LOOK OVER

      
GRYFFINDOR
{ wear }

КаленДАРь - праздник на каждый день
вишлисты: #1; #2.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:20 

Mae govannen, mellon ;))

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Капли дождя стучат по стеклу навевая воспоминания. Прошел целый год c тех самых пор. С каких пор, nin mellon, спросишь ты? С тех, когда миром правило добро, а сердце готово было улететь. С тех пор...
Я все тебе расскажу, позже...


@музыка: Enya_May it be

@настроение: сошло со страниц детской сказки

@темы: О собственной записной книжке, Берите в руки карандаш и ценной делайте бумагу ©, БЖ: бортовой журнал, ПоЧитатели

20:30 

Ночные чудеса, с которых началась вся эта история...

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Старая подвальная дверь всегда вызывала во мне странные чувства: с одной стороны, хотелось узнать ее страшный секрет, который она хранила от обитателей дома на протяжении уже стольких лет, а с другой, детский страх, та печать, что эта дверь на мне оставила лет восемь назад, до сих пор сковывал мое сердце.
В голове понеслась мысль: «А что я тут вообще забыла?», - и где-то гораздо ниже прозвучал ненавязчивый ответ: «Себя»… Я вздрогнула, и наваждение пропало. «Что за?…», но рука уже сжимала дверную ручку. Явная параллель: «Точно так происходит в ужастиках… Жертва приближается к двери, поворачивает ручку…дальше возможны два сценария, но все оканчивается тем, что ее разрубают топором…или бензопилой… Вполне оптимистично =))…»
А ведь сейчас, за место того, чтоб стоять здесь, терзаемая сомнениями, я вполне спокойно могла бы досматривать двухсот пятидесятый сон и в двадцать второй раз размазывать по стенке алгебраичку… Могла бы, если бы не этот старый, если не сказать даже древний, дом, который с самого начала казался мне темным и зловещим…
Еще давным-давно, когда умерла бабушка, дом перешел в распоряжение родителей, и с тех пор каждое лето, за исключением редких случаев, я провожу здесь… Я была совсем маленькой, когда мы с Жекой решили разобраться с этой чертовщиной и спуститься в подвал, но то, что произошло за этой самой дверью, перед которой я не-пойми-как сейчас оказалось, стерлось из нашей с ним головы через десять секунд после того, как все рыдания стихли. Родители списали все на испытанный шок, все-таки все дети, особенно нашего возраста, бояться темноты, но как раз этого-то мы и не боялись. Наоборот, нам даже нравилась темнота, она скрывала наши игры от посторонних глаз (= глаз взрослых, за исключением случая, когда эти игры касались этих странных «существ»), позволяла нам путешествовать по миру, встречать разных людей, бороться со злом…
Вообще, наша с Жекой фантазия не знала границ, особенно первые десять лет жизни. Даже фантазеры Маршака ( или кто там их написал) в сравнении с нами ничто. Все сказки, известные нам в то время, были проиграны перед другими ребятами на нашей миниатюрной сцене в зимнем садике, наверное самом приятном для меня месте в доме; мы играли и рыцарей, и героев, и принцесс ( помню, в одной из наших «сказок» он изображал мою «фрейлину», вот бы не подумала, что мальчикам могут так идти бантики и бальные платья=))…)….
Ой… по-моему, я немного отошла от темы…. Мило извинтиляюсь и продолжаю про Тот случай.
Значит, все подумали, что мы просто перепугались, мало ли что может привидеться таким фантазерам, как мы, в темноте, но мы знали, что-то тогда произошло. Конечно, что именно мы не знали, но как же иначе объяснить тот факт, что за все то время, что мы приезжаем в этот дом, никто из родителей ни разу не заглянул в подвал?! А если мы вдруг об этом прашивали, то отвечали, что «… еще с тех пор, когда мы были не старше вас и жили тут постоянно, дверь была заперта, и ее никто не мог открыть». Но ведь мы-то открыли!!!
Забавно, но с тех пор ни я, ни мой дуг ни разу не приближались к подвалу. Какое-то время, после того события, нас мучили кошмары. Сейчас я уже не помню, что там нам снилось, но мы просто не могли спать и нас бросало в дрожь от одних слов «Спокойной ночи». А что вы хотели? Еще помню, мне казалось, что за мной всюду следят, а иногда я могла бы поклясться, что видела вечером кристально-голубые глаза, зависшие над окном в моей комнате, и постоянно слышала какие-то голоса (только не подумайте, что я сошла с ума). Не знаю, происходило то же самое с Жекой, я это с ним это не обсуждала.
И вот, спустя столько лет, когда этот страх, казалось бы, забылся и почти стерся из памяти, снова вернулись ночные ужасы. Какой-то сумбур, люди в колпаках и длинных одеяниях, существа с неестественной формой ушей, какие-то лабиринты, пещеры с редкими проблесками прекрасных замков, война, кровь, жестокость, все то, отчего у обычной девушки кровь стынет в жилах. Но почему-то теперь у меня появилось ощущение, что я не обычная девушка, а что-то все-таки во мне не так.
К этому умозаключению я пришла сегодня за завтраком, похрумкивая абжаемыми хлопьями и принюхиваясь к сказочно-невероятному запаху горячего шоколада, которым нас теперь вдоволь поит тетя Люда, пока родители в командировке, а Темка на это время переселился ко мне. Кстати, о Темке, интересно, он когда-нибудь уберет свой парфюм с моей полки, неужели ему одной мало (P.S. если ты когда-нибудь прочитаешь это, Тема, то можешь считать это тонким, но весьма навязчивым намеком ;)…)?
И так, сегодняшняя ночь – третья ночь с моими вернувшимися глюками. Все бы хорошо, если б эти самые глюки не разбудили бы меня на самом приятном месте (я как раз хвасталась моим пятаком за экзамен, от которого в лучшем случае ждала пересдачи) и не притащили к этой дурацкой двери… Теперь, по идее, мне надо подождать, когда щелкнет замок, дверь откроется, я войду и умру благородной, но чересчур глупой смертью. IOW, прощай этот прекрасный мир!!!
Ну вот, и зачем я это сказала???
Старая дверь громыхнула, и у меня создалось ощущение, что кто-то отодвинул огромный дверной засов, такие обычно устанавливают на главных въездных воротах в замках. Дверь протяжно присвистнула и начала медленно отодвигаться назад. Где-то часы пробили три… Мне кажется, или время в этом доме идет несколько отлично от нормального? Только два часа назад я сбежала из клуба, а уже успела мало того сделать все традиционные вечерние дела, но и поспать, и просмотреть 250 снов, и 22 раза размазать…. а, ну в общем, вы поняли.
Что ж, похоже особого выбора мне не остается, раз этот подвал сам приглашает в гости, кроме того, когда-нибудь все равно же придется взглянуть в лицо своим страхам. В общем, я приняла решение идти. Только все-таки я никак не могу унять дрожь в коленках и вернуть сердце из пяток в положенное ему место. Что не говорите, а плечом к плечу с лучшем другом сделать то, на что просто так никто не отважится, гораздо проще. Во всяком случае, мысли о смерти в компании несколько расслабляют… Ладно, это я так шучу…
Я снова протянула руку к ручке и с удивлением заметила, что она теплая, а ведь с тех пор, как я ее отпустила, прошло приличное время. Но отступать было уже поздно, так что я, собрав всю свою смелость и волю в кулак, бодро (насколько это возможно) перегнула порог.
Первое, что я сделала, так это вскрикнула и опустилась на четвереньки за старым, покрытым паутиной, стулом. Из темноты на меня смотрели два маленьких злых глаза, и я уже пожалела, что решила заглянуть на огонек. Вдруг эти глаза стали приближаться, и уже через секунд 20 до моего слуха дошел какой-то непривычный шум. Как будто крылья… Но откуда? Я рискнула выглянуть из укрытия. Темная тень порхнула у меня над головой и скрылась за дверью. Летучая мышь. Я облегченно вздохнула и с улыбкой представила, как мы с ребятами завтра будем гоняться по всему дому с вениками за этим крылатым монстром. Если завтра наступит. Но новая волна ужаса накрыла меня так же внезапно, как появилась и летучая мышь.
В комнатке горела свеча, и ее блики отбрасывали тени на шероховатую поверхность стены. От всего этого создавался эффект вечного, ни на минуту не прерывающегося движения, именно из-за него я и не заметила ветхое кресло-качалку, стоявшее у заложенного камнем подвального окна. На первый взгляд, в ней не было ничего примечательного, но если присмотреться, не обращая внимания на ту хаотичность, что царит в комнате, можно заметить покачивания пустого кресла. Первое, что мне пришло в голову, это ветер. Но откуда здесь, в помещении, лишенном малейшей щели, мог взяться ветер? И тут до моего сознания долетели какие-то звуки. Невольно, но я стала вслушиваться в них, ловить смысл и пытаться определить источник. С последним проблем не возникло: звук исходил от того существа, что в равнодушии, покачивал кресло, я не видела ни его лица, ни тела. Понять же, что говорил мне этот голос было невозможно: язык, на котором звучала песнь, был мне не ведом, но очень красив. Звуки, казалось, вплели в себя плеск морских волн, шум леса, пенье птиц. На миг мне даже показалось, что все это я уже где-то слышала, очень давно, может в другой жизни?
Что за ерунда? Кто-то оказался на частной территории, пел песню на неизвестном языке и кажется не собирался уходить. Мне должно было бы быть страшно, но последние капли ужаса покинули мое сердце, и в этот раз, я знаю, что окончательно.
- Я слишком долго тебя ждала, - произнес уверенным и властным голосом мой гость.
Я онемела от неожиданности. Этот голос проникал в каждую клеточку тела, заставлял слушать и повелеваться, но в нем не было ни гнева, ни суровости, лишь теплота и неземное чувство.
- Я жду тебя здесь триста лет, мой мир изменился, и я не знаю куда возвращаться, - в голосе прозвучали грустные нотки, и в следующий миг со стула поднялась прекрасная женщина, из ее глаз струилась мудрость, а лицо излучало небесное сияние. Но назвать ее молодой было нельзя не смотря на ее красоту. – Но я не могла уйти. Моя судьба велит мне помочь тебе найти дорогу домой, стать той, кем ты рождена.
- Вы говорите, что ждали меня триста лет, но столько не живут, - мой язык наконец-то стал подчиняться моему мозгу, и я высказала то, что первое пришло мне на ум. – Кроме того, я уже была здесь, но…
- В твоей судьбе нет места старым привязанностям, и возможно с сегодняшней ночи твоя жизнь изменится, - с ласковой улыбкой промолвила странная гостья. – Именно поэтому, твой друг не мог пройти грань миров десять лет назад. Но ты… Ты так и не поняла, хотя сегодняшняя ночь звала тебя домой.
- Я вас не понимаю, - честно призналась я.
- Тебе и не надо. Подойди…. – повелительно попросила она.
Я подошла и посмотрела туда, куда указывала ее рука. В заложенном камнями окне была щель, достаточная, что бы я могла не только увидеть, что по ту сторону, но и просунуть туда руку.
А там цвели сады, над которыми возвышались горы, посеребренные вершины которых разрезали голубое, безоблачное небо. Всюду парили бабочки, пели птицы, а где-то слева от меня радовалось журчание воды. Наверное, мне не хватит слов, чтобы описать ту красоту, что открылась моим глазам. Я посмотрела на женщину (наверное, в моей взгляде она прочла немой вопрос «как», раз начала объяснять):
- Когда твои предки покинули этот край, решив уйти с людьми, это окно являлось порталом в другой мир, - она грустно улыбнулась. – Но странники по-прежнему использовали его для перемещений, тогда твой прапрапрадед заложил окно камнем и поставил на нем печать, разделяющую время и пространство. Теперь тебе пришло время вернуться домой… если хочешь.
- Домой? – мне стало смешно. – Мой дом здесь, и я никуда не пойду.
- Это как посмотреть. Дух дома движет тобой на протяжении долгих лет, он не даст тебе покоя. Но я не могу приказать тебе сделать что-то против воли. Поэтому возьми, - она протянула мне серебряный и на удивление легкий кулон с цветком в центре. – Если ты все-таки решишься отправиться в Королевство, то просто спустись сюда, я буду ждать…
Я неохотно взяла кулон и двинулась к двери. Но женщина остановила меня и сказала:
- У тебя есть три дня, - а затем растаяла в воздухе.
…Я вернулась к себе в комнату и уселась на кровать. Сначала, я подумала, что это был сон, но кулон в руке это стопроцентно опровергал, значит это было. Конечно, у меня и в голове не было, что я соглашусь куда-то пойти. Как бы не так! Мне родители запрещают гулять с незнакомыми тетеньками по различным мирам и пространствам. Кроме того, оно мне надо идти невесть куда невесть зачем? Это все-таки моя жизнь а не какая-нибудь дешевая детская сказочка вроде Поттера или Платяного шкафа.
Так что я решила не думать сейчас об этом, и завалилась спать. Какой там у меня сон на очереди? Двести пятьдесят первый…
***
Проснулась от жуткой головной боли, такое чувство, как если бы я выпила литров 6 пива, или что покрепче (на заметку: я не пью… разве что вино, шампанское…;)). Первое что пришло на ум, это мой сон. Странная тетка в чулане, кирпичи. Одно радует, этот сон хоть не такой жуткий как остальные.
Хотя и идея сна была очень быстро отогнана кулонов, который сиял на всю комнату. Я засунула его под подушку и быстро спустилась в низ, боясь опоздать на завтрак. Впрочем, этого можно было и не делать. На столе я нашла записку, в которой тетя Люда объясняет, что они с Темкой уехали в магазин, решив меня не будить. Еще ее очень удивило, откуда в доме летучая мышь… А правда, откуда =))…
Что ж, теперь я одна во всем мрачном доме, где летает большая летучая мышь, и за окном одни лужи. Что еще нужно девушке для идеального проведения дня. Впрочем, может это и хорошо, есть время подумать. Хотя над чем… С одной стороны, тут не плохо, ну, а с другой, я ведь всегда ищу приключения на свою голову (ну и все остальные части тела заодно;)), а это не плохое приключеньеце, ведь все не так страшно, как казалось. Надо будет спросить, сколько туда стоит экскурсия? А еще интересно, к билету одежда не прилагается? Я же с ума сойду, если в подобном прикиде буду разгуливать по улице!!!

@настроение: задумчивое

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

15:02 

Три дня

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Темка и тетя Люда вернулись часа в два, очень усталые, голодные и злые. Именно поэтому все их пакеты тащить на кухню пришлось именно мне, а также «по пути» закинуть их личные покупки по комнатам (хочу отметить, что кухня на первом этаже, через два зала от гостиной, а комнаты тети Люды – в северной части второго этажа, и Темы – «башенная комната» (вход через улицу)). Поэтому заваленная пакетами настолько, что не было видно даже головы, я должна была лавировать между мебелью, горшками растений и остатками разоренной видиотеки, что валялась на полу. Начать я решила с кухни, но пока расставляла в холодильнике продукты умудрилась разлить сок, так что на этом этапе выполнения сверх миссии пришлось несколько задержаться. Однако уже где-то через полчаса я спокойно прошествовала в гостиную, где Артем вниз головой умудрился смотреть телевизор.
- Завтра нас жаждет увидеть Фред Фуфер (прим. – прозвище художественного руководителя на этот сезон), а после заедим в какой-то храм, - устало пробормотал друг, равнодушно переключая каналы.
Ясно, если завтра меня ждет романтическое свидание с Фредди, можно уже сейчас смело искать веревку и мыло. Как-то так вышло, что мы с ним органически не переносим друг друга с самого первого дня совместной работы. Если б не ВВ (это не Владимир Владимирович, а Владимир Викторович =), отец Темы), то добрая половина моих работ полетела б в мусорное ведро. Так что, если кому интересно, что такое конфликты с начальством, обращайтесь, - объясню.
- О’к, - ответила я и саркастически состроила гримасу. Темка хмыкнул и запустил в меня подушкой. Попал, но не в меня, а в плющевого кота размером с трехтонный грузовик, который года два назад подарил мне дядя, явно забыв, что он не совсем соответствует моему возрасту, впрочем, как и размеру квартиры. Кот Вискас (это не я издевалась над бедным плюшевым зверюшкой!!!) плюхнулся за диван, и похоже захватил с собой вазу, что так мило сочеталась по цвету с его бантиком. Кажется, маман не любит кошек… что ж, теперь я понимаю почему… почти.
Я решила, что уберу потом и, заговочерески подмигнув другу, пошла к себе. Хлопнув дверью, я завалилась в кресло и достала со стеллажа первую попавшуюся книгу. Что там? «Код Да Винчи»… не а, не пойдет. Засунула ее обратно и встала. В голове снова возродились происшествия сегодняшней ночи, и я не заметила, как в моей руке снова оказался тот самый кулон, подарок ночной гостьи. Я поняла, что даже как следует его не рассмотрела. Непростительная ошибка с моей любопытной стороны, как она могла такое допустить, не понимаю ;)…
Я повнимательнее вгляделась в черты этой хрупкой вещицы. Именно хрупкой, иначе ее не назовешь. Держа ее, у меня в голове само по себе возникло опасение, а вдруг раскрошится. Впрочем, опасалась я зря: ее хрупкость была видимостью, а на деле она оказалась очень прочной, настолько прочной, что я, даже собрав все силы, не могла ей навредить ни коем образом. Эта вещица противоречила всем моим представлениям о металлургии (раз металл прочный, он просто обязан быть тяжелым!!! =)).
Еще потрясала его форма: черты живого цветка были вплетены в виток двойной спирали, которая под солнечными лучами как будто оживала и начинала светиться где-то изнутри. На первый взгляд, я решила, что он изготовлен из серебра, но через какое-то время пришлось отогнать эту мысль. Больно уж он не походил ни на одну из тех серебряных вещиц, что мне приходилось видеть. Идея белого золота тоже отпадала… Об этом говорила воздушная легкость кулона, несмотря на его весьма приличный размер…
Гадала я очень долго, пока на усталый городок не опустилась беззаботная ночь. Ее заботливые глаза заглянули в каждый дом, обшарили каждый уголок и, убедившись, что каждым жителем планеты овладел сон, пронеслись дальше. На небе засияли звезды, и их манящий свет падал на пол моей комнаты, а также отражался от зеркальных поверхностей и осветляя потолок и цветовидную лепнину.
Эту ночь я спала спокойно, как и обещала моя гостья…
***
Следующий день начался рано. Поездка к Фуффику прошла сносно, вернее бывало и похуже, но в этот раз он вел себя почти как подобает приличному французу. Хотя все дело, может быть, в тете Люде ;-)? Как бы там ни было, но день, начавшийся со столь приятной встречи, хорошим уже не получится. Тетя Люда затащила нас в храм Христа Спасителя :-@ !!!
Что касается храмов, то это «О, УЖАС!!!». Нет, вы только не подумайте чего-нибудь не того, просто современная церковь не разделяет моих взглядов на эту самую религию, которую проповедует и распространяет.
Домой мы приехали очень поздно, часов в двенадцать, если не позже (вообще-то я редко ложусь в это время, но если учитывать, во сколько я сегодня проснулась, то моя внутренняя сова должно быть очень устала). Поэтому после пятиминутных препираний с Артемом я все-таки смогла занять ванную первой, а затем, вернувшись к себе, завалилась спать.
***
Давно не видела столь приятных снов. Но, как назло, в самый интересный момент зазвонил телефон (родителям приспичило узнать, как я тут поживаю. Можно подумать, позже позвонить было нельзя…). Пришлось открывать глазки, и, проклиная все на свете, искать под кучей каких-то бумаг (что они вообще на моем столе забыли?) трезвонящий «Зверями» ( а что еще надо на родителей ставить ;)) мой телефон. Когда он был все-таки найден, последовали пятнадцать минут милейшего разговора о том, как все здорово и уверений, что за последние дни я еще не успела связаться с бандитами, наркоманами или упырями. Теперь баланс на моем телефоне не намного больше нуля, так что теперь у меня появилось как минимум одно задание на сегодня.
Я решила поваляться еще немного (хотя бы до тех пор, пока какой-нибудь Артем не ввалится в мою комнату с дикими криками «Пожар!» или «Доброе утро» (из его уст по утрам это почти одно и то же)). Но мои попытки вернуть разогнанный родительским звонком сон или хотя бы заснуть потерпели крушительный провал. Так что пришлось все-таки вставать и заправлять свою четырехместную пастель (обожаю ее, на ней можно спать в каких угодно позах и направлениях, но убирать ее невыносимо!!!). Пока я всем этим занималась, в голову пришла мысль, что сегодня мой Последний День, а я еще даже сумку не собрала. Именно поэтому, накинув, наконец, на постель покрывало, я задумчиво подошла к гардеробу. Интересно, в чем там ходят? Судя по платью моей гостьи, тамошние жители предпочитают классику, притом века так XVII-XVIII, правда не такую пышнющую.
Я вывалила содержимое верхней полки на пол и стала перебирать вещи в поисках того, что хоть каплю напоминало подходящую одежду. Вслед за первой полкой, все на том же полу оказалось содержимое и последующих, но подобного прикида, какой я имела честь наблюдать в подвале, так и не обнаружилось.
- Блин, - раздосадовано произнесла я. – То есть, не блин, а pancake, - поправилась я, вспомнив учительницу английского и ее «в классе англизкого ругаться можно только на англизком». Я тогда еще решила не блистать знаниями мата столь благородной страны и ее языка, так что промолчала…
Так что же делать с одеждой? Пока я решала столь важную проблему мой недремлющий телефон снова завыл, но на этот раз «Леголайсиком»:
РАСШАТАЕМ КЛУБ СЕГОДНЯ ВМЕСТЕ С НАМИ
ПУСТЬ ВСЕ ЗНАЮТ, КАК МЫ ОТДЫХАЕМ
СКАЖИТЕ «ГАРИЧО-О!»
Значит, Родик. И что всем сегодня не спится!!! Проболтав последние деньги, я не без удовольствия прочитала «Ваш телефон заблокирован…» Интересно, этот sms-отравитель всегда такой вежливый? даже по утрам???
Как там…Расшатаем клуб? Ну вы бы так сразу и сказали, где там мои любимые шмотки? Как вы поняли, я собираю с собой свою нАрмальную, человеческую одежду. Спустя полчаса в кресле уже возвышалась приличная горка, но, поняв, что экспромтом она очень быстро увеличится в размерах, я решила составить список необходимого. Кому хочется таскаться с кучей сумок по неизведанному ландшафту? Не мне…
Итак: мои походные штаны АКА штаны несостоявшегося армейца, спортивный костюм (в чем-то же надо бегать по утрам), пара футболок и три топа (знаю, это не справедливо, но надо чем-то жертвовать), куртка, куча может быть не очень нужных, но до доли приятных мелочей. Это верхняя одежда, еще надо взять то, что будет потом подо все это одеваться, черное кроссовки ( мало ли грязь) и белые для парада и т.д.
…Со сборами я провозилась до половины первого, и, когда я облегченно вздохнула, засунув последнюю пару кроссовок в рюкзак, в комнату ошалело влетел Темка. Весь оставшейся день мы провели с друзьями на реке, где часов в пять на наши головы обрушился тАкой ливень, что пляж опустел быстрее чем за пять минут. Так быстро все разбежались по домам. Мне повезло, Тема решил забежать к себе, что-то захватить, и вернулся только в восемь.
…На небе зажглись первые яркие звезды, а над садом гордо засиял серп Большой медведицы. Я залезла на подоконник и стала рассматривать мерцающие в звездной дали серебристые слезы неба, то исчезающие от моего пристального взгляда, то появляющиеся вновь. Интересно, живет ли на них кто-нибудь, и, может, какой-нибудь житель яркой звезды сидит у себя на подоконнике и думает о том же. Невольно вспомнился рыбачек « DreamWorks Company», и на лице заиграла блуждающая улыбка. Не знаю, сколько времени я так просидела бы, размышляя ни о чем, если кулон не засветился. Он лежал на тумбочке и излучал ровное серебристое сияние, настолько яркое, что можно было бы читать в его свете. Он как будто говорил «Пора».
Я встала, мысленно попрощалось со всеми и всем, что окружало меня все годы моей жизни и, взяв рюкзак, отправилась в подвал. Ночная гостья уже ждала меня. Ее платье отливало серебром, и от ее присутствия кулон засиял еще ярче.
- Ты все-таки пришла, - то ли вопросительно, то ли удивленно спросила она.
Я не стала отвечать на вопрос, ответ на который очевиден, но, чтоб не казаться бестактной, утвердительно кивнула головой. Гостья улыбнулась:
- Мы так и думали, - сказала она. – Хочешь о чем-нибудь спросить перед началом путешествия?
- Да, - ответила я. – Куда мы отправляемся? Смогу ли я вернуться? И как ваше имя?
- Мое имя не так уж и важно, но если ты хочешь его знать, то Эртин, - неохотно ответила она, но затем продолжила с улыбкой. – Мы отправляемся в край, где живут эльфы, где нет зла и Лунный свет плетет венец Солнцу. Но неужели ты хочешь вернуться?
- Конечно! – воскликнула я. – Я иду туда ради интереса, не более.
На лице женщины читалась расстроенная улыбка. Может, мне не стоило так откровенно говорить о своих целях.
- Разумеется, ты сможешь вернуться, когда пожелаешь. Мы никого не держим насильно.
Она подвела меня к заложенному окну:
- Протяни руку.
Я послушно выполнила ее просьбу. Кирпичи стали раздвигаться и как будто исчезать. Спустя пару минут моему взгляду предстала поразительная картина. Окно, которое хранила золотая фигура дракона. По ту сторону окна возвышалась гора и виднелся лес. Вдруг мои руки стали неумолимо двигаться вперед, а за ними и все тело. Меня как будто втягивало внутрь, боли не было, но как я не пыталась остановить этот процесс, движение вперед не прекращалось. Вскоре я оказалось в какой-то воронкообразной трубе, стены которой показывали поражающие воображение картины. Сначала нескончаемые звездные просторы, затем леса, долины, пастбища и драконов; картинки менялись очень стремительно, и какую-то часть я даже не успевала просматривать. Но вдруг направление движения резко изменилось: я стала падать. Летела я долго, может, даже несколько часов, у меня возникла мысль, что надо было захватить с собой книгу. Но: БАХХ!!!
Я упала в середину широкой реки, таких широких рек я еще не видела. Вдруг что-то схватило меня сзади и резко потянуло вниз. Я не могла вырваться, хоть плаваю великолепно. Но неожиданно до меня дошло, что это намокший рюкзак тянет меня на глубину. Ничего не оставалось как его скинуть. Жаль, конечно, пропавшие вещи, но жизнь дороже. Я выплыла на поверхность и направилась к берегу. Когда наконец достигла суши, я ощутила неизмеримую усталость во всем теле. Я свалилась на траву и лежала так до тех пор, пока ласковое солнце не высушило мою одежду. Затем я встала и осмотрелась.
Вокруг царила весна, солнце ласково пригревало землю, распускались цветы. Но лучше всего был воздух. Вы знаете, что такое весенний воздух? Когда все в теле замирает от беспричинного восторга, хочется подняться в облака и оттуда, из-за бескрайних белоснежных перин, прокричать всему миру о своей любви. О своей весенней любви. Вы знаете, что такое весенняя любовь? Когда все в сердце расцветает, и вы ловите каждый миг, улыбаетесь солнцу и прохожим, пусть многие и не понимают вашей радости, но вы знаете: в вашем сердце ЛЮБОВЬ! Весенняя любовь – это не та любовь, когда мы любим одного человека. О, это совсем другое. В такие моменты мы понимаем, как здорово жить, видеть окружающий мир, быть его частью.
И вот этот воздух наполнил меня до краев, ворвался в голову и спутал все мысли. Сердце готово было вырваться из груди и улететь. Но кое-что все-таки вернуло меня на землю. С тех пор как я ступила на берег, прошло очень много времени, стало темнеть. Я бы не хотела спать под открытым небом, тем более учитывая здешних драконов. Я собралась с запутанными ветром мыслями и стала вспоминать все, чему меня научил лагерь. Так что к моменту, когда на мене заплясали звезды, у меня было готово жалкое подобие шалаша и горел костер. Но вот власть голода уже набирала надо мной силу. Пришлось отправиться на поиски еды (к этому моменту я понимала Робинзона, но не могла понять куда делась моя спутница. Впрочем, мне никто не говорил, что меня ждут), которые в наступившей темноте не принесли никаких результатов. Единственное, что в кармане штанов я нашла пару конфет, до ужаса липких, но вполне съедобных). Пришлось вернуться к огню.
Я села и стала следить за бликами. Их чарующий танец настолько меня околдовал, что я и не заметила, как из-под покрова леса на берег выбежал белый пес. Когда я его заметила, он был от меня в нескольких метрах. Мне стало жаль бедное голодное животное, но я не решилась его накормить: кто знает, что едят в этой стране…
Пес подошел ближе, и… о, ужас... я поняла свою ошибку! Это был никакой не пес, это был волк, молодой, но самый настоящий. Его шерсть лоснилась под светом только что взошедшей Луны, а в глазах горел дикий огонь. Прижавшись к земле передними лапами он подползал ко мне. Я вскочила, отпрянула, нарушив своими резкими движениями все чему нас учил Василий Ильич, и стала медленно отходить назад. Волк и не думал отступать, все так же медленно и настойчиво приближаясь. Вскоре он оказался между мной и костром, лишив возможности поиграть в салки. Меня потрясло его тело. Крепкое, мощное, и в то же время по юному изящное. Его переполняла сила, и я поняла насколько самонадеянно отправилась сюда одна.
Волк приготовился к прыжку, напряг все мускулы тела. Я содрогнулась, боясь что вскоре ждет встреча с Ангелом Смерти. Он прыгнул, когда его голова находилась почти в двух метрах от земли, неожиданно застыл. Я окаменела от шока. Тело волка стало изменяться, приобретать человеческие черты, шерсть исчезла, уши преобразились и заняли положенное им место. Спустя несколько секунд передо мной стоял светловолосый юноша лет девятнадцати. Чего я никак не ждала, так это того, что он поклониться и скажет на нормальном человеческом языке:
- Прошу, не бойтесь меня.
- Тебя-то я не боюсь, - способность речи ко мне вернулась довольно быстро, - но того волка, которым ты только что был, даже не знаю…
Юноша улыбнулся, весьма, кстати, приятной улыбкой:
- А что вы тут делаете одна, и почему на вас столь странное одеяние?
«Какой воспитанный, однако, парень»,- подумала я, но лишь в следующий миг заметила, что наши стили одежды действительно сильно различаются. Мои штаны несостоявшегося военного не гармонировали с его средневековой одеждой и уж тем более с мечом на поясе.
- Вообще-то я нездешняя, меня привела Эртин, но теперь я одна и мне, честно говоря, немного тут не посебе, - призналась я.
- Так вы из Внешнего Мира, - юноша заинтересованно оглядел меня. – Этим, верно, и объясняется ваша странная одежда.
- Угадал, - подтвердила я. – А почему ты называешь тот мир Внешним?
- Потому что это так. Тот мир, откуда вы явились, Внешний. Наше Королевство закрыто от странников уже много веков, мы как бы внутри того мира, вашего.
- Ясно, - почти честно соврала я.
Наступило молчание. Юноша заинтересованно осматривал меня, как если б я была единственным человеком, которого он видел. Впрочем, похоже это очень близко к истине. Поначалу я тоже начала рассматривать его, весьма странная одежда, очень хорошие, даже, пожалуй, слишком манеры, все это говорило, что мне будет не легко привыкнуть к этому миру. Но после того, как он раз 20 посмотрел мне в глаза, мне надоело и я отвернулась.
- Ужасный дом, - сказал парень, посмотрев на мой шалаш. Я не стала спорить, во всех походах мы ставили либо тканенные палатки (в этом случае мы с Машкой просили мальчишек о помощи), либо надувные. – Не ужели тут можно хоть как-то жить?
- Не знаю, - сказала я с грустью. – Мне только предстоит это выяснить.
- Знаете что, это не по-эльфийски. Вы можете остановиться у нас с братом, подождать вашего спутника. Наш дом, конечно, не так велик, как тот, в котором вам предстоит жить, но вы окажете нам огромную честь. О, прошу простить меня за непростительную невежественность с моей стороны, я даже не представился вам. Мое имя Драугорогил, я сын эльфийского князя из Эйскалера. Впрочем, вы, должно быть, не знаете…
- Здесь ты прав, я не знаю, - улыбка номер 369 «наивно – сожалеющая». - Слушай, а имени покороче у тебя нет? Понимаешь, уж о-очень длинное…
Эльф улыбнулся:
- Если вы хотите, можете звать меня просто Ольморо, имя придуманное мне матерью….
- Договорились, - согласилась я, это имя запомнить гораздо проще. – Ой, я ведь тоже не представилась…
- Зачем? – удивился Ольморо. – Я прекрасно знаю ваше имя, Сильвин Бейньес.
Я решила не спорить. За всеми сегодняшними делами я очень устала, и единственное, о чем я могла мечтать, так это о чем-нибудь из еды и о сне. Ольморе пошел в сторону леса, и мне ничего не оставалось, как пойти за ним. Шел он очень быстро, порой я отставала, и мне приходилось его окрикивать. Кроме того, я умудрилась поцарапать руку о какую-то ветку, и теперь рана кровоточила. Ольморе, заметив на моей руке кровь, остановился, отыскал какое-то необычное растение и велел приложить к ссадине. Рана и правда перестала болеть, а кровь очень быстро остановилась.
- Мы почти пришли, - сказал он минут через двадцать. – Только вам бы лучше переодеться…
- Но мне нечего одеть. Мои вещи еще утром унесла река, да там и не было ничего похожего на твою одежду…
- Это не беда, - улыбнулся эльф и тихо произнес какие-то непонятные мне слова.
Мое тело засветилось и окуталось туманом, на миг мне показалось, что на мне нет ни клочка одежды. Хорошо, что юноша догадался отвернуться.
- Представьте что-нибудь, чтобы вам хотелось одеть, - подсказал Ольморе.
Я представила что-то отдаленно напоминающее те сказки, которые показывали мне в детстве. На теле почувствовалось приятное покалывание, и одеяние, представленное мной, окутало меня, невесть откуда взявшись. Но эльфу, видимо, оно не понравилось, раз он сказал:
- Давай лучше я что-нибудь придумаю.
И снова знакомое ощущение покалываний. Только в этот раз на мне за место платья оказались вполне сносные штаны, честно признать, никак не ожидала, что мне может понравиться эльфийская одежда.
Мы вошли в дом, я даже не успела осмотреться, как Ольморе повел меня в столовую и предложил еды. В этот момент я была ему так благодарна.
- С ужина ничего не осталось, у нас были гости, но, верно, лембас и кубок эля утолят ваш голод, - оправдался юноша, ставя на стол найденную еду. – Я редко бываю на кухне и поэтому плохо знаю, где что тут лежит.
- А у нас кухня является одним из основных мест в доме, - прокомментировала я, доедая небольшой кусочек лембаса и отодвигая остальное. Этот хлеб оказался настолько сытным, что я очень быстро наелась.
Эльф проводил меня в комнату и сказал:
- Завтра с утра приедет мой брат. Я вас представлю. А сейчас спите, и пусть Вечерняя Звезда благословит ваш сон.
Он ушел, и в тот миг, когда моя голова коснулась мягкой эльфийской подушки, на меня снизошел сон…

@музыка: Эпидемия "Золотые драконы"

@настроение: Утомленно-мечтательное

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

18:42 

Новое знакомство и скорое прощение

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Проснулась я рано, оттого, что солнечные лучи проникали в комнату и падали прямо в лицо. Я села на постели и сладко потянулась. Ночь была тихая, и единственным, что нарушало покой было стрекотанье кузнечиков, ну или что-то на него очень похожее. Но это совсем не мешало моему сну, наоборот, делало его более приятным и сладостным.
С улицы раздался звонкий мужской смех. Я закуталась в одеяло и подошла к окну. На лужайке Ольморе дрался с каким-то человеком, и они звонко смеялись. Забавно было наблюдать за игрой этих странных существ, они вели себя как два брата, вновь встретившиеся после долгой разлуки. Их попытки уложить друг друга на спину заканчивались провалом. Ловкость и изящество моего нового знакомого помогала ему с легкостью избегать ударов, наносимых сильным противником. Их шутливая борьба была мне очень знакома, я не выдержала и рассмеялась
Юноши вдруг от неожиданности замерли и, наконец заметив меня, прекратили свою игру.
- Ты не сказал, что у нас гости, - укоряюще произнес темноволосый приятель Ольморе, закинув голову.
- Я не успел, - ответил тот и продолжил, обращаясь уже ко мне. – Доброе утро. Спускайтесь к нам, я познакомлю вас с моим братом.
- Дайте мне пару минут, - отозвалась я и скрылась в комнате.
Поиски вчерашней одежды не увенчались успехом, поэтому я решила сделать так же, как вчера показал мне Ольморе. Я представила себе платье, одно из тех, что носили эльфийки в соответствующих фильмах, и знакомое покалывание снова пробежалось по всему телу. На туалетном столике нашлась и расческа, а также несколько весьма интересных вещиц, предназначенных, судя по всему, для создания фантастических укладок. Припомнив, что эльфы любители распущенных волос, я решила остановиться на том, что хорошенько их расчешу и обойдусь без укладки. Но едва расческа коснулась моих волос, знакомый туман окутал их и, исчезнув, оставил под собой очаровательную прическу…
Я быстро спустилась вниз, где меня ждали эльфы.
-Это мой брат, Тиллион, - представил мне своего темноволосого друга Ольморо.
Юноша поклонился и сказал нечто отдаленно напоминающее вечерние речи Ольморо:
-Это для нас большая часть…
После того, как братья закончила благодарить богов за столь благоприятный сюрприз, Тиллион с сочувствием произнес:
- Мне жаль, что в мы с братом будем вынуждены покинуть вас, завтра на рассвете нас ждут в графстве отца. Но мы почтем за честь, если вы решите остаться в нашем скромном доме и дождаться нашего возвращения…
…Уехали они довольно скоро, я даже не успела с ними особо поговорить, поэтому оставшийся день после завтрака (ужасно вкусного, надо заметить) я провела, изучая окрестности. Однако даже сейчас, спустя почти два дня по прибытии, я не могу найти слов. Как вы поняли, вернулась я крайне поздно, небеса давно озарились светом серебристых искорок, и единственное, на что меня хватило, так это дойти до кровати…

@музыка: Какая-то печальная песнь менестрели

@настроение: Немного утомленная заитересованность и капель восхищения в одном кубке

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

21:07 

В золотых садах... или дни ожидания

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Первые несколько дней пронеслись также, приходилось бродить по лесу, возвращаться к реке, а позавчера я даже начала подъем на гору, но, к несчастью, солнце уже приближалось к горизонту, и попытки стать «королевой горы» пришлось отложить на потом.
Следующий день тоже не представил мне более подходящего развлечения, чем осмотр окрестностей. Поэтому когда солнце поднялось над горизонтом и встало в зените, я снова отправилась в лежащий неподалеку лес. Впрочем, жаловаться не приходилось, мне гораздо было интересней сновать туда-сюда между деревьями, чем тратить тот же день на компьютер или торчать на реке.
…Вдруг тропинка резко повернула, деревья расступились, и из неоткуда передо мной возник сад. Надо признать, что таких садов на Земле (ну, т.е. у нас) я еще не встречала, впрочем, как и растений, имевших хоть отдаленное сходство с теми, что открылись моему взору. Серебряные и золотые листья составляли пышную крону деревьев и, когда ветерок ненароком задевал хотя бы один листок, над садом разливался чудный звон. Я прошла еще чуть-чуть вперед, как вдруг поскользнулась, и что-то (или кто-то) схватил меня за руки и за ноги. Началось что-то аля американские горки, честно говоря, стало жутко не по себе, так что случайно крик все-таки вырвался на свободу.
Но (этого я ожидала меньше всего) прямо передо мной возник смеющийся Ольморо, он что-то сказал, и уже в следующую секунду я больно плюхнулась на землю. Передо мной возникло маленькое голубоватое личико, такое же симпотишное, как в мультике про Питера Пэна. Оно что-то быстро пролепетало, сделало реверанс (только тут я заметила, что у этого личика еще и тело есть) и куда упорхало, мелькнув тонкими словно паутинка золотистыми крылышками. Ольморо протянул мне руку:
- Она сказала, что извиняется, - просто объяснил парень. – Как вы, не скучали?
- Не успела, - я пришла в себя. – А что это было?
- Фея Феа, - ответил юноша, обернувшись туда куда только что улетело крошечное существо.
- Ясно, - кивнула я. – Надеюсь в следующий раз такого не произойдет, ну или хотя бы падать придется на что-нибудь помягче. Так вы уже вернулись?
- Я - да, - подтвердил Ольморо, направляясь к замку. Я решила составить ему компанию. – Тиллион пока останется там, дела. Но я решил составить вам компанию, все-таки мне там не чем особо заняться. А вы так и не сказали, куда намерены отправиться? – заметил эльф, откинув назад свои белоснежные длинные волосы.
- Не знаю, - честно ответила я. – Меня привела Эртин, я думала, что она тоже тут будет, но ее нет, я не знаю, что теперь делать. Мне даже начинает казаться, что я все это зря затеяла, я о том, что отправилась совершенно одна в неизвестные земли.
- То есть вы хотите сказать, что совершенно ничего не знаете? - изумился мой спутник. – Ни об этих землях? Ни о Королевстве? Ни о том, кто вы и почему вы должны тут быть?
- Ну можно и так сказать, - кивнула я. – Постой, а что значит «о том, кто я»?
- Это безнадежно… - ухмыльнулся Ольморо, чем-то сильно напомнив одного весьма известного «блондигчика», лишь с тем отличием, что его ухмылка была доброй и вполне ему шла. – Значит, Эртин вам ничего не рассказала? Ни о чем?
- А ты ее знаешь? – удивилась я.
- Да ее знает каждый в Королевстве!
- А, тогда я исключение. Слушай, - на меня снизошло озарение, - а, может, ты мне все расскажешь? О Королевстве, там и о… обо всем!
Ольморо улыбнулся:
- Что ж, рассказ будет долгим. Может сначала лучше пообедать?
Я ничего против не имела, и вы прошли под аркой.
***
Он провел меня в библиотеку и стал показывать карты, достал какие-то древние книги, по ходу объясняя, что…

@музыка: Enya - Memories of Trees

@настроение: Интересованность в чистом виде. Ушки направлены к источнику звука.

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

19:12 

Легенда о Эльфийском Королевстве

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Королевство существовало с давних пор, с тех самых времен, свидетелей которым не осталось. Кто создал его и зачем, скрыто от нас за пеленой улетевших времен, оставляя многочисленные предположения, но оно было создано в великом блеске и могуществе, что и не снилось другим владыкам.
Королевство было оплотом добра и чистоты, невинности и чести, благородства и героизма. Жизнь текла размеренно и неспешно, сменяя владык и королей на троне, этот край был неподвластен тьме и злу, что царили за пределами государства.
Здесь обитали представители всех известных рас: эльфы, люди, гномы, троли, маги, волколаки и многие, многие другие. Но не было между ними духа соперничества и зависти, злоба не сковывала сердец. Каждый из них был готов броситься на помощь к соседу и отдать жизнь. Потому-то Королевство и было разделено на девять огромных графств, каждое вверено во владение самой благородной из семей представителей. Был создан Великий Круг, совет на котором решались важнейшие вопросы. Оружие не ковалось, ибо никто не ведал, что такое война. Эльфийские владыки отдавали своих дочерей за человеческих лордов, а тролли обладали такой мудростью, что они могли бы соперничать с истари…
Так текла жизнь в Королевстве многие тысячелетия, так жили существа, не ведая пороков и зла, прославляя добро и благородие. Но тьма, окружившая окрестные земли, не дремала. У границ все чаще появлялись банды злодеев, рушившие дома, сжигавшие деревни и грабящие путников. Зло стало пробуждаться во многих сердцах, и была рождена черная магия. Многое изменилось, в Королевстве царил страх, обратившиеся во зло убивали светлых и серых. Так было положено начало Кровавым временам, когда приспешники тьмы жаждали захватить власть в стране и погубить предателей и светлых, брат убивал брата, сын – отца…
Тогда оставшиеся собрались на совет, но не было на нем многих, ибо сердца их почернели и изуродовались. И было решено собрать великое войско, отковать мечи, щиты и копья и вступить на восходе в Великую Битву ради защиты и сохранения всего, что дорого и любимо. План был исполнен, и противники собрались у Западного залива, бросая яростные взгляды в сторону друг друга, что были острее золоченых стрел эльфийских лучников. Битва началась и длилась несколько месяцев. Истомленные войны подали и тут же получали смертельный удар; много было жертв и с той, и с иной стороны, и только чудо помогло одолеть Свету Тьму. Зло проиграло, но отступило.
Жизнь начала налаживаться, вокруг снова запели птицы, но покой еще долго не мог вернуться в этот край. Многие были совращены вражеской ложью, что проникала через границу. В ходе войны великие троли лишились своей безграничной мудрости и, приняв сторону врага, покинули Королевство. Многие последовали за ними, многие остались. Королевство снова стало цвести и дарить радость своим жителям, но… Среди людских владык пошли разговоры, сломившие их благородные сердца. Говорили, что Эльфийский Король использует их и решится предать при первой возможности. Это породило безмерный гнев в их смелых душах, и, следуя дерзновенному порыву, люди покинули Королевство и отправились искать счастье во Внешнем мире.
По воле случая, одного из эльфийских принцев связывали крепчайшие узы дружбы с одним из князей людских, и вот, чтобы доказать чистоту своих намерений и побуждений, отправил он с челами любимое свое дитя. Беглецы прошли сквозь единственный портал, разделявший меры, и поселились на одной из девяти планет небольшой солнечной системы дабы жить здесь и славить род свой.
Но жизнь текла, и портал тот оставался единственным порталом сквозь эльфийскую сферу, хранившую и оберегавшую Королевство, и по сему путники продолжали использовать его, и оттого многие чужестранцы бродили по той планете, где люди обрели свой дом. Портал находился в доме наследницы эльфийского принца, обретшую свою семью среди людей. И посему решил Владыка наложить чары на проход, и теперь использовать портал мог лишь тот в ком течет эльфийская кровь, и, увы, принц был должен проститься с дочерью своей… А после, желая не нарушать более спокойствия земли той, наложил на портал магическую печать, сковывающую врем и разделявшую пространства.
Так и текло теперь время, союзники стали врагами, а единение Королевства разрушилось. Но и теперь в этом крае круглый год стоит весна, поют птицы и царит любовь. Лишь эльфийский народ скорбит о потере единственной наследницы трона. Именно о потере, так как спустя десятилетие дочь Эльфийского Владыки исчезла и более не появлялась.
И вот пока Королевство скорбело, одному из магов, оставшихся в королевстве, было ведение, что сие дитя снова появится и найдет путь домой. Это вселило кроткую надежду в сердца, но страх и скорбь имели место, и потому одну из чародеек оправили в старый дом, ждать когда же надежды осуществляться.

@музыка: Шум летописных страниц

@настроение: вдумчивое

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

19:14 

Начало пути

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Вам наверное интересно, почему в мое повествование затесалась столь длинная пауза. Все дело в том, что последнюю неделю я провела в Королевстве, Первые несколько дней Ольморо рассказывал мне историю этих земель, показывал карты и просил запоминать все то, что он показывал либо говорил. Надо признать, что с моей страстью к легендам это было не сложно; казалось, что все, что вылетало из его уст оставляло очень глубокий след в сердце, так что все сказанное им я очень ясно запомнила.
Впрочем, все это время мы потратили не только на то, что изучали историю и географию этой зачарованной страны. Ольморо настоял, чтобы я всерьез занялась изучением эльфийских языков, травничества, литературы, он стал обучать меня придворным манерам, и первое время я даже не догадывалась зачем.
Что касается языков, они давались мне почти без усилий, возможно, причина в том, что эльфийский имеет сильное сходство с испанским, только он более легкий, неспешный. Ольморо только улыбался, глядя на мои успехи, хотя надо сказать ему огромное спасибо, уроки, которые он мне преподавал не имели ничего общего с теми, что ведутся во внешних школах, они скорее напоминали игру и постепенно стали для меня очень интересными. Травничество тоже принесло плоды, я узнала о таких растениях, которых у нас, на Земле, не существует; например, альфирин, что пробуждает в эльфийских сердцах тягу к морю, но отцветает слишком быстро, исполинский ясень и целема. Что же касается литературы, то можно сказать лишь одно, взяв в руки новую книгу, на первых же строках понимаешь, что это эльфийская книга. Еще Ольморо учил меня различать эльфов, и теперь не куплюсь на заблуждение, что феи и фейри одно и то же.
Но мы не все время отделили урокам, мы много путешествовали верхом, изучая окрестности там, где я еще не была. Мне все больше и больше нравилось Королевство с его случайным и ненавязчивым величием, чистыми лесами и хрустально-голубыми реками. За день мы достигли вершины горы, и уже там, среди облаков, Ольморо устроил мне первый экзамен. Он показывал мне какое либо место, а я должна была ответить, что это. К его удивлению и моей радости экзамен я не завалила.
К концу недели приехал Тиллион, уладивший какие-то дела в родовом замке. Он тоже взялся меня учить, на этот раз это была стрельба из лука и бой на мечах. С первым проблем не возникло. Еще бы, о чем речь, когда Сережа меня каждый месяц возил на полигон, а дома на стене висит дартс. Но мечи… Признаюсь, первое время я не могла даже поднять самый легкий из мечей Тиллиона, а о том, чтобы размахивать им или защищаться и речи быть не могло!!!
Именно это стало поводом для заказа мне собственного меча из самого легкого известного металла, митрилла. С этого момента занятия пошли гораздо быстрее и прогрессивней, я даже смогла пару раз обезоружить Тиллиона (впрочем, иногда мне кажется, что он поддавался ;)).
И вот вчера братья сообщили мне, что нас ждет путь во дворец. Это стало очень неожиданным ударом, я слишком привязалась к здешним местам, чтобы куда-то ехать. Но выбора у меня не было, и вслед за Ольморо мы с Тиллионм оправились в чащу леса, а там светловолосый юноша что-то просвистел, и на поляну побежал белый единорог. Это был первый единорог, которого я увидела, я даже не предполагала, что они существуют. Не знаю, что эльф сказал этому единорогу, но он подошел ко мне и положил голову мне на плечо…
***
Выехали мы в полдень, солнце припекало, но прохладный ветерок ласково развевал гриву Хесталя и шевелил волосы. Мы вышли на дорогу и не спеша двинулись вперед, а в голове зазвучало:
Ведет дорога все вперед,
Куда она зовет,
Какой готовит поворот,
Какой узор совьет?

Сольются тысячи дорог
В один великий путь.
Начало знаю, а итог
Узнаю как-нибудь
.

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

19:19 

По дороге...

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Первые несколько дней принесли нам погоду, самую, что ни наесть подходящую для прогулки верхом. Солнце ярко светило, но не ослепляло глаз, а ветер только обострял все чувства. Хотелось лететь вперед, не останавливаясь и нигде не задерживаясь. Впрочем, мы с Ольморо полностью отдавались этому желанию, забегали далеко вперед, неслись на перегонки и смеялись. Порой мы настолько увлекались своей игрой, что Тиллион был вынужден останавливать нас. Он доставал из колчана две стрелы и посылал их под копыта единорогам, но позже, чтобы экономить силы животным, он обязан нас доставать эти самые стрелы из земли. Надо заметить, делом это было крайне не простым, они полностью входили в почву, оставляя на поверхности только золотистое оперение.
На исходе третьего дня мы остановились в таверне, скрытой под пологом леса. На расстоянии в несколько миль от нее веяло ароматом свежеиспеченного хлеба и еще чем-то вкусным. Все это очень сильно разыграло аппетит, но Тиллион только занял пару комнат и велел нам вернуть его стрелы, о состоянии которых на протяжении всего этого времени даже не спрашивал. Какого же было его удивление, когда мы смущено протянули ему то, что ранее, возможно, и могло бы называться стрелами, но ныне от них остались искривленные палки, и единственным, что напоминало об их благородном прошлом, было золотистое оперение. Тиллион, судя по всему, страшно хотел на нас наорать L, но сказал только, что нам придется тут несколько задержаться, и велел отправляться в комнаты. В этот момент я поняла, что взрослые и есть взрослые, к какой бы расе они не относились. Хотя на вид этому темноволосому эльфу было и ненамного больше, чем его брату (я уже давно поняла, что об эльфах по внешности не судят)…Следующим утром Тиллион стал показывать нам, как правильно вытаскивать из земли стрелы. Я так и осталась без понятия, зачем нам это нужно, тем более, что к концу этих тренировок у меня ужасно болели пальцы (про потрескавшийся лак и сломанные ногти можно и помолчать, верно?).
Путь мы продолжили следующим утром, погода изменилась в худшую сторону, небо заволокли облака. Такие перемены произошли впервые на моей памяти, и это меня несколько шокировало. Ольморо, заметив во мне это смущение, сказал, что мы пересекли границу одного из последних внутри территориальных графств (это я сказала?), темное место, и чем ближе мы будем подъезжать к крепости, тем хуже будет погода. Замечу, что это меня не сильно успокоило, но я промолчала.

@музыка: Enya_Aniron

@настроение: Путешественное

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

19:21 

Темный замок

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Темный замок неожиданно вырос прямо посреди дороги. Его величественные башни, как стражи, возвышались над лесом. Последние пару часов моросил дождь, усиливаясь с каждым шаром единорога. Я и мои спутники уже давно облачились в плащи, и только они спасали от ледяного ветра, что пробирал до костей. Теперь же на горизонте замелькали огненные молнии, а дождь с завидным упорством размывал главную дорогу. Пару раз Хестал споткнулся, наскочив на острые камни, но выстоял и продолжил путь. Мы ехали, не разговаривая, на душе скребли кошки, и от этого бросало в дрожь.
Вдруг Ольморо и Тиллион спешились. Меня поразило, что в своей легкой обуви они рискнули спуститься на землю, изрезанную широкими ручьями дождевой воды. Я решила продолжать путь верхом. Вопреки моим ожиданиям (я-то полагала, что мы постараемся, как можно быстрее, преодолеть эти края), братья направились прямо к главным въездным воротам, и постучали железным кольцом в дверь. Где-то с другой стороны раздалось шипение, и огромная черная летучая мышь выскользнула из решетки башенного окна, направляясь прямо к эльфам. На высоте человеческого роста она окуталась черным туманом и обернулась человеком.
Перед эльфами стоял пепельный блондин с очень бледной кожей и яростно горящими глазами. Он что-то прокричал братьям, но шум дождя заглушил тот крик и он не долетел до моих ушей. Ольморо знаком попросил меня подъехать. Пересекая въездные ворота, на меня обрушились волны тоски и безразличия. Я приблизилась, блондин бросил вопросительный взгляд в мою сторону и отшагнул, оперевшись на стену. Вид у него и так был болезненный, но когда Тиллион что-то быстро заговорил ему на ухо, тот еще более побледнел и кивнул.
…Мы вошли внутрь. Вокруг горели свечи, испуская тяжелое свинцовое свечение, в комнатах царил полумрак и холод, было очень неуютно, не смотря на роскошь и величие. Окна были занавешены черным бархатом того же мрачного оттенка, как и вся мебель. Гость медленно опустился в кресло и поднес к губам кубок, над которым вился серебристый туман, головой предлагая и нам отведать угощение. Ольморо опустил глаза в мраморный пол, а затем что-то быстро заговорил на неизвестном мне языке. Хозяин замка взмахнул рукой, и из пустоты вышло приведение. Его контуры, отчетливо видимые во тьме, царившей вокруг, размывал ветер, а лицо было печально. Это было приведение молодой девушки, лет на пять-шесть старше меня. От ее вида мне стало еще более неуютно, но вдруг ветер донес до моего слуха еле уловимые слова: «Следуй за мной…»
Я подчинилась, сама не осознавая до конца, что я делаю, но вдруг Тиллион схватил меня за руку:
- Стойте…
Я бездумно остановилась, а на лице незнакомца возникла кривая усмешка. На миг, мне показалось, что он сейчас растерзает эльфа, но вместо этого он медленно наклонил голову, пристально посмотрел на меня, а затем, вновь махнув рукой в сторону приведения, что-то сказал все на том же языке, на котором ранее говорил с Ольморо. Тиллион вздрогнул и, отпустив мою руку, односложно ответил ему. При этом на лице эльфа возникло выражение призрения и отвращения. Затем что-то сказал Ольморо, говорил он довольно долго, с той интонацией, которая не терпит возражений. Я даже не пыталась вникнуть в происходящее, только я впервые с момента встречи слышала в голосе этого юноши столько власти, воли, желания и в тот же момент презрения.
Хозяин хмыкнул и что-то очень кратко ответил. Ольморо взял меня за руку и повел прочь из комнаты. Приведение тоже покинуло помещение, опередило нас и полетело куда-то вверх. Мы семенили следом за ним. Я видела, что каждый шаг дается Ольморо все трудней; он еле поспевал за приведением, а мне было сложно идти с ним рядом.
…Комната, где мы оказались, была очень маленькая; здесь уже не было столько черного, как в остальной части замка, видимо, хозяин редко посещал это крыло. Ольморо подошел и резко сдернул занавес с окна. Ночь проникла в комнату, лунный свет полился на пол, освещая пыльный пол. Мне стало сложно дышать, все заволокло туманом и я начала падать в пустоту…Вдруг чьи-то сильные руки подхватили меня, я ничего не видела, но через несколько минут мое тело опустилось на кровать, и на него упало покрывало. Затем раздался рык, и что произошло потом я не помню…

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

18:19 

Вампиры?

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
…Жуткий холод, пробирающий до костей, и мерзкий запах, взявшийся из неоткуда, внезапно дошли до моего сознания. Я приподнялась и огляделась. События прошлого вечера припоминались смутно, в горле стоял комок, и глаза долго не могли привыкнуть к темноте. Звезды за окном пропали, - кто-то снова занавесил раму портьерой. Пока я привыкала к сумраку комнаты, сложно было судить о времени, местонахождении и о чем бы то ни было вообще. Был только жуткий страх. Я уже говорила о моем живом воображении, поэтому представить, какие картины рисовало мне сознание, будет не сложно…особенно после похода на «Омен». Постепенно я начала различать контуры находящихся в комнате предметов. Сердце стало замедлять свой стук , и я с облегчением вскинула взгляд к потолку…А-а-а!!!
На меня смотрели два глаза, стеклянно-голубые, на неподвижной белизне потолка. Они стали приближаться, мелькнула черная тень, и передо мной оказалось мертвенно-бледное лицо хозяина замка. Он пристально смотрел на меня, не мигая и не шевелясь. Наверное, если бы в памяти не было воспоминаний о последних секундах, я смогла бы с легкостью назвать его искусно выполненной скульптурой. Однако скульптуры с потолков не падают, существо, представшее передо мной, несомненно, было живым.
- Что вы тут делаете? – произнесла я дрожащим голосом (было страшно). Я даже не посмела обратиться к нему на «ты», хотя с Ольморо и Тиллионом я говорила именно так с самой первой минуты знакомства.
Он ухмыльнулся той самой мерзкой знакомой с вечера ухмылкой:
- Но ведь это мой замок, милочка? Или вы скажете, что я не могу находиться там, где мне хочется? Сейчас…я хочу быть здесь.
Ответить мне было нечего, хотя врываться в спальню к гостю - предел невежественности и бесчестия. Кроме того, меня сильно разозлила его дерзость: «милочка» - еще никто не позволял себе таких высказываний с тех пор, как я пересекла портал миров. Незнакомец опустился в обитое красным бархатом кресло, и, делая какие-то жесты руками стал играть пылью. Под властью неведомых мне сил пылинки засветились изнутри, поднялись в воздух и закружились в беспорядочном танце.
Незнакомец внимательно следил за их движением, не отрывая глаз, но все так же не моргая. В комнате воцарилась тишина, я решила, что ни за что ее нарушу, ибо сказать этому вторженцу мне нечего. Однако он сам заговорил, продолжая выделывать пылью замысловатые па:
- Хочешь, я покажу тебе свое графство?
- Нет, - я, кажется, говорила про тетенек из других миров? Дяденьки (особенно наглые и все время ухмыляющиеся) тоже относятся к этой категории :-7…
- Ты меня боишься? – спросил незнакомец с такой интонацией, будто знает, что это так, но хочет услышать мой утвердительный ответ. Будто ему доставляет удовольствие чувствовать страх других.
- Нет, - как можно тверже сказала я, стараясь, что бы ложь прозвучала как правда.
- Лжешь! – рявкнул тот. – Я это чувствую. Быстрое биение сердца, твой страх прямо звенит, хотя и не так звонко, как я привык слышать… Похвально…ха-ха.
Биение сердца? Мой страх? Прошу прощения, я НЕ люблю врачей… и психологов тоже!!!
- А ведь ты не эльф, - задумчиво произнес незнакомец, оставив свое занятие. – Но и ни человек…- он вдохнул носом воздух, словно принюхиваясь. – Полукровка?
Значение слова «полукровка» было мне отдаленно известно по вышеупомянутому в невыгодном свете «ГП». Но разве я могу что-то на это ответить? Я всего лишь несколько недель в этой стране, и все здешние обычаи мне чужды. Однако, вопрос, только что прозвучавший, был несомненно прямым. У меня был выбор: промолчать, ответить, что я не знаю, либо попробовать перевести разговор в другую плоскость. Первый вариант – несуразная глупость, второй – не выход, третий же… я не знаю, что за существо передо мной, а, значит, я не знаю и о чем с ним говорить… Неожиданно мне на ум пришла привычка Ольморо, за которую мне жутко хотелось его убить. Когда я задавала ему вопросы, отвечать на которые он не желал, эльф говорил о чем-либо весьма туманном, что имело очень далекое отношение к разговору. Своего рода, подобие загадки, разгадать которую не представляется возможным. Подтверждение теории «У эльфа и ветра не спрашивай совета: оба скажут в ответ, - что да, то и нет» (с)… Однако, чем более мы с ним углублялись в изучение эльфийских языков, тем чаще его ответы звучали на Q или S.
Я решила позаимствовать эту привычку ненадолго, тем более, что уровень владения языком у меня не такой уж и кошмарный:
- Hirar i nangwesa mi elwen.
- Оу…Как мило! Вы говорите по-эльфийски? – мой собеседник гаденько улыбнулся, но вот его стеклянные глаза не сумели скрыть восхищения.
- Как вижу, вас это удивляет? – козыри, наконец-то, достались мне =))), оставалось надеяться, что незнакомцу не хватит хитрости, чтобы поменять ход игры.
- Угадала…ха-ха. Нечасто встретишь существо, способное за пару недель освоить грамматику Q и запастись несколькими десятками соответствующих слов. Как вижу, вы все-таки эльф, но, скорее, по праву крови, нежели как-то еще… Видимо, родословная все-таки…- окончание фразы он прошептал себе под нос, настолько тихо, что я ничего не поняла.
В моем списке появился еще один потенциальный труп? Нет, вы представляете, назвать меня существом?! Кроме того, он что, меня лошадью считает? Не, я серьезно! Родословная свойственна животным, а для людей свойственны…
- Прошу прощения, - посмотрев мне в глаза, сказал собеседник, хотя особой искренности в них не читалось. – Семейное древо. Так намного лучше?
Что еще за новость, он мысли читает? Но, тем не менее, я сказала:
- Гораздо… А с чего вы взяли, что я знаю эльфийский несколько недель? Разве вам не приходило в голову, что жизнь длится гораздо дольше?
- О-о-о!!! Это ты не представляешь, насколько длинной может быть жизнь… Века, тысячелетия проносятся, не оставляя и следа. А ты живешь и видишь, как умирают дорогие тебе, любимые тобой… Нет, тебе этого не представить! Ты не видела смерти… Внешний мир устроен проще, намного проще.
- Внешний? - я постаралась как можно искренней удивиться. Ольморо просил, чтоб за время путешествия я никому не говорила, что пользовалась порталом миров. – Так вы полагаете, я из Внешнего мира?
Великое актерское мастерство! Оно всегда может пригодиться, ты и не ожидаешь, а оно…бац! В этот раз, я уверена, у меня получилось его надуть. Я уже перестало его бояться, ведь если б он представлял для меня серьезную угрозу, разве эльфы остановились у него? Кроме того я вспомнила, что один из наших старых худ. руководителей говорил о страхе: «Страх – одно из чувств, которые вы постоянно показываете на сцене. Если ты умеешь чувствовать – значит, ты умеешь играть. Ведь что такое игра? Это точное отражение души, когда актер не только представляет героя, но и становится им, чувствует его и при этом проводит четкую грань между двумя личностями, собственной и геройской. А поскольку нам всем приходится играть страх, и на сцене, и в реальной жизни, что нам мешает однажды снять маску и сказать: «Я не боюсь!» (философское размышление, а я люблю философию! Классный человек был!)
- Великолепно, великолепно! – он захлопал и кивнул. – Как говорят смертные, бис! Но увы, я вам не-ве-рю… Я бы с удовольствием поверил, но, к твоему несчастью, я следил за тобой последние несколько сотен лет, я знаю о тебе все.
- Боюсь, вы ошибаетесь, мне даже не то что сотни, мне и ее 1/5 нет…- это уже была не игра. Он либо сошел с ума, либо издевается.
- Оу… ты права, - он опять гаденько улыбнулся. – Я следил за твоей эльфийской душой. Именно я спас тебя от смерти, которая ждала тебя по пришествии во Внешний мир. Война бы сожгла ее. Кроме того мы с тобой даже встречались, и ты меня помнишь…
- Разумеется…- саркастически отметила я.
- Я не шучу, - холодно сказал странный собеседник. – Ночью, когда ты во второй раз спустилась в подвал… Помнишь?
- Нет, - кратко ответила я. Этот разговор стал слишком утомителен. – Единственной, кто находился в подвале было Эртин.
- И летучая мышь, верно? – продолжал допытываться незнакомец.
- Да, - я вспомнила. Огромная летучая мышь спикировала прямо на меня, как только я перешагнула порог. А затем все еще удивлялись, откуда она в доме взялась. – Так это вы были? – я сильно сомневалась, хотя и вспомнила, что этот тип вчера (или еще сегодня) вылетел из окна к эльфам. – Вампиров только не хватало!
Почему-то вампиры сами мне пришли на ум. Я, конечно, не думала ничего такова, откуда им взяться в Королевстве, где живут лишь те, в ком течет эльфийская кровь. Просто из всех известных мне по фильмам ужасов монстров они были единственными, кто мог превращаться в летучих мышей.
Однако упоминание о вампирах не оставило равнодушным моего собеседника. Он сморщился, глаза загорелись красным, и, может мне всего лишь показалось, но похоже он стал еще бледнее (интересно, бледнее самого белого, - это как?). Он резко выпрямился, оскалился и больно схватил меня за руку. Затем он стал подниматься в воздух, я почувствовала как из-под моих ног исчезает опора…
… Мы пролетели над башней, было до ужаса холодно, а еще очень болело запястье, в которое мертвенной хваткой вцепился хозяин замка. Его пальцы были ледяными, и потому у меня начала отниматься рука. Я попросила его остановиться, но ветер сильной волной отнес мою просьбу в обратном направлении. Мы поднимались все выше и выше, в лицо бил северный ветер, по коже бегали мурашки. Вокруг появился какой-то туман, видимость стала плохой, всего каких-то несколько метров, а дальше непроглядная белизна. Только через какое-то время я поняла, что это облака С этого момента вниз я старалась больше не смотреть; боязнь высоты у меня никогда не наблюдалась, но мало ли что… Вдруг облака стали более плотными, обилие влаги уже сказалось на волосах и одежде, первые висели мокрыми прядями, вторая же стала настолько влажной, что только обостряли холод.
Наконец, он отпустил мою руку. Я уже морально приготовилась падать вниз, мысленно думая сколько времени продлится это падение, больше или меньше того, когда я летела в туннели. Однако, вопреки ожиданиям, я скоро плюхнулась на что-то очень мягкое, и сильно удивилась, осознав, что это облако. Я привыкла к мысли, что облака – испарившаяся с поверхности почвы влага, пар, а тут это, оказывается, вполне твердое тело. Парадокс?
«Летучий галандец» (именно так в этот момент я назвала его про себя, ведь настоящего имени мне никто не открывал =)) опустился чуть выше и сел, уткнувшись лицом в колени. Пару минут он молчал, а единственное о чем я могла думать, так это о том, как бы согреться. Затем он стал, встряхнул головой, взлетел и завис чуть выше того облака, на котором только что сидел.
- Думаешь, легко быть вампиром? – крикнул он, и где-то в метре над его головой пролетела молния. – Думаешь, это легко, жить зная, что конца этой жизни не будет; видеть смерть, падение тех, кем раньше дорожил; осознавать, что ничего не можешь изменить; чувствовать, как с каждым днем ты сгораешь, как свет, служивший когда-то маяком, без которого не ведал существования, стал злейшим врагом? Ты вынужден влачить жалкое существование во тьме, питаясь душами других, лишая их жизни, не ведая страха, угрызений совести и зная, что никто не в силах разорвать этот порочный круг… Думаешь, это просто?..
- Нет, - мне стало стыдно. – Но почему вы говорите, что вы не можете умереть, ведь есть столько способов: серебро, осиновые колья?
Да, тоже вспомнилось кино…
- Люди, они слепы, самонадеянны. Если он не могут преодолеть чего-то рожается страх, он порождает ложь. Ты думаешь, после возвращения из Внешнего мира я не искал смерти? Ошибаешься… Раны исцеляются быстрее, чем ты произнесешь «Ура». Мне нет смерти… Я был эльфом, любил этот мир, думал, что никогда не откажусь, но ошибался. Я был глуп, а мир меняется…Две половинки одной души ведут во мне борьбу, не на жизнь, но и не на смерть, ибо мне не суждено ее найти. Я проклят…проклят и светом, и тьмой, и сумерками. Я не светлый, и не темный, и, как это не странно, даже не серый. Кровь эльфа не дает мне стать вампиром, но и не может изгнать из меня этой гадости… Я обречен! – он опустился на облако и закинул голову к темному небу…
- Но как…- мне действительно стало его жаль. Он страдал, мучался, искал того, от чего бежит каждый, - как ты стал вам…вампиром?
- Это долго, история Предначальной эпохи, нет времени…- он смотрел мне в глаза, и я отчетливо читала в них отчаяние, страх и безудержную боль. Он не мог ни раскаяться, ни забыться. Казалось, адский огонь (если Ад существует) сжигал его изнутри и причинял ему нестерпимые муки.
- До утра еще долго…Впереди полночи…
Видели бы вы его взгляд… Вы бы не меньше меня захотели ему помочь…

@музыка: Постоянно крутится в голове:Сабина_Маньяк

@настроение: замороженное

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

17:31 

Монолог вампира

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
«Когда-то я был эльфом. Это было очень давно и почти неправда. Эльфы тогда только поселились в этих краях, Королевство было незначительно маленьким, хоть и защищенным местом. Мне нравилась моя тогдашняя жизнь. Целыми днями я бродил в лесах, увлекался врачеванием и чарами Света, ездил верхом, писал песни и музыку. Я был одним из самых лучших воинов своего графства, мой меч верно служил мне с того самого момента, как я опустил его в свои ножны. Мне не нужна была какая-либо слава, потому-то я и не искал ее, но она, казалось, преследовала меня. Куда бы мне ни приходилось ехать, как бы долог не был мой путь, мой меч редко проводил его спокойно. Еще я входил в совет Хранителей, а это была большая честь… А также у меня была семья…Мой отец, великий воин, доблестный рыцарь и лорд…Он снискал себе славу щедрого мецената, справедливого судьи, и вряд ли можно найти эльфа, не уважающего его. Что касается моей матери…О, она была добрейшей женщиной. Каждый, кто просил ее о помощи, мог быть уверен, что получит ее. О ее красоте ходили легенды, а еще она обладала даром предвидения, ибо жила не как все эльфы, а следуя течению времен. Многие съезжались, чтоб воочию увидеть ее и услышать добрый совет. Наша семья была одной из самых благородных, и это благородие оценивалось не знатными предками, а доблестью и честью, что жила в нашем доме.
Так было в мирное время, но в Эльфийское Королевство пришли грозные времена, на пороге встала угроза нападения. Владыка стал собирать войско, потому-то мы с отцом и отправились во дворец. Нас направили воевать в разные края. Мне был дан отряд и приказ отправляться к восточным рубежам государства дабы руководить обороной защитной крепости. Я провел там достаточное время, чтобы стать военоначальником. Вскоре нас перекинули ближе к границам, там назревало крупное и очень важное сражение, и именно туда стали стекаться войска. От отца я давно не получал известий. Впрочем, это меня не сильно удивляло, на войне нет времени на пустяковые письма…Следующее время я был всецелостно увлечен сражениями, мы терпели большие потери, впрочем, надо заметить они были куда меньшими, чем те, что испытывал противник. В конце концов мы одержали победу, но среди всеобщего ликования для меня разразился гром. В крепость прибыл гонец с известием, что мой отец лежит при смерти…Я не мог в это поверить, не мог…или не хотел, разница не большая. Однако информацию, которую мне передают тщательно проверяют. Следовательно сомнений быть не могло…
Следующим же утром я передал руководство войском одному талантливому стратегу, мы с ним очень сблизились во время войны, и я был уверен, что делаю правильный выбор. Я покинул крепость, как все надеялись, не надолго. Мне удалось узнать местонахождение отцовского лагеря и сразу же помчаться туда. Когда я приехал, мне сообщили о его кончине. У меня нет слов, чтоб передать те чувства, что я испытал в ту минуту. Наместник сообщил, что все владения отца с данного момента перешли в мое распоряжение, но что это для меня? Ни чего…
Мне показали его гробницу. Белая, сверкающая в свете взошедшей Луны, она была достойна тела, что отныне было вверено ей на хранение. Слишком изящная для войны и слишком скорбная для приближающейся победы героев. Я вошел внутрь. На ложе лежало величественное тело человека, который искренне любил этот мир и научил также пылко любить его меня. Его руки сжимали митриловый меч, лишивший жизни не одного противника и предателя. Мне было странно осознавать, что я более не смогу с ним заговорить, не услышу его смех, и он не сможет благословить мой союз отцовской благодатью. А ведь он мог бы жить…долго, прославляя свет и радость в пределах этого мира.
Я просидел в белой гробнице несколько дней. Я не испытывал нужды в пище или воде, ибо мое горе насытило меня и вознесло над этими бренными желаниями. За это время я вырос более, нежели чем за всю прошедшую жизнь. И хоть внешне я был ребенком и детские слезы безвольно скатывались по моим щекам, сердцу моему уже выпали скорбные испытания, что состарили мою душу ранее срока. Я глядел в каменные глаза, не думая ни о чем. В этот миг я стал выше смерти и жизни, я не думал о Судьбе, жил лишь своей потерей и думать мог только о ней. В последнее время мои глаза стал заволакивать туман, постоянные слезы затмевали их, покрывая сумраком. И я не заметил, как тело, над которым я склонился, встрепенулось. О последующем мне сложно как-то судить. Единственное, что я точно знаю, так это нестерпимая боль в области шеи, она стала разливаться по мне…жуткий холод и боль. В следующее мгновенье я уже на мраморном полу и выл от боли, а надо мной раздавался мерзкий смех. Затем я стал падать…
Очнулся я в цидателе, надо мной склонились какие-то люди, их лиц я не видел, в голове по-прежнему была путаница. Несколько месяцев они травили меня всякой дрянью, она сжигала меня изнутри, доставляя непомерные страдания. Поэтому сразу после того, как мое самочувствие улучшилось и я смог ходить и держать оружия, мной стала добываться информация. О том, что со мной произошло никто ничего не говорил, целители старались покинуть мою палату до того, как над землей сгущались сумерки. В конце концов все это мне страшно надоело и я сбежал.
Мой путь лежал в родной замок. Мне хотелось увидеть мать, хоть как-то ее поддержать, ведь наша потеря не имела цены. Доехал я быстро, поскольку старался держаться в тени от дороги и нигде не останавливаться. Странно, но за время этого путешествия я заметил, что прежняя еда потеряла для меня былую прелесть, а еще солнечные лучи оставляли на мне страшные ожоги. Пришлось стараться ехать в лесах либо ночью и обзавестись темным плащом из плотной ткани. По началу меня это не сильно волновало, но затем стало не по себе. Что ж…как я уже сказал, доехал я быстро. Но дома меня ждал сюрприз: мой отец. Они с матерью узнали о моем возвращении за несколько дней, и сильно обрадовались, узнав, что я жив. В тот же вечер был бал…Танцы, песни…Я отвык от всего этого за время войны. Кроме того ничего из этого не доставляло мне прежнего удовольствия, поэтому я ушел очень рано. Мой отец заметил, что что-то не так. Мне пришлось все рассказать…
С тех пор у меня нет семьи…Он сразу понял, что со мной произошло, а поскольку эльфы питают родовую ненависть к вампирам, ему ничего не стоило перечеркнуть все прошлое. Моя мать была далека от всего этого, она пыталась его образумить, но тот лишь ответил, что «она должна благодарить его, поскольку тот сохранил мне жизнь». Мне пришлось уйти. По началу я собирался вернуться на восток, продолжить службу, но скоро понял, насколько глупо полагать, что эльфы, с которыми меня ничего кроме нескольких крупных побед не связывает, примут меня с той же радостью, с которой приняли б меня ранее. Я не знал, что мне теперь делать, моим домом стала лесная глушь, я был один.
…Так я узнал, что стал вампиром. Последующее время я стремился разобраться в себе, понять какими способностями обладает вампирская кровь, искал способы излечиться, научился превращаться в мышь, но не более того. Я также окончательно понял, что бессмертен. Вампирская кровь не позволяет мне умереть на физическом уровне, но и кровь эльфов не дает мне стать полноценным вампиром. Я ни один, ни другой.
Думая, что мне теперь делать, я узнал, что раса людей покидает Королевство и уходит во Внешний мир. В тот момент я не видел наилучшего выхода как отправиться с ними. Я не ожидал, что Владыка отправит своего ребенка с этими людьми, расой, которым крайне сложно контролировать свои чувства и желания, но…Пройдя портал миров, в первую очередь я нашел других вампиров, однако ничего для себя нового я не узнал…Кроме пророчества, согласно которому Внешний мир умоется кровью эльфийского народа в День Великого Сумрака. Я решил, что тебе грозит опасность, поэтому и посмел выкрасть тебя и с помощью древней магии пересилить в более безопасную эпоху. Однако все то время, пока твоя душа странствовала между миров, я не на миг ее не покидал, стараясь как можно лучше защитить от тех опасностей, что могут тебя подстерегать. Должен сказать тебе спасибо, ведь ты хоть как-то скрасили мое существование на протяжении почти двух эпох.
Конечно, на протяжении всего этого времени меня ни на миг не покидала надежда найти выход из ситуации, что сложилась. Я набирался опыта, присматривался к людям, стараясь понять, как те защищаются от нападений вампиров. И ничего полезного для себя не обнаружил. Знала б ты, как я обрадовался, узнав, что ты наконец-то переродилось! Мне сложно понять мотивы твоего выбора, но…
Покинув подвал, я вернулся сюда. Владыка, узнав о произошедшем, позволил мне это. По возвращении я опробовал все те методы борьбы, что узнал снаружи, и ничего не помогло…
Что ж, похоже мне так и предстоит влачить свое существование, не надеясь на спасение…Похоже, это все, что я могу рассказать…»

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

18:34 

Возвращение

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Я слушала монолог вампира, не прерывая. Поначалу мне было сложно понять хоть что-то из его рассказа: отсутствие знаний о Королевстве, холод, пробирающий до костей, и, наконец, грохот грома, предвещающий вспышки золотистых молний, - все это отнюдь не создавало подходящей обстановки для легенд. Но, спустя какое-то время, его речь все более стала занимать меня, я, как будто, уже слышала ее, но где, никак не могу вспомнить. Я слушала историю жизни этого существа, но не была просто зрителем, скорее я проживала его жизнь. Передо мной вставали лица героев повествования, пейзажи, события. Но наиболее яркими представлялись мне его чувства. Я, как это не странно прозвучит, стала его понимать.
Вампир парил над темным облаком, и его бледное лицо озарялось свечением молний. На первый взгляд могло показаться, что он совершенно спокоен: его размеренный, немного равнодушный голос, неподвижные стеклянные глаза, - ничто не могло бы выдать его чувств постороннему наблюдателю. Но я видела их…Не знаю как, но за блестящими стекляшками его призрачно-голубых глаз эльфийская душа молила о помощи, она скорбела, плакала и непосильно страдала. Я видела это…Это как хрупкий мотылек загнанный свирепым огнем в небольшую клетку. Эта клетка сделана из золота, в ней соответствующее убранство, но предзнаменование скорой гибели не дают его маленькой душе покоя. И вот за этими стеклянными глазами горел огонь. Тот самый огонь эльфийской души, что ранее пылал в Тиллионе или Ольморо…Но в тот момент я об этом не думала, эти мысли – мысли меня в настоящем, тогда я могла просто слушать и сопереживать…

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

18:45 

Покинув замок Кристиана

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
В замок мы вернулись поздно, вернее, рано. Рассвет тонкой дымкой забрезжил над горизонтом, вечерний дождь прошел, но небо над садом, как и накануне, было задернуто плотной пеленой темных мроморно-свинцовых туч, которые время от времени громыхали, сталкиваясь друг с другом, хотя и не проливаясь дождем. Вечерние ручьи дождевой воды, как растворились, дорога была сухой, но немного побитой, - камни были разворочены и унесены водой. Над замком с грозным карканьем кружила стая черных ворон. Опуститься на землю они боялись, но дерзко подлетали к окнам и били в стекло.
Кристиан ( так звали моего нового «знакомого») опустил меня в ту самую залу, куда накануне нас с Ольморо привело приведение молодой девушки, а затем скрылся. Поначалу меня тоже сильно удивило его имя, но он объяснил, что за эльфа его уже мало кто принимает, поэтому-то и имя его соответствует Внешнему миру, где он провел столько лет. Я решила дождаться, пока кто-нибудь из братьев не заглянет ко мне, а пока время шло, я рассматривала комнату. Это оказалось библиотека, высокие ряды книг которой поражали мое воображение. Многочисленные тома в жестких и мягких обложках, разных размером и на разных языках были покрыто ровным слоем пыли, видно хозяин давно их забросил…
…Кристиан решил оправиться с нами. Поначалу он хотел проводить нас лишь до западной границы своего графства, но позже попросил позволение сопроводить нас до самого замка. Эльфы были не в восторге от нашего нового спутника, но все-таки до границы он был действительно нам необходим. Кроме того мне очень хотелось хоть как-нибудь ему помочь, а так у него, хотя бы ненадолго, появится какая - никакая цель…
Мы выехали довольно поздно, на небе загорелась первая звезда, и ее грани неотступно следили за нашим движеньем по размытой дороге. Днем прошел дождь, и теперь с листьев стекали капли ледяной воды, а где-то далеко на севере горели молнии. Мы двигались очень медленно, ветер развивал плащи, холод стал еще суровей. Нам всем, за исключением разве что Кристиана, так и не удалось выспаться, все тело болело и на душе было не по себе…
Эльфы вели себя очень резко, компания вампира постоянно держала их в напряжении. Ольморо достал свой меч, и пристально следил за каждым движением Кристиана, держась от него на расстоянии менее метра. Время от времени светловолосый эльф сжимал рукоятку оружия, причем настолько крепко, что у него даже синели пальцы. Тиллион же наоборот старался быть ближе ко мне, он вел себя более сдержанно, оглядывался по сторонам в поисках неожиданной опасности, Единственным, кого не напрягала эта обстановка, был сам Кристиан. Всю дорогу он говорил, и даже те грубые ответы, которыми его награждали его эльфы, казалось, не могли испортить ему настроение.
Наконец, мы пересекли границу и разбили лагерь. Ольморо установил три магических шатра, сделав вид, что забыл о присутствии среди нас еще одного путника совершенно случайно. Тиллион развел костер посреди небольшого лужка, чуть выше основной дороги. Ехать нам предстояло не более суток, и близость Королевского замка ощущалась в воздухе. Какая-то неземная легкость и радость наполняли его, вокруг разливался волшебный запах луговых трав, одни из которых растут на земле, другие встречались мне лишь в доме братьев-эльфов. Небо уже озарилось звездным светом, где-то в вышине пролетела комета, оставляя за собой огненно красных хвост. Какие-то маленькие светлячки замелькали среди далеких звезд, и шум пробегавшей в нескольких метрах от нас речушки делал воздух более мягким и сладким.
Кристиан сразу же покинул нас, свет костра был для него непереносим, и он скрылся в своем темном шатре. Ольморо сел поближе к огню, облокотясь спиной о большой валун, и стал затачивать меч каким-то камнем, что достал из мешка. Я сидела, уткнувшись носом в колени, и наблюдала за тем, как пепел, догорая, поднимался вверх. Вдруг до моего сознания долетели отдельные звуки. Из-за кустов ветер донес обрывки какой-то печальной мелодии, я встала и огляделась под вопросительным взглядом Тиллиона.
- Что-то не так? – спросил темноволосый эльф, бросая подозрительный взгляд на небольшой участок, покрытый деревьями, где протекала речушка.
- Не знаю…- отозвалась я. – Ты разве не слышишь?
- Что именно?
- Мелодию, такую грустную…
- О чем вы? – не понял Тиллион, но я уже не слышала его.
Я направилась в ту сторону, откуда неслась таинственная музыка. Наверное единственное с чем ее можно сравнить, так это с песнью феникса, тихая, еле слышимая, она звучало где-то внутри и наполняла сердце печалью и скорбью. Но в тот же миг эта мелодия была очень мягкой и нежной, искренне сердечной и таинственно волшебной, окутанной мягкой загадочностью магического таинства. Эта песня манила меня как мотылька, я вслушивалась в шепот столетних древ и шла очень осторожно, боясь спугнуть таинственного певца. С каждым шагом мелодия звучала все громче…Еще чуть-чуть, еще пара шагов, и я смогу услышать ее слова.
Вдруг где-то сзади хрустнула ветка. Стая ночных сов поднялась в воздух, и из темноты показался Тиллион:
- Постойте, хотя бы немного.
Он нагнал меня, и дальше пошел со мной. Теперь песня не увеличивала своей громкости, видимо мы почти приблизились к источнику сего таинственного звука Однако никого не было.
- Кто это поет? – спросила я у своего спутника.
- Я ничего не слышу, - пожал тот плечами.
- Но как… - не поняла я, вслушиваясь в ночь. – Такая волшебная скорбная песня…Кажется, на эльфийском…Я не могу понять…
Quita naa,
Ire autaur elenya silme,
A indo hapur lumbule,
Quita naa,
Hehtaur runya yalumes coranaran
A sancaurel or haran quantien et elye.

Вдруг в моей голове возник ветер. Мне стало очень одиноко и тоскливо, а затем…Я запела вместе с таинственным певцом:
Mi sina aure uswaur inye mi eresse or malle
Yal mittanya terlomea lome,
Yal amortaur ni vattel men naur,
Yal amortaur ni, coli mia vahaya…

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

18:50 

Ночная битва

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Песнь стала замолкать, и скоро ее мелодия вконец угасла. Однако сам осадок остался, я опустилась на траву и разрыдалась… Именно разрыдалась, произвольно, не думая не о чем. Мне было очень грустно, одиноко, и все это сейчас вырвалось на свободу. Вообще я плачу крайне редко, раза два-три от силы в год, притом делаю так, чтоб этого никто не видел. Я стараюсь не плакать, потому что стараюсь быть сильной. Но в этот момент я плакала в присутствие эльфа, и мне было все равно, что он может подумать.
А Тиллион просто стоял и растерянно смотрел на меня. Он не понимал, что со мной произошло, но ведь он и не слышал песни. Он не пытался меня успокоить, и я мысленно, уже позже, искренне благодарила его за это. Мне надо было наплакаться. Казалось, эта волшебная песня затронула то, в чем я боялась признаться самой себе, то, что мне было истинно дорого. Передо мной быстрой рекой неслись воспоминания: детство и родители, друзья и знакомые, первые победы и неудачи, слезы, улыбки, пережитые вместе приключения, любовь и предательство, - все проплыло передо мной в щемящей сердце скорби и тоске, молча прощаясь навсегда. Я понимала, что Внешний мир остался на грани воплощений и сохранился счастливым воспоминанием лишь в моей памяти.
- Нам пора, - произнес Тиллион таким серьезным тоном, будто я сейчас не заливалась тут слезами. Но тем не менее я поднялась и пошла за ним следом.
Мы шли в молчании, я считала минуты и поражалась, как быстро я оказалась в лесу. Но наконец это зависшее в пустоте молчание сдало для меня не выносимым, и я спросила своего спутника:
- Что я слышала?
- Не знаю, - отозвался тот, вздрогнув от неожиданности. – Скорее всего какую-то древнюю песню…Лишь они могут... – он посмотрел на меня, на секунду замявшись…- так тронуть эльфийское сердце. Но сказать более я не могу, ведь я ее не слышал. Если хотите, спросите у Ольморо, он разбирается в этом лучше меня.
Я кивнула, и мы продолжили путь дальше. Вот и лагерь. Костер уже догорал, видимо, отсутствовали мы долго. Около него небрежно валялся камень, которым Ольморо затачивал меч. Тиллион подошел ближе и поднес камень к глазам:
- Лунофрит… - задумчиво пробормотал эльф. – Они очень редки, Ольморо хранит их всегда под надежной охраной. Это на него не похоже…
- Ты думаешь, что-то случилось? – почему-то подобные размышления дышат пессимизмом и заставляют думать о плохом.
- Ну почему что-то должно случиться? – успокоил меня Тиллион. – Мы слишком близко к замку Правителя, здесь нет врагов и разбойничьих шаек.
- А если отряд Короля? – не унималась я.
- Сильно сомневаюсь, - отрезал эльф. – Не их почерк, кроме того, здесь установлены четыре шатра, а в королевстве считать умеют. Так что число находившихся тут существ не совпадает с числом палаток…Конечно, если предположить, что единороги переживут ночь под открытым небом.
Я усмехнулось, а Тиллион продолжил:
- Так что, если предположить, что мы чем-то разгневали Владыку, что исключается, и тот послал отряд дабы захватить нас, они остались бы здесь…Беспокоиться не о чем.
- Считай, что почти тебе поверила, - это было действительно так, - но ведь ты сам говорил, что Ольморо не оставляет эти луно…Э-э…камни без присмотра.
- Обычно, да. Скорее всего он просто пошел в свой шатер, меч положить или еще что-нибудь, - продолжал предполагать мой собеседник. – Кстати, вы можете пойти и спросить его о той ночной песне, что слышали.
- Хорошая идея, а если он уже спит, - решила я уточнить.
- Эльфам нет нужды во сне, мы находим исцеление от усталости в природной благодати.
- Оу, не знала… Хорошо пойду, зайду к нему, - согласилась я. – Только…
- Что, миледи?
От этого обращения…Скажем так, мне стало не по себе, я решила преподать эльфу маленький такой урок антиэтикета:
- Ты не мог бы избегать в своей речи таких слов, как «миледи»? Ну, и обращаться ко мне на «ты»…
Тиллиону эта идея видимо не понравилась:
- Но придворный этикет…
-…Штука очень противная…Знаю, знаю. В общем, мы договорились?
- Если это ваш приказ, то я…
- Что за глупости? Я никому никогда не приказываю, это одолжения, которое сделает мою жизнь несколько привычней. Кстати, ты мог передать эту ПРОСЬБУ и Ольморо.
- Э…Хорошо.
Я пошла к шатру Ольморо, мысленно надеясь, что не зайду в неподходящий момент. Остановясь в метре от этого куполообразного сооружения, я немного потерзала себя сомнениями и дотронулась до колокольчика. Музыки я не услышала, но то, что он прозвонил я почувствовала, поэтому, отодвинув полог, вошла внутрь. Тут никого не было, и я огляделась.
Вокруг были навалены горы свитков. Я взяла один из них и рассмотрела. Он был исписан мелким аккуратным эльфийским почерком с множеством завитушек и прочих украшающих элементов письма. Здесь были и книги, одна из которых была раскрыта на каких-то чертежах, а другая, полагаясь на мои знания эльфийского, являлась магическим наставлением. Кроме книг и рукописей мое внимание заняла большая карта. Она была под стеклом и излучала мягкий ровный свет. На бумаге был отмечен наш путь, и та его часть, что уже лежала у нас за спиной, была помечена серебристой водяной линией, а та, что нам, судя по всему, еще предстояла, выделялась голубым. Кроме того на ней были показаны все тропинки и дорожки, самые маленькие и потайные, тут были и изображения мостов, и горных перевалов. Темные места были покрыты серой краской, нейтральные оставались незалитыми, а места Света помечались позолотой и рядом с ними стоял символ звезды. Что меня еще поразило, так это то, что многие точки на карте перемещались. Возможно у нее просто был огромный масштаб, и эти точки были некими магическими объектами, не знаю, но у каждой из них развивался небольшой флажок с подписью, настолько маленькой и разрисованной, что судить о самой надписи мне казалось невозможным. Еще на этой карте был отмечен наш лагерь. Мне показалось это весьма странным, ведь, по идеи, этот объект был непостоянный и, следовательно, на бумагу быть нанесен не мог…Карту я рассматривала минут десять, пока не заметила лук Ольморо, выполненный из тиса и крашенный тонким рядом рун. Он был достаточно мощный, но вот его тетива на ощупь была тоньше паутинки, что вызвало во мне серьезные опасения, что его можно вообще как-то использовать. В этом шатре было множество разнообразных вещей: амулеты, травы в стеклянных баночках, серебреные кинжалы и предметы, назначение которых мне не открывалось…
Я зачарованно оглядывала шатер, и обнаружила книгу в черной коже с золотым переплетом, с которой Ольморо никогда не расставался. Во мне разгорелось любопытство, я протянула руку с желанием посмотреть, что в ней, но мои пальцы наткнулись на невидимую преграду. Она окружала книгу со всех доступных мне сторон. Я решила вернуться к карте, но тут в комнату влетел Тиллион. Выражение его лица не сулили ничего хорошего:
- Кристиан исчез!
- Ольморо тоже нет, - прокомментировала я известный мне факт.
В глазах Тиллиона блеснула дикая догадка, и он бросился к карте. Затем схватил меня за руку и побежал в сторону леса:
- Мы должны их найти как можно быстрее…Пока не поздно.
Эльфов можно не любить хотя бы за их скорость! С такой сумасшедшей скоростью не бегают даже олимпийские призеры, а если такой наградить нашу сборную по футболу, можете быть уверены, что в следующий раз мы точно станем чемпионами, как минимум, Европы))…
Тиллион вбежал в лес и стал всматриваться в темноту. Затем бросился направо сквозь колючие ветви эрстарха ( подобие елей, но пахнут просто фантастично), который так и норовил поцарапать глаза. На конец мы выбежали на поляну, и только здесь я заметила, что Тиллион сжимает в руке лук своего брата. Он ловко вскинул его и прошептал:
«A Galad ven i reniarhi 'aladhremmin ennorath»
В его руке вспыхнул маленький огонек, светящийся шарик, Тиллион приложил его к тетиве, и тот обратился горящей стрелой. В ее свете я заметила Ольморо и Кристиана. Они стояли друг напротив друга и кидались чем-то темных круглым, прикрываясь свободной рукой как щитом. Тиллион поднял лук и выпустил стрелу под ноги Кристиану. Она обратилась огненной решеткой и окружила вампира тесным кольцом. Затем я услышала глухой хрип и тело упало на землю.
Я замерла от ужаса, а Ольморо бросил брату:
- Hantale, onoro!
В руке светловолосого эльфа блеснул шар, огненно-красный, он медленно увеличивался в размерах и в нем сверкали молнии.
Я молча смотрела на происходящее, находясь вне времени и пространства, пока голос Тиллиона не вернул меня к реальности.
- Останови его, пока он не убил вампира! – прокричал Тиллион, заглушая шум ветра.
- Но…как?
- Прикажи ему остановиться!!! – опять крикнул он.
- Но я не могу…- я ведь и правда не могла.
- Сильвин, в вас течет кровь Владыки, вы должны! – продолжал он, а я смотрела на огромный шар в руке светловолосого эльфа. – Вы были человеком, но это в прошлом, этому нет места в вашем новом воплощении. Вы должны отказаться от воспоминаний, это лишняя боль…
На миг время остановилось…Лишняя боль…нет места…воспоминание…отказаться. У меня закружилась голова, Эртин тоже говорила об этом, что моим старым привязанностям и чувствам нет больше места. Это странно, страшно… Почему? Почему я должна это делать? Почему это выпало мне? Я не хочу…нет…только не я!
- Сильвин!!!
Крик вернул меня назад к жизни… Я поняла, что сейчас у меня нет выбора. Если я не спасу Кристиана, Ольморо убьет его. Убьет существо, которое когда-то давно спасло меня.
- Остановись! – прокричала я, но эльф даже не вздрогнул.
Наоборот, огненный шар в его руке разросся до непомерных размеров. Он стал в половину эльфийского роста, и менее чем полметра – ниже меня. Пока я ужасалась, Ольморо вскинул руку, приготовясь запустить шар в Кристиана. Я бросилась к нему:
- Ольморо, стой!
В этот раз у меня получилось лучше, эльф замер на месте, затем, увидев меня, опустился на колени. Шар в его руке погас. Я обернулась на Тиллиона. Он кивнул мне и улыбнулся, затем что-то прошептал и решетка огня около Кристиана погасла. Сначала я хотела подойти узнать как он там, но я остановилась. В этот момент из дыма, последнего напоминания об огне, взмыла тень и повисла в воздухе. В ее руке показалась хрустальная стрела, но это оказалось льдом. Рука замахнулась и прицелилась ей в эльфа. Тот же не видя ничего, сидел на траве с поникшей головой.
- Не смей, - сзади меня раздался властный голос.
- Не сметь? – переспросил со злой ухмылкой вампир. – А он посмел? Или ты?..
Он снова замахнулся.
- Не надо, Кристиан, - тихо попросила я, зная, как бы тихо я не сказала, его слух услышит мои слова.
Его передернуло. Он опустился передо мной на колени и разбил свою стрелу о близстоящее дерево, отчего та разлетелась на осколки и растаяла. Я отвернулась, после этой страшной сцены мне не хотелось смотреть ни на кого из своих спутников.
- Почему? – спросила я у Тиллиона.
- Сила слова эльфийского Владыки, - просто ответил он.
Мне не хотелось больше тут находиться. Я развернулась и пошла в лагерь, оставив своих спутников во власти лесной тени. Дойдя до своего шатра, я оглянулась, но никого не увидела. Кристиан, Ольморо и Тиллион не возвращались. Я вошла и села на кровать. Спать совсем не хотелось. До утра я просто сидела и думала о прошлом, настоящем и будущем. Единственная мысль, к которой я пришла, так это та, что Эльфийское Королевство не настолько солнечный край, как мне казалось сначала.
Наконец я задремала, но мой сон был очень беспокойным…

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

16:59 

Новое утро старой жизни

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Утреннее солнце ровно забрезжило над горизонтом, отгоняя ночные тени от лагеря путников. Деревья шумели, тихо совещаясь между собой, и их перезвон, сливаясь с песней соловья, разливался в поднебесном просторе. Белоснежные облака проплывали по голубоглазой реке небес, словно большие и таинственные перины, и смеялись над тем, что еще вчера могло показаться важным и серьезным, тем, что тревожило душу. Глаза неба смотрели прямо в сердце, по-доброму мягко и по-детски наивно.
На душе было легко, мысли о предыдущем вечере покинули голову, и я полностью слилась с окружающим меня миром. По воле случая, мой шатер стоял напротив луговых зарослей, цветы которых так сильно перемешали свои запахи, что где что угадать было невозможно, и только аромат меда и радости висел в воздухе. Я любовалась летающие над разноцветными бутонами бабочками и пчелами, вдруг откуда-то сверху спустился фрик. Он держал в реках маленькую соломенную корзинку, настолько маленькую, что взять ее человеческой рукой кажется просто невозможным. Опустившись на большой фиолетовый цветок с ярко-розовой серединкой, крылатый паренек достал из-за крыльев маленькую серебристую тростинку и, взмахнув ею, поднял над цветком золотистое сияние, которое звездной пылью поднялось в воздух, немного покружилось и, вытянувшись, аккуратными кольцами опустилось в плетеную корзинку. Фрик оглянувшись и убрав свою палочку, поднялся и улетел.
…Ветер донес откуда-то снаружи приятный аромат, и я поняла, что мои спутники вернулись в лагерь, уже встали и успели приготовить завтрак. Не знаю почему, возможно так повлияла на меня природа Королевства, но весь вчерашний гнев и разочарование снялось как рукой. Я встала, оделась и подошла к рукомойнику, что стоял на железном столике очень тонкой работы. Коснувшись родниковой воды и пару раз пропустив ее сквозь пальцы, я загляделась на блики солнца, что сплели в ней свой диковинный узор. Наконец я вышла наружу.
Ольморо и Тиллион сидели молча под большим кустом бузины, что в скорби своей склонила печальные ветви, ее маленькие бомбочки-ягодки забавно бренчали, сталкиваясь друг с другом. Кристиан стоял рядом со своим большим черным единорогом и рассеянно теребил его гриву. Рука его была очень аккуратно перевязана и излучала слабое голубоватое сияние. Я поняла, что это работа Ольморо. Он перевязал покалеченную руку с пещерным мхом, и, насколько я могла понять из полученного мной краткого курса врачевания, растение медленно затягивало рану. Судя по немой боли на лице вампира, мох плохо представлял, что от него требуется.
Заметив мое появление, эльфы встали, а Кристиан еле заметно кивнул головой. В течение последующих пяти минут мне пришлось быть свидетелем странной картины. Мои спутники были слишком вежливы и милы друг с другом. Однако эта идиллия казалось мне какой-то слишком неестественной, чтоб поверить в нее.
- Послушайте, - сказала я наконец, понимая, что они пытаются замять вчерашнее происшествие, - я все равно помню, как вы хотели друг друга поубивать там, в лесу. Вам остается только стереть мне память, чтоб избавиться от этих воспоминаний. Но я не злюсь…Вернее, я, конечно, должна была бы злиться и на тебя, Ольморо, и на тебя, Кристиан, но почему-то не злюсь. Поэтому не надо делать вид, что ничего не произошло. Договорились? Просто я надеюсь, что этого больше не повторится.
Светловолосый эльф грустно посмотрел на полувампира, и молча кивнул. Кристиан сделал тоже самое чуть с большим изяществом. Я улыбнулась и подсела к Тиллиону, доедавшему небольшой кусочек эльфийского хлеба.
…Через пару часов мы продолжили свой путь верхом. Единороги бежали весело, разрезая со свистом звенящий воздух своими хвостами. В небе летали птицы, а над холмами разливался зачарованный свет. Кристиан и Ольморо не разговаривали, даже, казалось, старались избегать встречаться друг с другом взглядами. Тиллион держался невдалеке от меня и полностью отдался возможности любоваться окрестностями.
В момент, когда Ольморо унесся слишком далеко вперед, а Кристиан наоборот отстал, я подъехала поближе к темноволосому эльфу и спросила, почему его брат так ненавидит вампира. Тиллион тяжело вздохнул, на миг закрыл глаза, затем с грустью в уголках губ ответил:
- Это не ненависть, Сильвин. В Королевстве это называется враждой Крови. Много веков назад, во времена Темных Времен вампиры предали Владыку, тут вопрос чести. Для большинства эльфов правитель что-то вроде божества…- он сделал вынужденную паузу и натянул поводья, потому что единорог резко затряс головой. Однако животное и не думало утихать. Тогда Тиллион наклонился к уху единорога и что-то быстро зашептал, когда же существо под ним наконец успокоилось, эльф выпрямился и закончил фразу, - …как для людей, и подобное предательство навсегда расстроило отношения между нашими расами.
- Но ведь ты так не ненавидишь Кристиана? Почему сила твоего гневна так мала? – продолжала допытываться я.
- Как говорил один из мудрейших смертных…- Тиллион приподнялся в седле и, прищурившись, взглянул вдаль. – Все познается в сравнении.
- Постой-ка – постой-ка! Только не говори, что ты читаешь наши книги!
- А почему бы нет?
- Ну… не знаю. Может, потому, что эльфы – что-то вроде вершины эволюции?
- Эволюции? Прости, я не знаю значения всех…ваших новых слов.
- Эволюции, развития жизни…
- Тогда это – ерунда. Вершиной эволюции, как ты говоришь, можно считать любое разумное существо, способное говорить, думать, чувствовать. Все зависит того, что ты берешь за основу мысли, что для тебя является совершенством, высшим идеалом и благом. Мы, эльфы, например, предпочли бы дар смерти возможности вечного существования…
- Но почему? Разве это не здорово жить вечно? Я еще смогла бы понять, если б речь зашла о болезнях…Представляю, жить вечность с ревматизмом или хотя бы с насморком! Но Ольморо говорил, что эльфы не болеют…Так в чем же дело?
- Все в той же позиции взгляда. Беззаботность эльфийского существования со временем теряется. Видеть смерть родных, близких, быть свидетелем увядания того, что так дорого и любимо – это очень больно. А знать, что тебе придется прожить с этой болью вечность…Впрочем, тебе рано еще думать об этом, у тебя впереди еще два воплощения.
- Что? – я с интересом посмотрела на моего философствующего собеседника.
- Я же говорю, не важно…- ушел Тиллион от ответа. Странно, но Тиллион и Ольморо делают это по-разному. Как я уже говорила, Ольморо предпочитает давать странные и очень туманные подсказки, с помощью которых невозможно восстановить истину. А его брат просто закрывает тему. Как же иногда могут различаться близкие друг другу люди, и быть во многом схожи простые встречные!
- Так мы ушли от темы. Ты говорил о сравнениях, - напомнила я эльфу исходную тему разговора.
- Да, - согласился он с печальной улыбкой. – Я не ненавижу Кристиана, это нечто другое, призрение, жалость…Но не ненависть. Возможно, это оттого, что некогда он был эльфом, и я мог бы даже сказать, что весьма неплохим, - он на минуту задумался, а затем снова продолжил. – Но со временем все меняется. Однако я и сейчас не согласен с желанием преследовать вампиров. Но это моя история, мой взгляд и мое мнение. У моего брата все по-другому…Я не говорю, что он сторонник гонений на этих существ, нет, ведь он маг, ученик Света, но у него есть своя тайна, о которой, ты судя по всему, пока не знаешь…Эта его тайна и есть разные углы сравнения. Я вижу ситуацию так, а он иначе…
- А что за тайна?
- Я же сказал, это тайна Ольморо. Не думаю, что поступлю правильно, выдав его секрет, - он посмотрел на меня, - Но думаю, что когда-нибудь придет время, когда ты все узнаешь. Когда-нибудь ты получишь ответ на свой вопрос…
Я задумчиво посмотрела на спутника. Как же не просто с этими эльфами! У них везде мораль, при том странно видеть, когда парень, на вид не на много старше тебя, размышляет о боли, смерти, вечности и обо всем том, что так редко приходит на ум нам, простым смертным. При таком разговоре можно почувствовать, что за твоей спиной проложен путь в несколько сотен, а то и тысяч, лет. А ведь, если подумать, то это всего лишь слова…слова эльфа. Часто, разговаривая со своими знакомыми из Зачарованного Королевства, будь то братья-эльфы или Регент, у меня создавалось странное ощущение временной отрешенности, как будто время замирало, соединяя меня воедино: из прошлого, из нынешнего и грядущего. Это странно, и все-таки по-сказочному нереально. Такое подобие полета…Хотя бы за эти ощущения силы, самопознания и безграничной мудрости стоит любить философию!

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

17:03 

Эльфийский замок

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
К вечеру мы уже прибыли в замок. Величественный и прекрасный, он словно был вырезанный из горной породы талантливой рукой мастера. Над башнями реяли флаги, большая часть которых изображала дерево со звездой над кроной. Подъезжая к крепостным воротам, мы встретили толпу девушек, что несли в руках серебристые кувшины с водой. У каждой на голове был оливковый позолоченный венок, стройные силуэты подчеркивали струящиеся полупрозрачные платья и блистающие в свете закатного солнца пояса. Волосы морскими волнами разноцветных локонов спадали на плечи путниц, обвивали их шею и талию. Они шли, смеясь и улыбаясь прошедшему дню, как три десятка звезд, спустившихся на землю с небесной высоты и разливающие тонкой свет на луга. Мы подъехали ближе и только здесь я услышала их разговор, слившийся в хор звенящих родниковых голосов, ткущих тихую песню. Было видно, что они пели для себя, и лишь случай дарил возможность сопутчикам насладиться столь чудным зрелищем.
Эй, Путник, остановись,
Сойди на миг с пути…
Над миром сияет звезда,
Но долго тебе идти.
Куда, в какие края
Зовет тебя сердца стук?
И кто там встретит тебя:
Предатель, любовь или друг?
Усядься поближе к огню,
Отведай эльфийский лембас,
Тебе мы откроем Судьбу,
А ты всем расскажешь о нас.
Теплым небом укроем тебя,
Чтоб виденья добра пробудились.
Что мы делаем здесь, в свете дня?
За целебной водою спустились…
Но не мучься сомненьями зря,
Ложь и смерть чужды здешним лесам,
Не найти тебе здесь врага,
Можешь смело довериться нам.
Под чарующим сводом небес
Эльфы хранят свои тайны
Шелестит загадочно лес,
В небесах послание Варды…
Мы стали подниматься вверх по винтообразной дороге. По всюду блестели огни, горели свечи, казалось, будто сам город светится в ночном просторе и отбрасывает тонкие блики в небо. Мы ехали все дальше и дальше. Мимо нас шли эльфы, их глаза сияли, точно звезды, длинные волосы были аккуратно уложены под диковинными венцами всевозможных форм и расцветок. Длинные фалды платьев эльфийских дев будто бы летели за ними по воздуху. Ветер, развивающий знамена над бойницами, робко обходил стороной эти величественные и прекрасные фигуры. Эльфы шли рядом с нашими единорогами, наполняя улицы волшебством во плоти. Дети, сидящие во дворах, были настолько прекрасны, что казались игрушечными или нарисованными кистью гениального художника. Все дышало чистотой, все было волшебно и чудесно.
Эти эльфы, что предстали моим глазам, были так похожи на атлантов, на представителей великой расы, что некогда ушла под морские воды вместе с тайным городом, что у меня был ощущение сна. Ольморо и Тиллион тоже преобразились, стали более грациозными, сказочными. Их лица, казалось, наполнились светом и теперь сияли изнутри. Тиллион сидел на единороге, словно волшебный рыцарь. Свет зажженных звезд сиял в металле его меча, который несколько выдавался из-под полы серебристого плаща. Во взгляде эльфа читалась решимость, мужественность и сила духа. Каждый шаг его единорога, Лама, отдавался отвагой и мощью. Ольморо же стал совершенно иным. В свете городских огней его белоснежные волосы будто покрылись инеем, черты лица смягчились, а яркие зеленые глаза просто засветились изумрудным цветом. Он был окружен неким ореолом таинственности и мудрости, знания и величия, что невольно приходилось отводить глаза. На своем серовато-голубом единороге, Агралгиле, он плыл над белокаменной главной дорогой, неслышно, как в воздухе.
Но совсем другого свойства были перемены в Кристиане. Его фигура ссутулилась, опустилась и размякла. Он словно уменьшился на глазах, сжался и стал почти полупрозрачным. Бледная кожа блестела холодом и льдом, но не задерживала свет, и тот опускался на резные камни дороги. Глаза вампира мерцали туманным ожесточением и болью, сияние перевязанной руки почти прекратилось, и на лице была бессловесная просьба о помощи. Но никто и не думал подойти к нему, все эльфы, что шли с нами, с восхищением оглядывали братьев, меня и наших единорогов, а мы, в свою очередь вглядывались в их лица и зачарованно рассматривали чудесный город.
И вот перед нами и этой серебряной рекой вырос замок. Своим белоснежным блеском он сиял в подзвездном просторе, как маяк, даруя ночным странникам покой и возвещая об окончании пути. Эльфы, шедшие рядом остановились, мы спешились. Над мостом, что предстояло нам пересечь, пронеслась золотая птица, и ворота из резного дерева распахнулись.
- Что это? – как можно тише спросила я у стоящего рядом Ольморо.
- Феникс, птица Короля, - так же тихо ответил тот. – Вы не на экурсийи, не задавайте вопросов. Все будет позже…
Я кивнула, и только тут заметила, что у всех эльфов между ладонями свечение, вроде того, что утром поднял с цветов фрик. У всех и каждого, даже у Ольморо и Тиллиона, оно было у всех эльфов, и только у меня и Кристиана руки были обычными. Я запаниковала, что же знают все, кроме меня и вампира. Или это только полноценные эльфы умеют, или нас не посвятили в тайну? Тут толпа начала медленно и плавно пересекать мост, мы были уже почти у дверей в замок, а я все еще продолжала озираться по сторонам. То же самое делам и Кристиан. Заметив нашу возню, Тиллион улыбнулся и отвел голову из права влево. Нет? Что нет? Меня это не сильно успокоило, но все же я перестала что-то высматривать в толпе.
Мы вошли в огромную залу. Ее стены были огромны, а потолок почти врезался в небо. Сбоку от нас попарно стояли статуи каких-то существ. Все мужчины. Скорее всего они были людьми, потому что я не заметила острых ушей. Платформы, на которые они опирались, были чуть больше человеческого роста, а лица было очень сложно разглядеть. Все скульптуры были гораздо выше тех памятников, к которым я привыкла у нас дома. Они стояли в нишеподобных арках, и тусклый свет звезд лился через тонкое стекло витражей и, переплетаясь, играл на мраморе.
Мы шли какое-то время, пока не попали в круглый зал, лишенный стен и построенный прямо под открытым небом. Отсюда звезды казались еще ярче, оттого ли, что под плетеными арками висели магические факелы или потому что ночь выдалась на удивление светлой, не знаю. Могу только сказать, что подобных сооружений я раньше не встречала и теперь с интересом разглядывала рунические надписи, источники света и королевский трон.
Трон был двойной и самый обычный, одна половинка его была чуть ниже второй, а за креслами развивалось то же знамя, что и на башнях и над мостом: ветвистое белое древо и над его кроной шестигранная звезда. Почти все кресло было обито красным бархатом, и только подлокотники оставались деревянными с серебристо-белым оттенком и вкраплениями золота. Еще над троном висели две короны. Вернее сказать, серебряная корона с листьями целемы и бело-золотой венец с ниспадающими вниз гирьками в форме капель дождя. Чуть левее, стоял еще один трон. Не знаю, насколько его можно было бы назвать троном, ведь он был несколько ниже двух первых и корон над ним не было, только знамя, изображающее феникса с белой розой в клюве и над ним четырехгранную звезду. Скорее всего, это было кресло кого-нибудь из придворных министров или советников. Но сейчас ни на одном из кресел никто не сидел.
Когда перешептывания в зале умолкли, и воцарилась тишина, королевский трон засиял ярким светом, что мне пришлось зажмуриться, и затем на его месте возникли две фигуры. Этими фигурами были мужчина и девушка, скорее всего эльфы, потому что из их лиц струился зачарованный свет, и они казались настолько прекрасными, что я не могла отвести взгляда. Мужчине на вид было около пятидесяти, он был хорошо сложен, строен, и я легко догадалась, что своими ногами он исходил немалую часть Королевства, поэтому и сохранил столь великолепную физическую форму. Его волос, аккуратно расчесанных и увенчанных короной, точной копией той, что венчала трон, уже коснулась седина. Это было для меня загадкой, ведь насколько мне известно, эльфы не только не стареют, но и обретают окончательный облик в возрасте 20-30 лет, и остаются вечно юными, и лишь те из них, кто прожил более трех тысячелетий, несколько утрачивают свою первозданную молодость. Лицо мужчины было лицом истинного Короля: ровные аристократические черты, полностью сочетающиеся друг с другом, яркие серые глаза, очень блестящие и близкие к голубизне из-за четко очерченной радужки. Девушке же, по человеческим меркам, можно было дать около двадцати. Подтянутая фигура и стройность всего пропорционального силуэта нежно подчеркивались длинным голубым платьем с плетеным золотым поясом и свободные ниспадающими от локтей рукавами, раскрашенными, точно кистью, серебристым кружевом. Ее темные русые волосы были симметрично уложены волнами, и открывали высокий лоб и правильный овал лица, на котором размещались светло-голубые глаза, тонкий нос и нежно-розовый ротик. Улыбка, играющая на ее лице, говорила о доброте и покровительстве звезд. Оба они были достаточно высоки, выше человеческого роста, и могли показаться богами. Это были самые прекрасные представители эльфийской расы, которых мне удавалось когда-либо видеть. Впрочем, что-то уже тогда говорило мне, что таковыми они и являются.
Вдруг из-за трона вышел старец с белым на конце разветвленным посохом. Длинная белая мантия, снежно-седая борода, которой можно подвязывать пояс и нелепые по-детски сверкающие пронзительные глаза. Он трижды стукнул посохом по мраморному полу, и тот эхом отозвался по всем лабиринтам замка.
- Эльфийский Король Элессар и его Королева Уиндомель Меленгиль, правители Зачарованного Королевства, Имладриса, Арнора и южных территорий острова, - величественно произнес он, и все эльфы склонили головы.
- Приветствую вас, - произнес Владыка, и подал руку своей супруге, препровождая ее к трону.
Когда Правители сели, Королева странно посмотрела на супруга, и тот ей еле заметно кивнул. Старец же что-то заговорил на эльфийском. Я мало что поняла из его речи, большей частью состоявшей из древнего Q-кого наречия, о котором на тот момент мы с Ольморо только говорили. Я заметила только, что в этой речи было слово «роковой» и «благодетельный», остального я не знала. Однако все эльфы, в том числе и Кристиан, вслушивались в каждое слово мудреца, кто-то из них кивал в знак согласия, кто, наоборот, отрицательно мотал головой, но большая часть все-таки с интересом смотрела на соседей. В это время меня мало волновал монолог седовласого человека (я отношу его к людям потому что у него не было ушей с острыми концами), и продолжила рассматривать правителей.
« Король Элессар и королева Уиндомель какая-то…- думала я. – Это очень сложные имена, интересно такие у всех правителей этой страны?»
Я оглянулась назад, пытаясь разглядеть статуи, мимо которых мы недавно проходили. Что-то, как мне показалось, у них всех было общее, и это общее было так же и у Короля. Мне нравились правители этого края, они действительно были прекрасны, светлы и чисты. Но все это я уже говорила. Я просто всматривалась в их лица, стараясь как можно лучше их запомнить, но как я не старалась общее изображение от меня ускользало. В какой-то момент я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд, и стала оглядываться по сторонам. Бросив еще раз взгляд на правителей, я встретилась глазами с самой Королевой!!! Она ласково улыбнулась, я испугалась и опустила глаза. Когда я спустя пару минут вновь посмотрела на нее, она все так же спокойно и величественно сидела на троне, как и ранее…
…Ушли мы довольно поздно, все время говорил лишь Старец, Король за все те несколько часов, что мы провели в замке сказал не очень много. Затем они исчезли точно также, как и появились, чем вызвали большое восхищение у многих эльфов, как мне кажется, более юных. Мы так же задержались не долго и вышли.

@настроение: Волшебное, как всегда...Туманном покрыто сейчас...

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

18:23 

Гости...

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Снова замелькал белый мрамор городской дороги, снова далекие звезды разливали свет на улицы столицы Королевства. Я и мои спутники шли молча, думая каждый о своем. На лице Тиллиона читалось сомнения, в глазах Кристиана горела ярость, и лишь Ольморо был спокоен и расслаблен. Я же все еще мысленно находилась во дворце, и пыталась понять, действительно ли встретила взгляд Королевы, или мне только показалось. Эльфы, шедшие с нами ранее, куда-то исчезли, улицы стали безлюдными, и лишь редкий прохожий свой сияющей грацией осанки рассекал полумрак ночи. Мы вышли на главную площадь, Ольморо прошептал что-то, и уже через миг перед моими глазами возникли наши единороги.
- Куда мы поедим? – спросил Кристиан. – Вернемся в лагерь за крепостной стеной, или переночуем в городе?
- Не думаю, что это было бы правильно…- начал было старший из братьев-эльфов, но Ольморо его прервал:
- Полагаю, что мне известен человек, который бы согласился предоставить нам ночлег, - решительно произнес он, оглядываясь на спутников. – Прошу за мной.
Мы поехали следом за юношей. Нам снова пришлось перенести подъем, но наконец мы остановились у увитого диким виноградом крыльца. На нем, опираясь на длинный деревянный посох, стоял старец, ранее видимым мной во дворце. Он в молчании смотрел на звезды и, казалось, не заметил прибытия гостей.
- Мастер, - тихо прошептал Ольморо, преклоняя голову, но старик не отозвался. Тогда он чуть громче произнес:
- Прошу прощения!
Старик вздрогнул, и пристально посмотрел на светловолосого эльфа, а затем, покачав головой, окинул всех нас взором. Его странные неживые, но чересчур подвижные глаза вдруг вперились в меня, и он наконец произнес, как бы ни к кому не обращаясь:
- Драугорогил так и не осознал величия сфер и важности межпространственных странствий, - затем он посмотрел на Ольморо и спросил:
- Какой ветер принес тебя и твоих спутников в Жемчужный город? Твой путь открыт перед тобой, но твоя дорога не совпадает с ним. Разве твоя забота нести это бремя?
- Ты знаешь ответы на все вопросы, Мастер. Зачем же задавать их? – ответил эльф.
- Затем, чтоб ты сам на них ответил, - мудрец прищурил взгляд, пытаясь разглядеть Кристиана, но тот еще плотней закутался в плащ. – Странно, что ты привел сюда тех, кому тут быть еще не время. Ты пытаешься восстановить естественный ход вещей, не зная закономерностей цепи всего мироздания. Это не принесет успеха твоим деяниям и не приблизит воплощения мечтам. Еще не время…
Ольморо смутился, но вскоре нашел, что ответить:
- Я выбрал время, теперь оно во власти случая.
- О, юноша! Ты так молод, и так еще глуп. Странно видеть в твоих руках Книгу Магии, когда твое сердце еще пылает огнем. Не нам суждено выбирать время, но ему нас. Но если ты начал игру, то уж изволь закончить.
- Обязательно, - уверил старца эльф. – А пока прошу предоставить мне и моим спутникам ночлег.
Как не странно, но старец улыбнулся и согласился. Мы снова спешились и прошли на крыльцо, где седой мудрец по-дружески обнял Ольморо, вслед за чем рассмеялся…

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

18:24 

Лове-стори

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Итак, мы оказались в Жемчужном городе, в столице Зачарованного Королевства. Дом придворного мудреца был полностью завален книгами и свитками, сильно напоминаю палатку самого Ольморо. Книги лежали везде: на полках, на столах, в креслах и даже на полу. Светловолосый эльф тихо о чем-то перешептывался с хозяином, а Кристиан судорожно оглядывался по сторонам. Впрочем, оглядеться тут действительно стоило: на стенах висело множество полок, заставленных разноцветными бабочками и сосудами, в которых плавали какие-то странные, обезображенные существа. В углу висели разнообразные посохи, палочки и жезлы, расточающие в комнате голубоватый ореол.
Мудрец подошел к золотому колокольчику и тяжело опустился в кресло, на котором он висел. Затем, еще раз окинув всех нас взглядом и разочарованно покачав головой, протянул руку и дернул за тонкий золотой язычок. Через пару минут в комнату вбежала маленькая семилетняя девочка со светлой кудрявой головкой.
- Проводи их, - «по-доброму» приказал тот ей.
Девочка кивнула в знак согласия и вышла за дверь, а мы уже двинулись следом за ней, когда мудрец попросил меня остаться. Ольморо кивнул, и большая дверь скрыла от меня знакомые лица. Мудрец открыл книгу и спросил, знаю ли я, кто я. Я ответила, что слышала мимоходом. Тогда он сказал, что завтра меня ожидает испытание, о котором мне лучше расскажут мои спутники, чем он, и, пожелав спокойной ночи, указал взглядом на дверь. Я тихо вышла.
Тиллиона и Кристиана не было, а Ольморо сидел в высоком тисовом кресле и читал.
- Кто это такой? – спросила я у эльфа.
- Сам точно не знаю, - рассеянно отозвался он.
- Как же ты можешь его не знать! – с удивлением воскликнула я. – Ты же тут столько лет живешь!..
- Не многим больше тебя, Сильвин, - раздраженно поправил меня эльф, и все же отложил книгу. – Видишь ли, этот человек живет в Королевстве с самого его создания. Ни одна душа не ведает откуда он пришел, зачем, и когда он покинет грани этого мира. Но за все то время, что он был здесь, его магия не раз приходила эльфам на помощь, он всегда оказывался рядом в трудные времена, давал мудрые советы. В конце концов, он основал Школу Высший Магии, и сам часто давал в ней уроки. Его вклад в образование неописуем. Когда эльфы только пришли в эти края, он стал обучать их целительству, открыл лазареты, воздвиг дворцы.
- А сам-то ты его откуда знаешь?
- Я был учеником его Школы, - равнодушно отозвался Ольморо. – Это все?
- Да, - ответила я, сознавая, что отвлекаю его от любимого дела. – То есть нет…не совсем. У него хоть имя-то есть?
- Конечно, и не одно. Кто его зовет Учителем, кто Мастером, кто Советником, но как он зовется на самом деле, никто этого не знает. Но для тебя он Регент, хотя пока лучше никак его не называй.
Я решила прекратить допрос и прогуляться по городу. Ночь стояла дивная, пели какие-то ночные птицы. Я пошла к городским воротам, не зная закрывают ли их на ночь или нет. В эльфийских домах, что проще было бы называть маленькими дворцами горели свечи, слышались смех и музыка. Эльфы не спят, поэтому и жизнь в городе не умолкает ни на миг. Вдруг в тени раскидистого дерева я заметила фигуру в темном плаще, закупанную так, что лицо разглядеть было нельзя. Я осторожно подошла к ней ближе и только тут узнала это существо. Им был Кристиан…
Он стоял в тени, и смотрел в раскрытое окно дома напротив. Тонкая ткань, что должна была его закрывать от взглядов любопытных прохожих, колыхалась при дуновении малейшего ветерка и давала возможность заглянуть внутрь комнаты.
Комната, судя по всему, была детской. Светлые стены, расписанный тонкими узорами потолок и крошечная колыбель, у которой сидела грустная женщина, все говорило в пользу именно этой теории. Кристиан пристально вглядывался в окно, и когда ветер откинул с его головы капюшон, о котором вампир видимо позабыл, я заметила в его стеклянных глазах слезы. Это было странно, до нелепости странно, видеть плачущего вампира. Тот образ, который сложился в моей голове, то впечатления, которое оставил мне сам Кристиан, совершенно противоречили тому, что сейчас видели мои глаза.
- Кто это? – тихим шепотом спросила я.
Кристиан вздрогнул и, посмотрев на меня, вздохнул:
- Теперь уже не важно…
Он снова скрыл лицо под тяжелой темной тканью плаща и пошел куда-то вниз. Я решила к нему присоединиться. Возможно, с моей стороны это было невежливо, неправильно, некорректно, но мне во что бы то ни стало, захотелось узнать, что это за женщина и что скрывает вампир. Мы шли молча по каменной белой дороге, где-то на небе начался звездный дождь, и маленькие светлые точечки начинали приближаться к земле. На какое-то время я так прониклась этим невиданным зрелищем, что даже забыла о собственных планах. Мы были уже на крепостной стене, когда я наконец очнулась и сбросила с себя оцепенение.
- Кристиан, кто это была?
- Это уже не важно, - повторил он те же слова, что некоторое время назад уже разрезали воздух.
- Возможно и не важно, - решила с ним почти согласиться я, - но мне интересно. Расскажи…
Кристиан посмотрел на меня с грустью, но я знала, что он не сможет отказаться. Это был приказ, мягкий, но все-таки приказ. Я уже сказала, что возможно тогда поступила не совсем правильно, но на тот момент времени большая часть моей совести спала и я поставила перед собой четкую задачу, а отступать, то ранее, что сейчас, никогда не входила в мои правила.
Но Кристиан уже начал свой рассказ:
« Давно, еще до тех пор, когда начались войны, у наших соседей были две дочери. Одна из них, старшая, стала женой графу…с тех пор прошло много времени, я уже не помню его имени, хотя это странно. Вторая же, Эльдариэль, росла самым счастливым в мире ребенком. У нее было все, лучшие платья, игрушки, книги, лошади и единороги, родители старались выполнять все ее капризы, но…Единственным, что было ей запрещено, так это общаться с нашим домом. Но, как известно, что запретно, то более всего влечет. И дело не в том, что Эльдариэль была капризной или циничной девушкой, нет, она была прекрасным ангелом, но так вышло, что на одном из праздников Графства мы с ней встретились. Странно, но с тех пор мы каждый третий день вместе бродили в окрестных лесах, ездили верхом…
Это было лучшее время, и однажды я понял, что люблю ее. Нам пришлось многое пережить, чего стоило только примирить наши две семьи, однако мы нашли для себя опору – любовь, - и с ее помощью переменили мир. Мы били обвенчаны, в их замке меня любили, как сына, а для моих родителей она стала дочерью, которой у них никогда не было.
Но затем в Королевство пришла тень, и я покинул дом. Свадьба была назначена на месяц Голубой Луны в год моего возвращения домой, но Судьба решила иначе, и я вернулся вампиром. Разумеется никакой свадьбы быть не могло. Дело даже не в том, что наши чувства изменились, нет, они были выше всего этого, выше жестокости и вражды, и для Эльдариэль было не важно, эльф я или полувампир. Но уже мой отец не мог допустить, чтоб этот ангел обрек себя на те муки, что ожидали бы ее рядом со мной. Здесь он был прав, я в этом мире изгой, я чужой, чтобы я ей мог дать? Боль, потери, разочарования…Она росла среди равных, высших, среди могучих и мудрейших эльфов, и стать женой вампира для нее все равно, что стать самой вампиршей.
Отец настаивал, чтобы я просто ушел из ее жизни, стер себя и нашу любовь из хранилища ее воспоминаний, чтобы избавить от боли. Они с матерью были готовы солгать ей, что я мертв, что для меня нет возврата, но я знал, что она пойдет за мной. Она меня слишком любила, чтоб отпустить без борьбы, и я пришел к ней.
В тот день, она была так прекрасна, а каким неземным сиянием озарилось ее лицо, когда она узнала меня. Я долго не мог ей ничего рассказать, а она…Она что-то шептала о нашем счастье, она даже вышивала нам свадебное знамя и общий семейный герб, а потом мы долго молча смотрели друг другу в глаза. С тех пор как я преобразился, прошло очень мало времени, и я еще не был так бледен, поэтому она не сразу заметила все эти перемены. Но все же заметила…Я все ей рассказал, а она умыла солнечный день своими многочисленными слезами, она знала, что мне придется уйти, и молила взять ее с собою, но я отказался. Я сказал ей, что буду вечно ее любить и всегда буду рядом, но никогда – вместе, что моя любовь отнимет у нее крылья, что ранее дала, и лишит счастья. В конце концов я ушел, и оставил ее наедине с ее болью, но ведь я не мог остаться.
Затем я покинул Королевство, ушел вместе со смертными во Внешний мир, но свет ее любви ко мне всегда сиял для меня путеводной звездой, и даже в самые темные и лихие времена ее сверкающий образ стоял перед моими глазами. Я не могу сказать, смогла ли она похоронить в себе нашу любовь, забыть мой голос, цвет грустных глаз, или эти воспоминания так же сжигают ее и ныне, но, как бы там не было, она осталась, а я ушел. И было бы странно, если бы этот ангел мог остаться один. Рядом с нею, даже во времена юности, всегда были прекрасные кавалеры, но она не могла их заметить, и потому в скорби своей Эльдариэль была выдана замуж. Не так давно, и не так, как планировали мы. У нее теперь есть дитя, но с тех самых пор, когда я окинул ее на исходе первой эпохи, ни один солнечный луч не сумел осушить ее слез, ни одна песнь не нарушила горя обреченности и покорности Судьбе, ни одна ласка мужа не вселяла в нее не то чтоб любовь, но хотя бы уважения. Я знаю, она все так же любит меня, а я все так же не могу быть с ней, хоть и любовь моя не угасла…»

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

18:25 

Тайна раскрыта

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Следующее утро раскрасило небосвод в радужные цвета, и только накануне вечера я вспомнила об испытании. Я обратилась с вопросами к своим спутникам, но те промолчали. Когда же на небе зажглись первые звезды, мы покинули дом Регента и отправились на главную городскую площадь. Там была назначена казнь…
Меня это так же шокировало, как и тебя, мой друг. Казалось бы, эльфы…и казнь. Сейчас, вспоминая этот день, я могу сказать, что поступила верно, и только в глубине души продолжа удивляться, откуда во мне взялась та дерзость и смелость, раз я не только посмела прервать Мастера, но и спорить с самим Королем. Как бы то ни было, мне, пожалуй, следует, рассказать, в чем же дело…
Один из клана вампиров был найден утром у ворот города накануне вечером. Это считалось за несказанную дерзость со стороны изгнанного племени, и эта дерзость заслуживала собою смерть. Однако, по мнению Королевы, решать Судьбу случайного вампира следует всему городу Королей, и посему, вопреки традициям был созван Круг Совета и назначен суд. Когда провели вампира, у меня на глазах навернулись слезы, я отвернулась, сердясь в душе, что эльфы взяли меня на столь мерзкое мероприятие.
Эльфы спорили долго, Луна из восточной половины горизонта переметнулась в западную, и начала тускнеть. Тогда наконец площадь умолкла, и совет должен был вынести приговор. Все это время я молча стояла, стараясь не слушать. Я не знала хорошо здешних законов и правил, но когда Совет произнес: «…столь дерзновенный поступок, исключающий из себя все возможные размышления о дальнейшей Судьбе и сомнения в верности выбранного нами решения…», - я не смогла сдержать голос протеста, который всегда просыпается во мне, если кто-то поступает подло (не уверена, что точно могу сказать, подло ли это было для эльфов, но это противоречило моему мировоззрению):
- Нет!!!
Мой голос повис в той тишине, в которой произносился приговор, и все головы эльфов и эльфиек, магов, чародеев и, возможно, людей обратились ко мне. Король резко встал и грозно посмотрел на меня. Мне было, мягко не говоря, не по себе, я даже подумала, что меня лишат жизни вмести с этим вампиром. Но тем не менее, вопреки всем своим чувствам и ощущениям, я продолжила:
- Не ужели можно лишать существо, не важно, кто это, вампир ли, оборотень, эльф, человек, так просто жизни? Что он сделал, всего лишь уснул у ворот в Королевский дворец? Это смешно! Возможно, он всего лишь утомился, он ведь не так вынослив, как все те, что тут собрались. Днем он должен укрываться от солнечных лучей, а что защитит его лучше, чем тень огромного дворца? Нельзя судить о ком-то по тому, что он носит, как выглядит, какие у него уши или форма зубов. Какая разница к какой расе относится существо? Ведь если б эльф уснул на пороге, допустим, что эльфы все-таки спят, ему бы никто не назначил наказания, по крайней мере, несущего смерть!..
Я говорила что-то очень долго, основываясь в своей речи на уроки о расизме в английском, обществознании, истории, психологии и литературе. Когда же я наконец закончила, я увидела, как на меня смотрит Король и все эльфы
- Кто ты? – спросил правитель Королевства.
Мне так и не терпелось спросить: «Ответ «я нездешняя» вас устроит?», но догадалась промолчать. Я молчала и не знала, что делать. С одной стороны в голове звучали слова братьев-эльфов о «крови эльфийского Короля», с другой просьба Ольморо ничего не говорить о своем происхождении. Не знаю, сколько бы я еще стояла, если бы не одно странное происшествие. Помните, я говорила вам о кулоне, о том серебристом цветке, что дала мне в подвале Эртин? Все это время он был со мной, я носила его так, чтобы цветка никто не увидел, ведь знали о нем лишь трое моих спутников. Но в этот миг сам кулон и цепочка, на которой он висел, засветился, и когда свет наконец исчез, мою шею обвивал длинный хвост золотого феникса, что теперь сидел у меня на левом плече и дерзал в клюве белую розу. Затем он взвил в воздух, очертил над площадью круг, осыпая всех сияющими перьями и закружил в метре над моей головой.
Я не знаю, что все это значило, но Королева, проследив торжественный пируэт птицы, встала и стала всматриваться мне в лицо, а все эльфы, что стояли рядом со мной склонили своим головы…

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

18:26 

После переезда в замок

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Уже следующим утром мы со спутниками перебрались в замок. Я ожидала, что смогу получше узнать Правителей, хотя, возможно, теперь их стоило бы называть родителями, но этого не произошло. Они не только не раскрыли для меня своих загадок, но окружились еще более таинственным ореолом. Постоянно в поле моего зрения появлялся Регент, именно таким стало для меня его официальное имя. Пять часов в день он давал мне уроки. Среди них была астрономия, мифология, великое множество «нормальных» наук, вроде физики и математики, ну и, разумеется, эльфийский, который стал для меня почти родным.
Что ж касается моих друзей, наши жизни встали на перепутьях дороги. Ольморо, как выяснилось, предстояло еще лет десять обучения в Эльфийской Академии Магии под началом самого Регента. Тиллион же был вынужден продолжать воинскую службу. Что же касается Кристиана, одного из наиболее понятных мне существ, то здесь мне сказать что-то сложно. Он изгнанник в мире эльфов и его тень стала его проклятьем. Однако, насколько я поняла, он наконец нашел способ для собственного уничтожения, хотя до сих пор и не говорил с нами о нем. Мне, в отношении его, остается только надеется, что он не сделает глупостей, мне бы не хотелось его потерять.
Но все же самым главным открытием за последнее время для меня стало истинное лицо Королевства. Оно стало удивительно светлым, добрым и по-настоящему волшебным. Конечно, все это было и раньше, но только сейчас я поняла, насколько была права Эртин, говоря, что «в этом мире нет зла и боли». Ко мне вновь вернулась привычка ходить по окрестностям, изучая их, любоваться красотой окружающего мира. Наверно, во мне и в правду проснулся настоящий эльф, я стала писать стихи, и они все, в своем большинстве, по-светлому добрые. Но вся эта утопия, в которую я вдруг попала из жестокого и грубого мира, нарушалась человеческим любопытством…

@темы: Иносказательные повести. Разгадаешь?, Неоконченный роман

my soul in the sporran

главная