Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чувства вместо скальпеля (список заголовков)
23:00 

БЖ, запись #468: про невыразимое.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
И снова я должна отметить, что очередное чрезвычайно важное и значимое нечто выпало из хронологии событий моего дневника. Как выпал из него самый конец декабря, январь и февраль, так выпал из него и июнь-июль. А между тем это две совершенно невероятные истории, о которых я обязательно расскажу. Вторую уже многие слышали, но я буду и буду её повторять, потому что о таких вещах говорить надо. Первую слышали немногие, но она даже важнее жизни, пожалуй. Потому что она про ту самую любовь, которая побеждает смерть.

@темы: Безумству храбрых поем мы песню ©, Чувства вместо скальпеля, Слово, которого нет, ПоЧитатели, Осколки прошлого, О собственной записной книжке, Небесная канцелярия, На пути домой, Мысли вслух, Каждый сходит с ума по-своему, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Вся правда о рыцарях, Возвращаясь к вечным вопросам, Ветряные мельницы и воздушные замки, БЖ: бортовой журнал

14:00 

БЖ, запись #462: про несносную любовницу.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Я собиралась рассказать о том, какие занимательные сны снятся мне последнее время, но некое событие, пошатнувшее моё душевное равновесие, вынуждает сначала пожаловаться на мою любовницу в лице прекрасной Австрии.
Мы не виделись с ней с прошлого мая. Это — невыносимо долго! Неприлично долго для нас обоих.
И вот с 23-го февраля она, буквально, засыпает меня напоминаниями о своей скромной роскошной персоне. Сначала в ленте ВК всплывают готические скульптуры из дерева и я узнаю фигуры, над которыми мы долго размышляли в замке Кройценштайн под Веной, неделей позже я читаю в ней историю цветов австрийского флага и перед глазами встают все эти флаги на фасадах исторических памятников архитектуры, от одного вида которых осенью 2015 года я, без преувеличения, начинала прыгать, хлопать в ладоши и пищать.
Затем мне на рабочий стол ложится документ, посвященный соглашению об избегании двойного налогообложения с Австрийской Республикой, моей дорогой Österreich. На мой. Рабочий. Стол. Хотя вообще-то я не работаю с документами такого рода.
На глаза то и дело выскакивают австрийские ресторанчики и венские кафе (и речь даже не о сетевых). Где все вы были раньше? Куда прятались, зачем теперь повыскакивали?



Вчера поздним вечером гуляли по городу. Я страдала о реконструкции МИДа и хотела, чтобы поскорее снова стало красиво.
Мы вышли к Арбату, оглянулись на высотку и мне сказали:
- Эй, посмотри! Разве с этого ракурса оно не похоже на один хорошо тебе известный собор?
Я смотрю, слушаю подсказки, вижу и одновременно не вижу Стефана.
Того самого Стефана, который, провожая меня в крестовый поход, разводил в сторону руками-башнями и спрашивал голосом брошенного ребенка: «Почему ты летишь не ко мне?», а потом настигал в Иерусалиме - в гробнице своего доменного святого.

А сегодня утром я варила кофе. Варила кофе и никого не трогала.
Отряхнувшись от остатков сна, поняла, что радио трещит о Листе.
«О, Лист!» — подумала я, вспоминания свой любимый балет, ради которого мы весной сорвались в Вену.
Я порадовалась, а ведущие переключились на Вагнера.
Вагнеру я тоже порадовалась. Еще в те времена, когда белый цвет не перемешался с уже царившим в моем сердце красным, я посвящала ему стихи. Дурацкие, конечно, но разве я пишу другие?
Вагнеру я порадовалась, но про себя подумала: «И все-таки мой абсолютный фаворит — Шуберт. Лист занимает только почетное второе место».
Что вы думаете тут же сделало радио? Переключилось на Шуберта. Оказывается, у них с Листом был один учитель. Тот самый злополучный Сальери. Что же ты сделал с ним, Александр Сергеевич?
Про Шуберта с Листом можно было спокойно слушать и дальше, но вот на радиостанцию позвонила слушательница:
— Хотела поделиться с вами прекрасным, — говорит она. — Только вчера мы ходили смотреть «Майерлинга»...
Я не слушаю, что она говорит там дальше, вероятно, что-то о драматическом историческом подтексте и контексте балета, бедном-несчастном Франце-Иосифе и трагедии принца Рудольфа. Я просто медленно сжимаюсь в комок и издаю многострадальный вопль раненого зверя:
— О нет! Ну, пожалуйста! Ну за что?!
Этот вопль бесконечной тоски и любви, разделенной расстояниями, был достаточно громким, чтобы в душе прекратила литься вода, а отец заглянул на кухню и оба родителя обеспокоенно спросили:
— Что у тебя случилось?
Я, конечно же:
— Ничего! Всё в порядке, правда. Меня подставили, но так, ерунда. Все нормально!
Но, видимо, зверь из меня получился слишком уж раненным, коль ни отец, ни мать долго не могли мне поверить и вернуться к своим делам.

Я начала лихорадочно думать: что быстрее — получить визу или новый паспорт.
Села записать всё это безобразие и что же?
Нашла под мышью засушенный лист плюща, сорванный на память всё под тем же мною горячо любимым Кройценштайном.

@темы: Я искал себя на глобусе, Чувства вместо скальпеля, Осколки прошлого, На пути домой, Мысли вслух, Каждый сходит с ума по-своему, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Заложники ролей, Градация настроений, Вся правда о рыцарях, Ветряные мельницы и воздушные замки, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, Picspam

00:20 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:14 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:53 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:24 

Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Приготовления с сражению.

URL
01:49 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Адресное.
Через пару дней открою. Адресату. Может быть.

URL
22:26 

Вырванный листок из Бортового Журнала #17.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Надежды нет.
Вирджинии-Эстер больше нет.
Вирджинии-Эстер. Эстер. Белокрылки. Черноголовки.
Пуськи. Воробушка. Курицы.
Моего ангела.

Честно говоря, Боже, это жестокая шутка. Не по отношению ко мне, по отношению к другому человеку, чью надежду Ты решил убить вместе с моей. И если я уже не могу сказать, на что я рассчитывала, называя так птицу, то могу представить, что натворил Ты, забрав её к себе именно сегодня. Если из-за этого совпадения опустятся чьи-то руки...
Нет. Мне страшно продолжать.

Если в этом был какой-то урок, то он не был усвоен. И не мог бы быть, потому что он слишком жесток.
Если в этом была плата за исполнение надежд, если их время пришло... то тогда я еще готова примириться с утратой.
Но разве жизнь за жизнь — это Твой метод?

Маленькая глупая птичка.
Маленькая смелая птичка.
Почему ты не ожила, как Лазарь?

Пусть у тебя там будет безграничное небо, рассекая которое, ты станешь сильной и сможешь петь так, как не пела здесь в самое светлое утро.

Матушка спрашивает:
— Поедешь покупать новую? Сколько она стоила?
— Пока нет, — отвечаю я.
Потому что не знаю, где можно купить новую Надежду.

Это просто ужасно.
Вечер новостей одна другой хуже. И разница между ними меньше часа.

@темы: Чувства вместо скальпеля, Фотоальбом: в лицах и красках, Под конвоем, Осколки прошлого, Вырванное, Ветряные мельницы и воздушные замки, БЖ: бортовой журнал

URL
20:26 

Вырванный листок из Бортового Журнала #16.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Когда-то я сказала небу, что есть вещи, которые я полагаю невыносимыми. И небо ответило мне:
— Потерпи. Осталось два с небольшим года.
Так вот.
Господи Боже, если ЭТО значили твои два с небольшим года, то никакой ты не Бог. Не испытывай так мою веру, пожалуйста. Это слишком тяжелое испытание, а вера моя, если и есть она, слишком слаба.

@темы: Чувства вместо скальпеля, Под конвоем, На пути домой, Вырванное, Вечные семнадцать, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, А мы все еще живем в социуме

URL
23:21 

БЖ, запись #440: про рожденных НЕ летать.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
И где-то на середине второго действия в мою голову пришло отчетливое понимание: к 23 годам, кажется, пора уже признать, что летать дано не всем и тех, кто рожден для другого (пусть даже толком не ясно — какого именно), бесполезно тянуть в небо.
Собственно, понимание это породило собой целый ряд вопросов, главный из которых наивен до невозможности: а как же тогда любить тех, бескрылых? Природой же не предусмотрено скрещивание между разными видами. Ответ на этот вопрос я пока не знаю, но знаю, что непременно буду его искать, потому что без него я не справлюсь.
А еще я знаю, что за пониманием вот конкретно этого стоит нечто очень и очень страшное — утрата веры. Последнее время я непозволительно часто перестаю верить в дорогих моему сердцу людей — тех, которых я люблю, или тех, кого следовало бы любить. Я перестаю верить в людей, хотя когда-то возвращала людям веру.

● ● ●

— А чего не сказала?
— А ты не спрашивал. Или спрашивал не об этом — не о том, что на самом деле важно. Люди вообще очень часто задают не самые важные вопросы. Например, родители очень часто спрашивают детей «Где ты был?!», когда намного важнее было бы спросить «Где ты будешь?». Жизнь родителей, чаще задающих второй вопрос, чем первый, как правило куда менее нервная. Еще спрашивают «Почему ты опоздал?», хотя важнее найти вопрос на ответ «Почему ты приехал?». Да Господи, в этом мире миллион неправильных вопросов, которые задают всегда и везде, но так мало вопросов правильных и важных. Возможно, это потому что люди обычно хотят быть важными, а вот правильными как-то не очень. Возможно. Но точно не знаю.

● ● ●

Над неТверской падал снег. Но снег падал и над другими улицами тоже. Главное же отличие между неТверской и другими улицами состояло в том, что на неТверской были фонари. От фонарей вообще веет Нарнией, я начинаю подозревать, что на самом деле Нарния находится не в платяном шкафу, а именно внутри фонаря, только они ведь все волшебные, разве вот так сходу поймешь — внутри какого?
Так вот. На неТверской в освещенное фонарями пространство врывался снег. Сложно было понять, откуда он брался, казалось, что не из тучи, а вот из этого метра-полутора, которые над фонарем. Или из другого мира.
Я шла на неТверской, глядя вверх и силясь понять, откуда же этот снег в этом небе берется.
Когда я дошла до метро, на моих ресницах уже вырос целый сугроб.

@темы: А мы все еще живем в социуме, Анатомия личности, БЖ: бортовой журнал, Ветряные мельницы и воздушные замки, Вечные семнадцать, Гамлетовские вопросы, Градация настроений, Мысли вслух, На пути домой, Под конвоем, Разница уровней, Чувства вместо скальпеля

22:01 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Этот пост — философские размышления применительно одной-единственной человеческой жизни об известной Триаде: Вере, Надежде и Любви. Каким-то из составляющих оной в этих размышлениях уделено больше места, каким-то меньше, но так или иначе выводы о них не утешительны и, хотя и касаются они всего человечества, автор полагает, что приходить к ним надо своим умом каждому в отдельности индивиду.

Главная же мысль сводится к теореме: самое опасное чувство на Земле — Надежда.
В качестве домашнего задания можете попробовать доказать это утверждение, в закрытой же записи — моё Доказательство.

Ниже пусть будут лишь несколько выдержек из Доказательства.
Вряд ли их стоит считать некими векторами для движения вашей мысли, но они должны быть тут, потому что их место — тут.
За сим — удаляюсь к Свету.


1.
«Можно было бы сказать, что печеночный сосальщик — самое хитрое существо, когда-либо созданное Вселенной...» — сказано в книге.
Я же читаю: «Можно было бы сказать, что я — самое несчастное существо, когда-либо созданное Вселенной...».
Заканчиваем мы с автором одинаково: «... но это бы принизило бы человечество».

2.
— Ты не переставала надеяться, — сказала она. — Ты надеялась, поэтому так и вышло. Видимо, тебя кто-то защищает. Кто-то очень сильный. Какой-то ангел.
Мы с Т. переглядываемся: [...]. Мы переглядываемся, но обе удерживаемся от комментария.
Сейчас же слова этой женщины из моих воспоминаний звучат иначе.
— Ты не переставала надеяться, — говорит она. — Ты надеялась, поэтому так и вышло. Видимо, тебя кто-то убивает.

3.

Вручая себя надежде, ты теряешь себя.
Это как с Богом.
Когда человек перестает верить в Бога, он начинает верить в себя.

4.
Cogito, ergo sum.
И всё-таки не прав был Декарт.
Пока я действую — я существую! — вот так звучит верная формула!

5.

М., который С., а не который а., бесконечно прав: да вечно славится в веках предварительное планирование, ибо только благодаря ему даже в те дни, когда твои руки опускаются и всё кажется тщетным, ты продолжаешь по инерции брести к цели.

URL
23:26 

БЖ, запись #438: про чужие песни о своих людях.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Кажется, последнее время я могу говорить только чужими словами, еще точнее — песнями. Но...
Есть такие песни, которые порталы в прошлое, а есть такие — которые порталы к людям. И сколько бы лет ни прошло, след этих людей — в этих песнях. Его не смоет ни время, ни пространство, ни прошлое, ни будущее. Эти песни — мои мысли и мои чувства к ним.
Эти песни — навсегда про них.
Эти песни — навсегда их.

Когда-то на @дневниках был такой флешмоб: выложите 10 песен, которые у вас ассоциируются с вашими избранными и ПЧ, а они пусть попробуют найти в этих песнях себя. Этот пост не флешмоб и вам не надо искать здесь себя или своих знакомых, просто мне захотелось, чтобы песни-ассоциации были собраны где-то в одном месте.
Я не скажу, что «одна песня — в одни руки». Некоторым я могла бы отдать дюжину, а кому-то с кем-то другим приходится делить одну на двоих. Как бы тут ни было, имен тут не будет. Ни в записи, ни в комментариях, ни где-то еще. И не важно, видите ли вы между этими строчками (всегда в первую очередь именно строчками) себя или кого-то из наших общих знакомых. Не важно правы вы в своих догадках или нет. Я ничего не скажу.
У эльфа и ветра не спрашивай совета: оба скажут в ответ — что да, то и нет.
Здесь только песни и даты.

1) 3/4 2009-го года, с ретроспективой из 2011:


2) 2010 год:


3) май 2012:


4) ноябрь 2012 (но тут я могу обнажить проблемы с математикой и это совершенно внезапно так вдруг окажется 2013) :


5) 2014, больше его вторая половина:

@темы: It's music, baby!, А мы все еще живем в социуме, БЖ: бортовой журнал, Безумству храбрых поем мы песню ©, Ветряные мельницы и воздушные замки, Вечные семнадцать, Вся правда о рыцарях, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Мысли вслух, Осколки прошлого, Памяти того дня, Слово, которого нет, То, что не нравится Валмонам..., Чувства вместо скальпеля

11:58 

БЖ, запись #438: про невыразимо важное и светлое.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Как я уже писала в твиттере, эта песня меня спасает. По-настоящему спасает.
Еще на прошлой неделе я бы сказала, что в чем-то это мой манифест, но сейчас я отчетливо понимаю: это манифест ко мне. Не мой — хотя бы по той причине, что за моей спиной нет армии бесплотных ангелов, но там есть один, в крайнем случае, два, которые стоят всех армий, вместе взятых. И это дает мне силы и надежду. Определенно, как тонкая позолоченная дорожка серебра на моем пальцем — символ присутствия, так и эти слова — символ надежды.


Flёur - Непобедимая армия
Опустели ночные улицы,
Я спешу по ним, чтоб отыскать тебя,
Но со всех сторон наступает,
Сжимая в кольцо, темнота.

Лабиринты ветвей, как щупальцы,
Темнота стремится забрать тебя,
Но она, покуда, не знает,
Что я тебя не отдам.

Ты сидишь на полу во мраке,
Составляя слова из льдинок,
Заключённый в огромных чертогах
Из прорачного синего льда

И время мой главный враг
И холод мой злейший противник
Но я всё равно не отдам тебя им,
Я тебя не отдам.


Моя незримая армия во сто крат сильнее,
Тысячи светлых ангелов
Грозно стоят за спиною моею
Мрак озарят лучезарные
Вспышки просветов ночных облаков,
Непобедимая армия... моя.


Бастионы непонимания,
Одиночество, холод, усталость
Обжигающий северный ветер,
Миражи в раскалённых пустынях

Опустевший зал ожидания
На чужом, незнакомом вокзале
Это страшное слово "Вечность"
Не сможет нас сделать чужими

Моя незримая армия во сто крат сильнее,
Тысячи светлых ангелов
Грозно стоят за спиною моею
Мрак озарят лучезарные
Вспышки просветов ночных облаков,
Непобедимая армия... моя.


Видишь тени скользят над водою,
Это самая страшная птица,
В её имени мрак и забвение,
В глазницах её пустота.

Её пища - последний вдох,
Но сколько бы ей не кружиться,
Я всё равно не отдам тебя ей,
Я тебя не отдам.

Моя незримая армия во сто крат сильнее,
Тысячи светлых ангелов
Грозно стоят за спиною моею
Мрак озарят лучезарные
Вспышки просветов ночных облаков,
Непобедимая армия - моя любовь.

@темы: Чувства вместо скальпеля, То, что не нравится Валмонам..., Слово, которого нет, Разница уровней, Небесная канцелярия, Мысли вслух, Каждый сходит с ума по-своему, Заложники ролей, Градация настроений, Вся правда о рыцарях, Ветряные мельницы и воздушные замки, Безумству храбрых венки со скидкой ©, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, It's music, baby!

21:08 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Этого не должно быть, но есть.
Меня бы спас твиттер, но там слишком много глаз, которым это либо ненужно, либо не стоит.

URL
17:27 

БЖ, запись #431: про гастрономические изыски.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Вот как банан со сливками с некоторых пор для меня является аллегорией счастья, так и зеленый горошек, кажется, обречен стать катализатором гнева Божьего в моей отдельно взятой жизни, тщеты, злости, бессилия, уныния, отчаяния и безысходности.
Ненавижу тебя, зеленый горошек!
И главное сейчас — не провести параллель между горошком и человеком. Потому что вообще-то это разные истории.

@темы: А мы все еще живем в социуме, Анатомия личности, БЖ: бортовой журнал, Безумству храбрых венки со скидкой ©, В рутине будничных дней, Градация настроений, Мысли вслух, Под конвоем, Разница уровней, То, что не нравится Валмонам..., Чувства вместо скальпеля

15:28 

БЖ, запись #430: про крушения.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Две недели душевного спокойствия разбились, как корабль о скалы. Идея счастливого неведения стала еще ближе, я почти готова принять ее, как и свою личную трагедию тоже.

@темы: А мы все еще живем в социуме, Анатомия личности, БЖ: бортовой журнал, Ветряные мельницы и воздушные замки, Градация настроений, Мысли вслух, Слово, которого нет, Чувства вместо скальпеля

11:16 

БЖ, запись #425: про глубину молчания.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Внимание — вопрос!
Что делать, когда человек в общении раз за разом, сам того не осознавая, причиняет тебе боль, но он тебе дорог, а объяснить ты ничего не можешь? Самый очевидный ответ — найти слова и сказать их через рот — не предлагать. От уместной здесь шутки про богатый внутренний мир, пожалуй, воздержусь, потому что не до шуток и не вариант.

Кажется, я сегодня снова воплощение мировой скорби.
Боюсь, что если сейчас включу что-то вроде «Владимирского централа», то с крайней степенью изумления обнаружу, что оно очень даже годное :D

@темы: Мысли вслух, БЖ: бортовой журнал, А мы все еще живем в социуме, Градация настроений, Ветряные мельницы и воздушные замки, Гамлетовские вопросы, Опрос общественного мнения, Пока улыбаются чеширские коты, Разница уровней, Слово, которого нет, Чувства вместо скальпеля

11:20 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:45 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:40 

Вырванный листок из Бортового Журнала #12.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Я стала жадной до тепла, разучилась его дарить людям. Теперь я просто наблюдаю за ними и боюсь привязать их к себе, приручить, сделать зависимыми. Даже тех, кого мне больше всего на свете хочется согреть.

Возвращение к холоду, ко Благому двору.
Сразу вспоминается прекрасное стихотворение, которое читал Pol Rattierre:
«Но это глупо и бесполезно - я сам притягиваю беду: дымится рядом со мной железо и вьётся чей-то недобрый дух, и холод, холод со мною рядом и чьи-то странные голоса. И если станет жизнь сроду аду - я буду в этом виновен сам.

Я знаю - должен уйти скорее и за собою стереть пути.
Но...»

Это только они забывают привычный быт.
Имена — те давно утратили суть и соль.
Но зачем же другим тогда причиняют боль
Те, чей след во Вселенной уже остыл?..

Дар исцеления не покинул меня. Я сама от него отказалась. Таково уж наше проклятье... Наша судьба. Наш выбор.

@темы: Чужими словами, Чувства вместо скальпеля, Слово, которого нет, Пока улыбаются чеширские коты, Мысли вслух, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Вырванное, Благой Двор Его Величества, Берите в руки карандаш и ценной делайте бумагу ©, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, А мы все еще живем в социуме

URL

my soul in the sporran

главная