даже из мечты можно сварить варенье, если добавить туда
фруктов и сахара (с) Станислав Ежи Лец

Мы стали забывать о волшебстве, когда разучились смотреть
вверх. Вместо того, чтобы помнить о небесах над нашими головами,
мы сидели на земле и смотрели под ноги (По Чарльзу де Линту)

Сон - единая монета, единые весы, ровняющие пастуха и короля, дуралея и мудреца.

Хочется тепла.
Хочется уткнуться в чье-нибудь плечо и уснуть так, как спят только безумно уставшие дети. Безмятежным и бесконечно счастливым сном. Укрыться пушистыми облаками и, не думая ни о чем, долго-долго слушать колыбельную далеких звезд...
А потом проснуться где-нибудь вдали от всего привычного и прыгнуть в океан Света, ловить чудеса и... можно даже не смеяться... можно просто Любить и смотреть на мир через это волшебную призму.
В воздухе пахнет Весной... а никто и не заметил. Это только так кажется, что Осень. Все-все в золоте и даже мы золотые, мы счастливые... наверно.
Карамельные сны о чем-то хорошем и легком. Это не поймать, не описать... ведь не для всего на свете существуют Слова! Но просто чувствовать Это в воздухе, читать на лицах и верить, что все будет хорошо, что снова будет и счастье, и жизнь, и любовь, и бабушкины сказки на ночь с миндальным печеньем.
Когда-нибудь, но будет!.. Я точно знаю.
А пока я кутаюсь в одеяло и обнимаю холодный металлический наконечник градусника... Снова поднялась... АПЧХИ! Болею... парадокс? Да, согласна, есть что-то забавное.
И что-то грустное.
Меня раздразнили.
«Пожалуйста... - тихо шепчу я перед сном – скажи мне это еще раз... сам... Я жду...»

В вечернем сумраке тихо кто-то играет на свирели. Я вслушиваюсь в эти звуки и думаю, кто этот таинственный музыкант. Это все... все мои мысли. Да и зачем думать о чем-то еще. Разве нужно что-то, когда сердце трепещит в ожидании Счастья... трепещит... и обрывается на последней ноте.
Пойди и заварить чай? Да... пожалуй, так и сделаю. Сяду на кухне и буду рисовать польцем на потолке звездный узор. А потом я посмотрю на все это и почувствую, что снова не То. Нужно Что-то другое... большее и очень маленькое, такое маленькое, чтоб оно могло спрятаться от лишних глаз и оставаться незамеченным. Как Чудо!..
Лучик...
А знаешь, хороший ты, заботливый... И глаза у тебя солнечные и теплые. И смеющиеся. А еще дна у них нет. Посмотришь – и провалишься. А падать будешь долго-долго. Будешь падать и думать, думать... ни о чем.
Нет! Не падать – лететь! Просто вниз... лететь и обламывать крылья о ветви деревьев, тянущих навстречу свои руки... Ах да, я и позабыла! У меня же нету крыльев... я ведь не ангел... Ну и пусть. Зато летать умею!
Выпью еще чашечку... Так весело смотреть на плавующий кружочек лимона, надевать его на ложечку и упускать. Он наверно счастливый... он светится СЧАСТЬЕМ.
Мы все светимся... Весна пришла!
А тепла все-таки хочется... нежного и пушистого. Можно и без карамели.
Ладно, пойду я...
Пойду. По дороге разбитых созвездий, где звездная пыль смешалась с осколками сердцец.
Им уже не больно, наверно...
Время учит жить с болью.



@темы: Неоконченный роман, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Анатомия личности, Чувства вместо скальпеля

23:41 

Просто такая...что сделать? Сюжет не перепишешь.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Ты спалил мое сердце до тла.
Ведь оно твоей было забавой.
Нету звезд, - вокруг темнота,
Нет мечты больше, крыльев и сказок.

Ты решил убежать от любви.
Поздравляю! - Тебе удалось.
Только мне все еще снятся сны,
Где сплетаются правда и ложь.


По небу плыли кудрявые облака, такие кудрявые, что их очень легко можно было принять за барашков, выбежавших играть в солнечную долину. Он лежал на земле, подложив руки под голову, и наблюдал за этим веселым двигающимся по небесной глади стадом. Нет, его вовсе не интересовало небо, а облака были в его сознании всего лишь скопления испарившейся влаги, но он все равно смотрел на него... просто потому, что ему было удобно смотреть вверх из того положения, в котором он находился.
Приближалась осень. Может быть, это был последний по-летнему прохладный день. Может быть, это был последний день его Света.
Он лежал и смотрел вверх, но его мысли были далеко... очень далеко. Там, где он оставил свое сердце.
«За чем мне все это нужно? - спрашивал он себя, равнодушно глядя в небо, - все эти напрасные мечты, переживания, надежды? Им все равно никогда не стать правдой. Зачем мне она и весь этот ее странный мир, так непохожий на тот, который окружает меня?.. Не за чем».
Так размышлял он, провожая свое последнее Лето. Может, потом в его жизнь снова ворвется Июнь, но в нем уже не будет чего-то, чего-то важного, что сейчас, секунду назад, витало в воздухе... наполняло желанием жить.
Наконец он поднялся и направился домой. Солнце лениво перевалилось на западную небесную подушку и, расправляя свои золотые лучи, устроилось поудобнее на облаке.
Он шел домой, ветер развивал его русые волосы и все могло показаться таким привычным, только чего-то уже не было... Не было сердца, готового страдать и испытывабщего беспричинную радость: оно теперь покрылось льдом и замерзло; не было веселого огонька в глазах: Свет покинул его и мир стал значительно темнее. Он был свободен. Как и хотел всегда. Уже больше двух лет. Был свободен от глупостей и переживаний, ревности и надежд. От всего, что раньше было его Жизнью.
Он мог бы улететь... да только не было чего-то, что могло бы расправить крылья.



@темы: Фотоальбом: в лицах и красках, Неоконченный роман, Мысли вслух, Жизненный эпизод, Анатомия личности, А мы все еще живем в социуме, Чувства вместо скальпеля

22:54 

We did not plan, we did not dream

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Лето. Осень. Переходы сезонов - пора бы привыкнуть.
Но нет. Что-то все-таки есть... что-то в воздухе, в сердце.
Небо. Дождь. Хочется тепла и горячего чая.
А еще школа и первые уроки, лица учеников и учителей. Шары в небе.
Нет, что-то обределенно не так.
Что же?
Давайте искать...
*Эльфийка достала тетрадь, раскрыла ее на чистой странице и начала выводить ровным почерком на эльфийском языке*

Пункт 1.
{1_Memoirs_Senses}
А ты припомни, может, что-то и найдется...(с)
Вы помните, как по весне слышится тихая песня дождя, сопровождающая таяние сосулек - «динь... динь-динь... динь...»? Что-то особенное есть в этом простом и тонком звуке, что-то наполняет душу радостью и в сердце тоже приходит весна... начинается оттепель.
Что-то такое происходит во мне сейчас.
Вчера размышляла над тем, что принесет сегодня. Вы же знаете, что из знания прошлого можно делать выводы на будущее. Вот он прошлый учебный год, вот он Питер и лица, такие привычные, перетекающие изо дня в день, неизменно родные и милые, а иногда чужие и совершенно незнакомые. Думала о том, что ждет... кто ждет... кого и зачем?
Сегодняшнее утро самое важное, потому что оно первое, потому что прошло три месяца и потому что появилось множество новостей и тем, которые копошатся в голове и желают быть высказаннами. Впрочем, и это вы тоже знаете... помните.
Утро. Дождь. Все та же Осень, теперь уже законная хозяйка здешних земель. Первоклашки идут на встречу в бардовых желетках с эмблемами моей старой школы. В своих джинсах я смотрю на них с той улыбкой, которая появляется на лицах, когда смотришь на предмет, вызывающий море воспоминаний.
Я помню: я шла в первый класс с большим бантом, который мне жутко не нравился и старалась сделать все, чтоб от него избавиться. Я помню: выпускной в начальной школе, когда я долго боролась с собою, удерживая слезы, а потом, увидев что все друзья плачут, дала им волю. Тогда я задыхалась от слез, но в них было что-то светлое, наверное, Надежда. Курица протянул белый платок и, положив руку на плечо сказал: «Держи». И мы, дети, стояли улыбались и плакали. Потому что было и грустно, и хорошо. Еще помню октябрь и однаклассника, подравшись с которым (да-да, было и такое в моей биографии)), я сломала себе руку. Мы ехали на экскурсию, я замерзла, а он снял и протянул мне свою ветровку. Ему было холодно, но он все-равно заставил меня ее одеть. Видно правда говорят, людей помнят по хорошим поступкам, потому что вряд ли я забуду тот осенний день. Помню: я огитировала всех идти в математический класс, а сама потом перешла в лицей и в социально- экономичскую параллель. Мне было жутко стыдно, но никто и слова не сказал. А потом... многое расстроилось, перестроилось и забылось.
Сегодня после линейки (на которой никому и дела не было до того, что происходило перед входом) встретила старую подругу. Мы долго стояли и обнимались в переходе и все прохожие странно на нас поглядывали. Но что это посравнение с этим родным и светлым лицом, которое носит на себе след стольких лет, ушедших теперь в историю!
Да, сегодня первое сентября. Осень вступила в свои права и теперь можно только надеяться на ее милость: а вдруг... вернется... большое и ослепительно-яркое... лето!
Впрочем, зачем оно мне сейчас это лето? Я была права, еще тогда, видя весь этот спектакль, я знала, что я права! Он не смог... он поумнел. Да и я поумнела тоже. Правда так странно смотреть на человека и чувствовать то, насколько я сжилась за это время со своей ролью... Чужой человек? Нет, не чужой. Потому что тогда некуда будет деть бессоных ночей и бесконечных верениц мыслей, снов, одних на двоих, бесконечных взглядов и тайных желаний. Сказать честно? Скажу – ЛюБлЮ. Не смотря ни на что. Знаю, что глупо, но разве нет ничего сильнее глупости? Вот чем они похожи с любовью – своей силой, не знающей преграды.
А все-таки как, как я могла забыть свое сердце в кабинете?! Теперь его нашел и подобра человек, который его вряд ли вернет... А сердце ведь хрупкое... Вдруг треснет? Кто же мне потом даст клей?

Пункт 2
{2_The_School_Life}
Школа - это место, где детей учат нужному и ненужному вперемешку,
всячески мешая им отделить одно от другого.
(с)
Будильник, поставленный на шесть – жутко. Хочется спать, потому что душ вышел полночным, а комната до сих пор завалена одеждой. Ну хорошо, так и быть... я поглубже закапываюсь в одеяло и продолжаю смотреть свои цветные сны. Еще минуточка, да, да – я помню... вроде.
И все-таки надо вставать. Что ж делать – встали. На громкие радостних крики Их мой сонный голос пробурчал что-то вроде: «Вы с чем поздравляете... ку-ку...» Затем этот голос выгнал всех из ванной и снова залез под душ... греться. С тайной надеждой, что скоро будет тепло... почти (или почти тепло, или почти скоро).
Оделись. Поели. Вышли. Вернулись. Нет, нет – ничего не зыбыли. Просто рано. Надо к половине.
Сидим, считаем минуты.
Потом пошли к зеркалу и осмотрели себя.
«Нээт, - произнес в голове чей-то недовольный голос (но точно не мой – мой уже спал) – Пора».
Вышли и пошли пешком. Прям по лужам. С желто-красными розами. Пока мы дошли до лицея я осознала, что лучше все-таки было одеть кроссовки (а где-то внутри поблагодарила себя, что снова не на шпильках). Пришли мы и я заблудилась. Много-много новых классов. Впрочем запуталась не я одна. [тут должно следовать несколько абзатцев о том, что что мой сон не сбылся (и слава Манвэ!) и почему ]
Потом началась линейка. Все стояли и обменивались впечатлениями. Все прошло даже лучше, чем я представляла, несмотря на то, что белая блузка сливается с белой ветровкой и меня было очень хорошо видно с любого конца двора, не говоря уже том месте, где стоял 14 «А», затащенный туда моим бывшем молодым человеком. Вот это в конец отлично! Вот об этом мы даже не думали. Вот от этого даже зонтики не спасли и букеты цветов... а все лицейские традиции, которые, кстати, пополнились еще одной – исполнением гимна.
Потом как всегда: разговоры ни о чем медленно перемещаются в классы, там ведутся празднично-просветительные беседы на тему нового учебного года, множество пожеланий и выпускников, все тот наш неизменный Леша и тема «Лебединой песни», которая исполняется нами уже два года. Затем приветствие новеньких и поручение их старостам. Мы же, старосты, напрягая память, составляем новые цепочки оповещения, прощаемся и наконец убегаем кто-то куда по своим делам.
Зато в мои руки попал большой набор пастели и теперь я наконец-то закончу портрет Рыжего Сказочника, как и обещалось. Впрочем, вышло... кхм... ну а что я ожидала, когда уже года три-четыре не рисовала ничего?..
В общем, да, школа пришла, а мы первый раз за эту осень пришли в школу. Нет, нет! Лето мне и правда не нужно... наверное. Мне и так хорошо. Я вполне счастлива.
Вполне... потому что Лизунька уходит в физ-мат. И мне не хочется ее отпускать... одну по крайней мере. Да, знаю... эгоистично. Но я уже давно поняла: чувствам не нужны никакие оправдания, объяснения... и я ничего оправдывать не стану. Просто не хочу отпускать.
Пункт 3
{3_Glasses_}
- Вот видишь: незря съездили... Надо обязательно заехать к лору.
- Ну да... и выяснится еще, что я глухая и разговаривать не умею...

Самая грусная часть. Я прощаюсь с этим прекрасным миром...
Нет, я не ухожу. Мне еще рано. Я еще не выполнила того, за чем пришла под просторы этих небес. Просто тот мир в которым я до сих пор прибывала изменится... сильно... уменьшится. Его заключат в два небольших стеклышка и теперь свет звезд не будет отражаться в моих глазах.
Мне страшно... больно... я плачу.
Я не пытаюсь удержать слез: это будет напрасный труд. Нельзя удержать слез, если что-то внутри обрывается и умирает, если в душе боль и страх.
Я боюсь, хотя, наверное, сама виновата.
И ни один человек вокруг не понимает, ни видит моего страха. Они говорят что-то... какую-то ерунду, лишенную смысла... напрасные Слова, которые все равно не могут успокоить меня. Еще три дня и мир станет меньше. Значительно меньше. И мне страшно.
А между тем, зачем все это? Не понимаю... Вон там ветер колышет листву... каждый листик, каждая веточка так отчетливо видны... А есть ли мне дело до машин, несущихся по автостраде? - никакого.
Я не боюсь самих этих стеклышек... в моей голове нет никаких предрасудков. Это так нормально в современном мире. Но разве я принадлежу этому «современному миру»... и что-то все равно обрывается, ноет, болит... и я чего-то боюсь... Наверное, того, как они изменят меня.
Пункт 4
{4_Illusions_}
Никогда не загадый на будущее - прогадаешь.
Лето ушло. Да. Знаю, уже говорила. Но все-таки печально осознавать, что и время ушло вместе с летом, ускользнул тот шанс попасть в нужный момент в ту самую клеточку ежедневника и поставить заветную галочку. Галочка тоже улетела. Только стала чайкой - куда ж нам без чудес? =) Чайка, белая-белая, полетела к морю и будет теперь кружиться там до тех пор, пока кто-то не заматит ее в свои сети. Она не обидится, потому что ее не поймать плохому человеку, а хороших людей она любит.
Строила я на лето планы, строила... еще немного и спроектировала бы целый город, да вот кто-то забыл прикрыть окно. Ветер забежал и все перевернул вверх дном. И разрушились проекты.
И вот валяется на полу бумага, карандаши... форточка все открыта. Вот сижу я, смотрю на все это и делаю выводы.
Итог.
Summer: FAILED
Вывод.
Ждем следующего.


@музыка: Эпидемия_Жизнь в Сумерках

@настроение: Задумчивое... счастье!

@темы: Чужими словами, Осколки прошлого, Каждый сходит с ума по-своему, В рутине будничных дней, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, Vocum separatum – особое мнение

21:41 

Памяти любимой бабушки

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Нельзя терять, не обретая чего-то. Можно только находить, отдавая что-то взамен.
- Никогда не клади пальцы в рот. Откусишь =р

Запах миндального печенья, которое она всегда готовила на Рождество, и шоколадной крошки всегда заполняли комнату и предвещали ее появление. Именно этот запах – самое первое, что приходит мне в голову при слове «бабушка». Эта женщина была наверное самым теплым, нежным и любящим человеком, который мне только встречался, и она ничуть не походила на всех этих современных старушек, коротающих свои дни бесцельным сидением на лавочке у дома и обсуждением бредущих мимо прохожих. Нет, для меня бабушка – это тепло домашнего уюта, безбрежная любовь, ласка и нежная забота, которой она окружала всех домочадцев и друзей, живые голубые глаза, немного помутневшие от времени, и на вид печальная улыбка. Я не могу говорить о ней, как об обычных людях, потому что в голове есть только какие-то ее отдельные черты, мимика и жесты, слова, и целостный образ постоянно куда-то убегает, но то чувство веры и надежды, ту силу духа, что ей удалось развить в наших с Женей сердцах, сравнить нельзя ни с чем.
А еще, оглядываясь сейчас назад, в прошлое, я четко осознаю, насколько мудра была моя бабушка. Ее образ всегда был окутан ореолом какой-то мистики и таинственности, настолько органично переплетающейся с ее манерой речи, особым, по-французски трелевым произношением некоторых слов и загадочным, полуземным и бесконечно ласковым голосом. Каждая ее фраза была подобна ей, столь же необычной, глубокой по смыслу и высокой по помыслу, вкладывающей в нас, окружающих ее людей, понятия чести и высшего блага. При всем этом она оставалась для всех нас и очень близким, понятным человеком, такой же доброй бабушкой, как и большинство других, безвозмездно дарующих себя без остатка любимым внукам. Именно внукам, потому что Женя был ей так же дорог, как и я, и нашу дружбу бабушка оценивала очень высоко.
Однажды мы сидели и пили на кухне чай, бабушка перебегала от плиты к столу и открывала перед нашими голодными желудками фантастические виды ароматов: печенья, яблочного пирога, который обладал у нее каким-то особенным замечательным вкусом, вишневого варенья, которое поглощалось нами за минуту и содержало в себя крупные ягоды и многих других прелестей, любимых детьми. Мы с Женей болтали о какой-то ерунде, просто не имеющей смысла, но дорогой нашему сердцу и очень сладостной в тот момент. Наконец, бабушка присела с нами. Она не слушала, не вникала в ниши слова, просто смотрела на нас своими добрыми старыми глазами.
- Бабушка, почему ты на нас так смотришь? – спросила я, обнимая ее за плечи.
Бабушка улыбнулась, погладила меня по голове и подозвала к себе Женю.
- Посмотри, какая у тебя замечательная подружка, - тихо прошептала она ему, а тот кивнул в ответ и сильно смутился. – Ты смотри, никогда не обижай ее, будь рядом и помогай.
- Хорошо, - так смущенно пробормотал Женя.
- Обещаешь?
-Обещаю…
Бабушка слегка растрепала ему волосы и сказала:
- Всегда берегите дружбу. Ибо в этом мире нет ничего важнее ее. Может быть, впереди нас всех ожидают тяжелые испытания, но только настоящая дружба, самая искренняя, идущая от самого сердца, способна преодолеть все.
Бабушка вообще редко брала с нас какие-либо обещания, - считала, что это ломает силу духа человека, хотя я не совсем понимаю как. Однажды бабушка взяла с меня обещание, никогда не отстригать «своих красивых кос», и его приходится исполнять до сих пор. Правда, я ей очень благодарна, что она удерживала меня от этого поступка, потому что сейчас, глядя в зеркало, я сильно ими горжусь (хотя гордость, вроде и неэльфийское чувство).
Еще бабушка любила смотреть, как мы с Женей играем, фантазируем, поэтому часто брала свои очки необычной формы, потрепанную и перечитанную много раз книгу с маленькими буковками и шла к нам во двор. Это был один из немногих взрослых, кого мы подпускали к себе в моменты фантазии, за что она щедро нас благодарила. Мы могли часами лежать в гамаке или на большом пледе под яблонями и мечтать, а бабушка отрывала глаза от пожелтевших страниц, подолгу смотрела на нас, вслушивалась в наши слова и улыбалась своей немного печальной улыбкой. Потом она вставала, подходила к нам и, накинув на плечи теплый шарф, опускалась рядом. Затем бабушка говорила, и что-то, довольно многое, из ее речей вставало перед нашими глазами, проникало в самую глубину двух юных сердец и врезалось в них звездной вязью рун. Это были ее уроки.
- Нельзя смотреть миру в сердце, - говорила она, рассказывая свои истории, и весело улыбалась, - надо всегда смотреть в глаза. Только глаза смогут вам раскрыть душу.
- Но почему? – спрашивал, зевая, маленький мальчик в забавной толстовке. – Сердце живое, а душа нет…
- Потому что только душа может говорить за человека, а в сердце… Слишком много места в своих сердцах мы отдаем другим людям, - и откуда-то из кармана появлялись два завернутых в салфетку печенья и протягивались нам добрыми руками старушки.
- А почему мы его отдаем? – спрашивала я и тянулась к круглому печенью, источающему тепло и знакомый аромат.
- Потому, милая, что мы их любим…
Да, такие маленькие философские истины она вставляла во все свои истории, и каждый раз, после окончания той или иной сказки мы с другом чувствовали себя настоящими мудрецами, а потом под вечер брели по дороге и думали. Молча. А на следующий день засыпали бабушку вопросами, на которые она с улыбкой отвечала…
Вообще моя бабушка была очень красивой, и даже те морщины, которые иногда появлялись на ее лице, а потом исчезали, не могли его испортить. Она всегда как бы светилась изнутри, улыбалась и казалась счастливой, а если кто-то спрашивал ее, в чем же секрет ее молодости, она говорила: «Нужно просто сильно любить этот мир и радоваться возможности жить в нем. Тогда и стареть не захочется». Все-таки, она и правда сильно любила этот мир, и учила и нас так же сильно и преданно любить его. Могу сказать, что ей это удалось, мы действительно, если так можно сказать, живем в мире с миром =)
А еще у бабушки был волшебный сундук и чародейский шкаф…
Сундук стоял на кухне, и бабушка хранила в нем разные непонятные нам вещи. Мы часто прятали в этом сундуке наши игрушки и подарки, которые нам привозил дядя из Германии. Бабушке это не нравилось, поэтому она повесила на сундук замок и ключ спрятала. А потом ключ потерялся, и сундук так и остался хранителем наших детских тайн. Пожалуй, было бы интересно открыть его сейчас, посмотреть, что мы туда клали=))
А вот шкаф стоял в бабушкиной комнате и был настоящей сокровищницей книг. Мы с Женей по очереди приглашались туда и выбирали одну понравившуюся, чаще всего по обложке, откуда бабушка читала нам рассказы. Самым любимым ее писателем был JRRT, и нам с Женей так же передалась эта любовь. По вечерам, перед сном, бабушка зачитывала нам отдельные эпизоды из «Сильмариллиона», те, что не давали нам возможности погружаться в темный мир сновидений. Именно эта книга, еще в раннем детстве, заложила в нас жизненные и ныне важные принципы и позиции, которые еще давным-давно кто-то назвал нравственными. Впрочем, мое отношение как к этой книге, так и к самому писателю, принципиально отличается от Жениного, но не об этом…
В общем, бабушка была не только замечательной женщиной, но немного волшебницей. Иного объяснения тому, как она все успевала, но никогда не старела, я не нахожу. Однако, все-таки она была так же смертна, как и все мы, и Смерть незаметно подкралась и выкрала ее из безоблачного течения наших дней…Но я не грущу, наверное потому, что я верю в то, что где-то ТАМ ей лучше, а это ТАМ находится среди звезд, которые она так же сильно любила, как и возможность жить. Первое время, как бывает всегда, когда кто-то очень дорогой покидает тебя, оправляясь в одиночку дальше, вверив тебя твоей собственной Судьбе, было очень грустно…грустно от одиночества. А потом мы вдруг вспомнили ее слова, слова бабушки, о том, что «не стоит бояться смерти, обо жить вечно просто скучно, а уход за грани мира – всего лишь часть жизненного пути…»

@музыка: Celine Dion_My Heart Will Go On

@настроение: Предвидя расстование... не на долго =*

@темы: Фотоальбом: в лицах и красках, Слово, которого нет, Пока улыбаются чеширские коты, Неоконченный роман, Анатомия личности

my soul in the sporran

главная