Записи с темой: разница уровней (список заголовков)
23:42 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:53 

БЖ, запись #481: про неловкость.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Пару дней назад, во время просмотра «Куража» в театре «Эрмитаж», на сцену вышел священник с глубокой речью о том, что без войны нет и мира, ибо в самой войне есть мир, ведь между двумя боями всегда есть возможность пропустить кружечку пива и быть счастливым, даже заняться любовью за сараем...
И, в целом, меня отнюдь не оскорбляют подобные размышления, вложенные в уста священника, ведь говорит он о радостях простых обывателей, а они действительно примерно таковы. Просто ирония в том, что описывая вот эту вот последнюю радость, актер [казалось] проникновенно смотрел прямо на меня, сидящую на каком-то втором ряду партера в самом центре, что с учётом предстоящей роли Сириуса Блэка, анкету которого мы сегодня планируем писать с Маккинон, это было очень смешно. Очень. Особенно Марлин, которая от смеха сползала под кресло.

«У меня есть две суперспособности, одна из них — везение»...
Вторую я умышленно называть не стала. Потому что до сих пор не могу в неё поверить и каждое закономерное следствие её применения считаю случайностью, совпадением. Пора бы её уже принять. Да и себя заодно тоже принять.

@темы: БЖ: бортовой журнал, Безумству храбрых венки со скидкой ©, Вечные семнадцать, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Заложники ролей, И что бы ни случилось я буду ставить на красное ©, Мысли вслух, Осколки прошлого, Оставшиеся герои, Отвага и слабоумие, Памяти того дня, Пока улыбаются чеширские коты, Разница уровней, Слово, которого нет, про-ИГР-off-ое

10:40 

БЖ, запись #480: про символизм.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Три с половиной года назад на страницах моего дневника уже звучало такое словосочетание как «Символ Присутствия». Через полгода после его обретения я, скрепя сердце, отдала его человеку, которому было нужнее, а вот пару дней назад он с неистовой настойчивостью пытался ко мне вернуться. Я находила его в самых неожиданных местах — надо было хорошенько постараться, чтобы его увидеть, но мой взгляд с удивительной лёгкостью нащупывал его среди груды отвлекающих вещей. Надо было хорошенько постараться, чтобы столько-то раз за сутки в таких местах его забыть!..
Признаюсь, я успела даже испугаться: неужели он больше не нужен или стал бесполезен?
А может, это мне он теперь нужнее?

В какой-то очередной момент снова взяла его в руки, покатала на ладонях, надела, спрятала в кулаке, прикрыв глаза, вспоминала первую встречу, которой он был свидетелем. Нет, мне не нужен Символ Присутствия, у меня есть нечто большее, нечто более важное. Я и так справлюсь, даже если «нужнее сейчас мне».

Я упрямая, понял Символ, и перестал сбегать после этой короткой беседы.
Небожители в который раз смирились с безнадежностью моего характера. Как тогда, на Камино, когда на собранных за ночь ногах я не могла не бежать по утру в горы, перепрыгивая камни.

@темы: БЖ: бортовой журнал, Безумству храбрых венки со скидкой ©, Ветряные мельницы и воздушные замки, Жизненный эпизод, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Мысли вслух, Небесная канцелярия, Отвага и слабоумие, Потрясающие находки, Разница уровней, Сказки Кельтского Лиса

11:40 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:57 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:35 

БЖ, запись #477: про особенный дар.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Утром я проснулась с неясным предвкушением.
— Людовика! — сказала я, выуживая из шкафа рубашку с огромным бантом вместо жабо и рукавами-фонариками. Бант я повязала скромно — я могу сколько угодно шутить про работу в Министерстве Магии, но на деле-то оно серьёзное государственное учреждение, его жизнь к дурацкому в таких масштабах не готовила...
В общем, бант я повязала, посмотрела в зеркало и поняла: прав был тот великий человек, который вчера пришёл ко мне словами:
— Ну кого же, ну кого ты обманываешь, дорогой Дориан Грей?
Отражению оставалось только подмигнуть и спросить тем-самым-вчерашним-тоном-Гарри:
— А поехали в театр!
В театр, мысленно повторила про себя я. Театр на сегодня запланирован не был, но где-то в воздухе витало: «И вдруг прошлым летом...» Да, именно насчёт этой постановки мы вчера прохаживались, как о несбыточном, после «Портрета Дориана Грея».
— А может все-таки в театр? — спрашиваю я. Не у зеркала. И не у Генри.
Решает за нас партер.
Утром я проснулась с неясным предчувствием. Сюртук каноничного Сириуса Блэка (эти ваши кожанки — дурнопахнущий фанон, но как не поддаться всему дурному?), этот безумный бант. Для полноты картины не хватает только таких же безумных локонов, но с утра было не до плойки, а днём — не до чего окромя шкафов.
Моё предчувствие звалось так: «Мы все-таки пойдём в театр».
Пойдём — потому что нам дают билеты в партер, и, в принципе, за это уже можно продать почку. В партер, радуемся мы, ещё не зная, что этим партером окажется первый ряд, 12-13 места, одно из них — моё счастливое, а заодно — крайнее правое от центрального прохода, считай, по самому центру и у самой сцены.
В былые времена партер не любили: если сцена выше кресел, то это места для плебеев. Здесь же сцена была на уровне нашей груди, но главное — мы видели всё: слезы актеров, игру напряженных мышц под их кожей, каждый мельчайший жест их мимики, игру теней и молний над роялем...
Теннесси хорош, на сцене даже лучше, чем в прозе. Но даже если бы пьеса была сама по себе скучна (лично для меня или вообще), то её спасли бы актеры — этот прекрасный доктор Цукрович в чулках из-под плаща и вечно обнажающий торс Джордж, да даже бедняжка Кэтрин, которая удалась куда лучше Маргариты.
А ведь были ещё декорации! Декорации, ранящие в самое сердце — огромное изображение святого Себастьяна и генофлектории, настраивающие на религиозный лад ещё до начала спектакля.
При том, что я читала Теннесси, содержание этой пьесы мы посмотрели буквально перед началом и в краткой версии. Признаться, аннотация к спектаклю отличалась от краткого содержания. При этом, на выходе получилось что-то третье — довольно жизненная история о том, как милосердные люди становятся жертвами тех, к кому они проявили доброту.

— Он искал Бога, — говорит со сцены миссис Винэбл.
— Обычное дело для поэтов, все они ищут Бога, — отвечает Цукрович. Его взгляд блуждает в глубинах его души. — В этом поэты очень похожи на врачей. Но им проще.
Я слушаю этот диалог и думаю — о рукописи, о товарище Вицком. Последний, в моем понимании, возомнил себя богом. Впрочем, кому сейчас до этого есть дело — как раз где-то там стартует в эту минуту игра, а у меня здесь, на сцене театра Виктюка, своя клиническая психиатрия с лоботомией и «вы бы ему понравились. Себастьяну нравились очаровательные молодые мужчины».
— Сколько лет было вашему сыну? — упрямо спрашивает Цукрович, но столь же упрямо миссис Винэбл уходит от ответа.
Я мысленно считаю: каждое лето Себастьян писал по пьесе, всего он написал 25 пьес, значит, ему было минимум двадцать пять, а ещё скорее всего, плюс десять, ибо в более раннем возрасте трудно начать писать. Скорее больше.
Молодой психиатр хочет поговорить с девушкой, семья которой хочет подвергнуть её лоботомии. В 1937 году это равноценно убийству личности, знаем, плавали, у нас за спиной - Австралия.

Всё повторяется.
Двое мужчин, клиническая психиатрия, чья-то драматическая смерть, счастливый билет, а также неизбежный мотив вдохновения и Бога. Всё повторяется. Абсолютно всё.
Дориан ловит два осторожных, взволнованных взгляда Сибил и прячет довольную улыбку.
Вместе с занавесом можно опускать завесу жалости и браться за веник — тут что-то разбилось. Уберите это стекло.
Внутренние демоны сыты. Афиша театра на февраль вся расчерченна маркером — эту чашу нужно испить до дна. И желательно при этом не лопнуть и не захлебнуться.

@темы: Чужими словами, Фотоальбом: в лицах и красках, То, что не нравится Валмонам..., Слово, которого нет, Сколь много нам открытий чудных ©, Себе на заметку, Разница уровней, По дороге сна ©, Пара слов в защиту домовых эльфов, Памяти того дня, Оставшиеся герои, Мысли вслух, Мир под лупой, Министерство Магии, Каждый сходит с ума по-своему, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Затерявшись в переплетах, Заложники ролей, Жизненный эпизод, Градация настроений, Гамлетовские вопросы, Вся правда о рыцарях, Все по сценарию, Ветряные мельницы и воздушные замки, В рутине будничных дней, Безумству храбрых венки со скидкой ©, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, А мы все еще живем в социуме, Vocum separatum – особое мнение

00:33 

БЖ, запись #476: про прекрасных мужчин.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Днём я хотела написать про работу, но, к счастью, появился более достойный повод начать новый год на страницах дневника. Имя ему — Оскар Уайльд.

Не скажу, когда столкнулась с ним впервые в жизни, но помню, что именно восхитительный томик Уайльда подарили мне, как обладателю гран-при в поэтическом конкурсе. К семнадцати годам я прочитала у него все переведённые на русский язык произведения, а половину из них — ещё и в оригинале, подстрочно сличая авторский текст с переводами, смакуя и анализируя различия. Безусловно, именно у маэстро я училась иронизировать и язвить, и хотя до мастера мне далеко, отдельные мои успехи на этом поприще известны. Некоторые — справедливости ради стоит это признать — печально.
Тем не менее, Оскар Уайльд до сих пор входит в тройку моих любимых авторов и является одним из двух, наиболее сильно повлиявших на формирование моей эстетики в период отрочества. Настолько сильно, что его De profundis превосходно описывает отдельные эпизоды и моей биографии, а потому эта исповедь до сих пор является одной из настольных книг наравне с произведениями Толкина, стихами Бёрнса, лекциями Бродского, «Потеряным раем» Мильтона и справочником Розенталя.

В «Портрете Дориана Грея» более всего мне мил дорогой Бэзил Холлуорд. Его откровения в разговоре с лордом Генри о любви являются для меня образцом преданности возлюбленному: «Когда я люблю кого-то, я никому не называю его имени» — заповедь, следовать которой я начала ещё до того, как прочла этот роман. Впрочем, в рамках игры по мотивам я вряд ли бы вызвалась играть художника — тяга к эсперементам и парадоксам, присущая Гарри мне куда привычнее. С кем мы там в свое время это обсуждали?

И если вы (вдруг?) терзаетесь догадками, зачем я пишу всё это, то ответ прост. Сегодня мы ходили на мюзикл «Дориан Грей» в постановке Стаса Намина, а там второе действие открывалось арией Джеймса, которая представляла собой ни что иное как весьма удачное переложение «Баллады Рэдингской тюрьмы» (цитата ниже из неё в переводе Татьяны Железняк):

Ведь каждый, кто на свете жил,
Любимых убивал,
Один - жестокостью, другой -
Отравою похвал,
Коварным поцелуем - трус,
А смелый - наповал.

Один убил на склоне лет,
В расцвете сил - другой.
Кто властью золота душил,
Кто похотью слепой,
А милосердный пожалел:
Сразил своей рукой.

Кто слишком преданно любил,
Кто быстро разлюбил,
Кто покупал, кто продавал,
Кто лгал, кто слезы лил,
Но ведь не каждый принял смерть
За то, что он убил.

Когда я в последний раз я перечитывала эту балладу, она казалась логическим дополнением к De profundis, а значит была весьма актуальной и жизненной. Представьте же теперь мои чувства, когда в сжатом виде суть этой баллады ворвалась в повествование о Прекрасном Принце! О, этот восторг от нежданной и негаданной встречи со старым другом, которого ты мог бы и не узнать, но, прищурившись, конечно же, узнал, потому что связывает вас много большее, чем изменившиеся за время разлуки черты лица!..
Это чувство столь близко другому горячо любимому мною ощущению, которое ты испытываешь, читая на страницах книг о местах, где ты был, и о шедеврах, с которыми ты соприкасался в единой точке пространства.

Это, кажется, был мой четвёртый «Портрет Дориана Грея», и он был совершенно прекрасен.
Я хочу запечатлеть это радостное послевкусие.

ПС. Между тем тема «Пигмалиона» и отношений наставников с воспитанниками продолжает нападать на меня со всех сторон и каждый раз — непременно из-за угла!

@темы: Сколь много нам открытий чудных ©, Себе на заметку, Разница уровней, Памяти того дня, Оставшиеся герои, Осколки прошлого, Мысли вслух, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Заложники ролей, Градация настроений, Вся правда о рыцарях, Вечные семнадцать, БЖ: бортовой журнал

21:59 

БЖ, запись #475: про борьбу.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Обычно к нему приходила я — лет восемь, не меньше. Он сидел под своим дубом и играл на арфе в тысяче историй, рассказанных мною ранее, — легендарным предком, тенью, призраком, музой. Он никогда никуда не девался, вшитый шестой нитью голубого цвета где-то между Стерлингом с графами Мара и Уэддерберном с семейством Феа.
А в Самайн он пришёл ко мне сам. Пришёл, уселся напротив и не спел, _рассказал_ историю.
Впервые его пальцы не касались струн, а мне не хотелось пойти впляс, но после _произнесенных_ им слов запел вась мир — для меня. Москва замоталась в тартан: всюду вокруг меня пляшет клетка — серая, синяя, зелёная, фиолетовая, красная, коричневая, желтая. Стоит мне вспомнить его песни, как вокруг собираются известные поэты и певцы, сидят на корточках в круг, внимают, жадно ловят слова. Ленты пестрят видами зелёных холмов и спрятанных в туманах озёр, страницами саг об исторических подвигах горцев, плачем одинокой волынки и хмельными пирами.

Она видит все это. Моя Австрия. Видит и нестерпимо ревнует.
Она уже смирилась с тем, что не всегда самолёты несут меня к ней, что не всегда я славлю только её, но это... гордая любовница поняла, какая нежность связывает двух супругов.
Австрия всюду - подкидывает мне карточки моих любимых замков, дышит горячим шоколадом в лицо со страниц дневников очарованных ею на бегу друзей, вербуя из них союзников, манит сценами театров и концертными залами любимых мною композиторов. У этой красавицы «каменный» характер и она не стесняется показывать свой нрав: рядом с графами Мара обнаруживаются очередные Штейны, ее козырь десятилетней выдержки в шелковом рукаве дорогого платья величественной императрицы.

Австрия и Шотландия борются за мое внимание.
Глупые мои, гордые, любимые мои женщины. Я бы сказала, что меня хватит на всех, но скажу лишь, что где-то там, где на высоте ваших самых высоких пик распято мое сердце. И не так уж важно, вспорол мне грудь Бен Невис или Гросглокнер, все равно это случилось на уровне неба, а значит - случилось навсегда.

@темы: про-ИГР-off-ое, Я искал себя на глобусе, Чувства вместо скальпеля, ХР-хроники, Сколь много нам открытий чудных ©, Сказки Кельтского Лиса, Разница уровней, ПоЧитатели, По дороге сна ©, Отвага и слабоумие, Оставшиеся герои, Осколки прошлого, Небесная канцелярия, На пути домой, На Западном фронте..., Мысли вслух, Моя страна островов, туманов и дождей, Мир под лупой, Иносказательные повести. Разгадаешь?, И что бы ни случилось я буду ставить на красное ©, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Заложники ролей, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Градация настроений, Вся правда о рыцарях, Ветряные мельницы и воздушные замки, Благой Двор Его Величества, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности

21:35 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:43 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:54 

БЖ, запись #467: про другое измерение.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Совершенно потрясающее чувство — понимать, что ты владеешь тайным языком мира.
На Пути Сантьяго я училась читать знаки незримой реальности, лишь лёгкий отголосок которой мы способны воспринимать. Я училась слышать голос своей интуиции и высвобождать его из многочисленного хора, ведущими солистами которого являются жизненный опыт, накопленные знания, наблюдения и логика. Я училась этому и дорога в аэропорт Парижа была моим пробным экзаменом перед выходом в самостоятельную жизнь.
Сейчас я снова учусь видеть и понимать знаки. И речь на этот раз идёт о ПДД.
В воскресенье я впервые поняла, что полученные в школе знания просачиваются в мою повседневность - я стала обращать внимание на знаки, которые раньше не то, что не соотносила с собой на дороге, которые даже не замечала! Я начала прислушиваться к разметке, а сегодня и вовсе пережила потрясающий опыт предугадывания манёвра, который совершит на дороге водитель автомобиля. Или точнее - не совершит: не пересечёт пешеходный переход в условиях отключенного регулировщика, а выполнит разворот и поедет обратно.
Мне нравится то, насколько мир становится ярче и глубже, когда ты понимаешь язык, на котором он говорит с тобой. То чувство единения, которые ты испытываешь, вступая с ним в диалог, и свобода, что появляется вместе с возможностью точно просчитывать риски и перспективы.
Все-таки я люблю знаки.
И те, и эти, и все на свете.

А ещё я сегодня очень устала. Начинать день в половину пятого фехтованием, провести утро в зале, успеть на работу, где тебя ждут, чтобы восславить, как величайшего режиссёра, а потом дизайнера, написать речь, проработать срочный отчёт, отсидеть три часа в автошколе и иметь намерение дочитать последние 70 страниц книги, а после этого ещё и встать завтра в те же четыре утра — это я, наверное, слишком многого хочу, но я должна пострадать. Заслужила. Последние три дня были как сто шагов назад и этот регресс необходимо отработать.

@темы: Я искал себя на глобусе, То, что не нравится Валмонам..., Сколь много нам открытий чудных ©, Разница уровней, Потрясающие находки, Памяти того дня, Отвага и слабоумие, Оставшиеся герои, Небесная канцелярия, На пути домой, Мысли вслух, Жизненный эпизод, Вся правда о рыцарях, Ветряные мельницы и воздушные замки, В рутине будничных дней, БЖ: бортовой журнал, А мы все еще живем в социуме, А город как большой улей

23:38 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:28 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:47 

БЖ, запись #464: про диалоги.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Часть I.
Диалог с мамой


В ответ на её:


Нет, я не вернусь!..
Зачем мне, глотнувшему свободы и согретому теплом дружеской заботы, возвращаться в мир картонных стен, где всё – иллюзорное, ненастоящее, фальшивое? Там вместо людей – история семьи, вместо чувств – союзы, вместо права на мечту – долг перед родом и прагматичные перспективы расчётливого ума?
Зачем всё это мне, мама?
Мне – разбивавшему колени, кусавшему губы в кровь, готовому бросить палочку и стесать костяшки ударом о челюсть зарвавшегося наглеца?
Как ты не поймешь, мама, мне холодно в этих стенах! Я добавил огня, раскрасив алым и золотым старые гобелены, но теплее не стало. Я кутался по ночам в одеяло, просил растопить камин – и снова нет. Я замерзал в лицемерном царстве вашего равнодушного благородства, цена которому – меньше кната, цены которому и вовсе нет, ибо я готов отдать задаром все эти выцветшие традиции и потрескавшиеся от времени портреты. Они не нужны мне.
Я не вернусь, мама.
Я вырвался из плена холодных картонных стен в мир ослепительного солнца и смеха, и безграничных возможностей – возможностей быть счастливым.
Здесь – я вечный ребенок, бегающий босиком по траве, стреляющий из рогатки, поглядывающий из шалаша на проплывающие в небе облака.
Здесь, вдали от Гриммо, живет тот ребенок, которого вы пытались вытравить из меня с самого детства – непоседливый и живой, настоящий, подвижный проказник. Мне нравится он, мы не хотим расставаться.
Нет, я никогда не вернусь домой, мама.

Часть II.
Диалог со временем


Уроки Маггловедения не бесполезны. Иногда нужно вытащить из шкафа обычный короткий пиджак и спуститься в лондонское метро. Проехать одну линию из одного конца в другой. Подумать.
На станции пересадки вышли почти все.
Я стою у окна, рядом у другого — мальчишка. Короткие кудрявые волосы, их бы чуть причесать, уложить... славно получится. Ему на вид — лет 11-12, и взгляд такой грустный-грустный. Я в его годы тоже думал, чем меньше усилий, тем лучше — хуже от этого не стану, а мать позлится.

Ему на вид лет 11-12, мне сейчас — около 20.
В его годы я был таким же.
Слишком таким же, чтобы сейчас поверить, что не столкнулся нос-к-носу с собственной тенью.

@темы: про-ИГР-off-ое, Разница уровней, Отвага и слабоумие, Оставшиеся герои, На пути домой, Каждый сходит с ума по-своему, И что бы ни случилось я буду ставить на красное ©, Заложники ролей, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Вечные семнадцать, Безумству храбрых венки со скидкой ©, It's music, baby!

03:03 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:57 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:50 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:47 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:30 

БЖ, запись #458: про крылья.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Когда ты упоротый в ангелологию по самые уши долбоеб, наверное, не стоит удивляться, что люди в два часа ночи будят тебя вопросом: «А крылья крепятся к лопаткам или к позвоночнику?»
Как человек, перечитавший «Скеллега» ответила, что, конечно же, к лопаткам, а потом написала трактат, что на самом деле крыльев никаких нет и их придумали люди. И мне, между прочим, чрезвычайно тяжело жить в мире, где они — всего лишь художественное допущение! Но, к сожалению, этот багаж накопленного опыта и знаний по теме в шкаф просто так не спрячешь.

@темы: Разница уровней, Небесная канцелярия, Мысли вслух, Гамлетовские вопросы, Вся правда о рыцарях, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, Vocum separatum – особое мнение

00:02 

Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

my soul in the sporran

главная